Информационное агентство «Малороссийский Вестник» / Что дальше, русские? Судный день для Украины – или…

Что дальше, русские? Судный день для Украины – или…



Что дальше, русские? Судный день для Украины – или…


Фото: vk.com/myfeo_ru/Globallookpress, Getmilitaryphotos/shutterstock.сom

Царьград рассказывает, как террористы смогли устроить диверсию на суперважном для страны объекте – Крымском мосту. И чего нам ждать дальше, если мы не ответим на наглую операцию, которую фактически прохлопали спецслужбы России?



Минобороны Украины поиздевалось над Россией, причём нарочно выступив на английском языке в соцсетях, чтобы зацепить посильнее. Мол, два символа взорваны: крейсер «Москва» и Крымский мост.

Что дальше, русские?

– спрашивают они у нас.

И нам точно надо дать им ответ – быстрый, точный и чёткий. Тот самый, который зампред Совбеза Дмитрий Медведев назвал «Судным днём», комментируя ранее возможность именно такого удара – по Крымскому мосту.


Это спланированная акция, которую мы прошляпили


Первый министр госбезопасности ДНР Андрей Пинчук напоминает фразу, которую приписывают генералиссимусу Суворову, но произнесённую в действительности Императором Николаем II: «Перманентная оборона ведёт к поражению».

Это о том, как наши войска – из наступающих, освобождающих, защищающих, сильных – вдруг превращаются в обороняющиеся, и тогда встаёт вопрос, чтобы защитить какие-то свои объекты, освобождённые ранее населённые пункты.

Теракт на Крымском мосту: подробности в онлайн-трансляции

И у ситуации с Крымским мостом тоже есть системные первопричины, считает Андрей Пинчук.

Непосредственно само преступление – давайте вещи своими именами называть – это высокопрофессиональная акция врага, который организовал её, приурочив ко дню рождения нашего президента, и исполнил, несмотря на все заверения высоких должностных лиц, что Крымский мост находится под абсолютной защитой,

– отмечает Пинчук.

Соответственно, здесь надо также прямо говорить о том, что наши силовики проморгали хорошо спланированную диверсию.

И ведь это очень напоминает опять-таки историю подготовки и проведения убийства Дарьи Дугиной. Вспомните, как легко проникла на территорию России агент украинской разведки Наталья Шабан (Вовк), прикрывшись дочерью-подростком, – месяц жила в столице, следила за своей будущей жертвой, заложила взрывчатку и нажала кнопку.

И здесь речь идёт не о банальном подкупе каких-то людей, ответственных за контроль проезда автомобилей по дорогам страны и непосредственную охрану моста.

Вот представьте себе: вызывает подчинённого начальник и говорит: «Взорви-ка ты мост где-нибудь, например в Киеве». И тот начинает сидеть и думать, как же это сделать. И до того, как заплатить (предателям) деньги, нужно сначала найти этих людей, установить с ними контакт, отыскать какие-то «тонкие струны души». Это же не такой простой процесс,

– объясняет Пинчук.



Предатели и агенты СБУ – среди нас


Далее. Как известно, фура (предварительно, к слову, надо было ещё подыскать подходящее средство транспортировки начинки, выкупить её) заезжала с краснодарской стороны, преодолев довольно значительное расстояние. И где-то по пути в неё заложили взрывчатку, которую, понятно, постарались максимально спрятать от возможного досмотра.

А ведь и сами боеприпасы тоже надо было откуда-то доставить – вероятно, с территории Украины, поскольку поиск их в самой России чреват провалом. Следовательно, курьеры должны были миновать кучу блокпостов по маршруту следования и на въезде в страну.

Как это сделать из какого-нибудь кабинета?

– задаётся вопросом Андрей Пинчук.

Надо ведь ещё синхронизировать проезд фуры с подкупленными работниками, которые пропустят её, да и «подтянуть» всё это максимально ко дню рождения Путина. Значит, выверить время её прохождения с графиком движения соответствующих цистерн с воспламеняющимися устройствами. Это алгоритм, технология абсолютно не какого-то абстрактного характера. Просто она привязана к определённой тайной рутинной работе сотрудников, которые организовали, выполнили приказ своего руководства – конкретно Зеленского или иностранных спецслужб, всё равно. Они достигли своего результата,

– выдвинул свою версию первый министр госбезопасности ДНР.

Учитывая, что взрыв произошёл одновременно с прохождением по ж/д мосту состава с топливными цистернами, есть ещё и фактор предательства со стороны железнодорожников, которые предоставили информацию о поезде.

Всё было спланировано до секунды: нужно было оказаться в нужное время в искомом месте, чтобы нажать кнопку, чтобы взорвать таким образом цистерны,

– считает генерал ФСБ в отставке Александр Михайлов.

В свободном доступе, как рассказал Царьграду источник, знакомый со спецификой железнодорожных грузоперевозок, информации о движении товарняков действительно нет. Но существует служебное расписание, которое может при этом меняться несколько раз за день в зависимости от целого ряда факторов. Поэтому непосредственные руководители теракта, командир диверсионной группы например, точно знали, что нужный состав в такое-то время вышел из заданной точки, миновал одну станцию, другую, третью – и приближается к самому мосту.

Но и это не означает, что задача решена, пояснил Царьграду экс-сотрудник спецслужб Антон М., поскольку существует риск, например, остановки уже начинённой взрывчаткой фуры где-то на подъезде к объекту. Следовательно, подобные проволочки должны быть устранены или решены каким-то образом заранее.

Грузовик, есть такие данные, и впрямь останавливали – непосредственно перед въездом его тормознули гаишники, но досмотр был формальным: инспектор просто заглянул внутрь полуприцепа – и всё. А непосредственно функция охраны моста возложена на управление ведомственной охраны Минтранса, в распоряжении которой, по идее, находятся и специальные комплексы, способные «просветить» любой транспорт и проверить, есть ли там взрывчатка.

Однако грузовик не прошёл сканирование, уверен генерал Михайлов. Возможно, потому что на фуре стояли российские номера – или по какой-то ещё причине.


Юстас, почему мы не узнали о подготовке диверсии: Где наши Штирлицы?


Вся работа спецслужб, продолжает экс-министр госбезопасности Андрей Пинчук, по обеспечению охраны любого стратегического объекта (по соблюдению гостайны, антитеррористической защищённости и т.д.), строится всего лишь по двум направлениям.

Первый – обеспечение разных видов режимов: выставление блокпостов, обеспечение секретности – в зависимости от специфики.

А вот второе, более эффективное и важное, – это работа в среде противника, чтобы получить упредительную информацию, нанести своевременный удар и так далее.

И когда господин Буданов, начальник военной разведки Украины, который, судя по всему, акцию организовывал, только задумается провести теракт на территории России, у него в жизни должны произойти такие судьбоносные изменения, которые эти планы способны пресечь. И задача наших спецслужб в такой ситуации – это своевременное получение информации, приобретение своих Штирлицев в окружении этого Буданова и проведение активных мероприятий,

– подчёркивает Пинчук.



Когда наступит Судный день для врага, очень давно растоптавшего все линии?


Реакции военно-политического руководства страны до настоящего времени (на момент публикации материала) не поступило.

Нет информации и об ответных ударах по стратегическим объектам, в том числе и по тем, на которые обратил внимание министра обороны и начальника Генштаба в своём ТГ-канале учредитель первого русского телеканала Царьград Константин Малофеев.

На картинке, опубликованной им, наглядно даны «целеуказания» – три крупных моста в Киеве, по одному – в Днепре и Кременчуге. Это для начала.

Однако Андрей Пинчук полагает, что вряд ли сегодня-завтра эти мосты перестанут существовать – в качестве начала того самого Судного дня, которым грозил в случае удара по Крыму зампред Совбеза Дмитрий Медведев.

Наши высокопоставленные чиновники приезжали в Изюм, Купянск и Балаклею и говорили: «Россия отсюда не уйдёт никогда, мы вам обещаем». И что? (Ушли ведь оттуда) Поэтому и Судный день может быть и «ссудным». В смысле – может, мы ещё ссуду им какую-нибудь дадим, опустим цены на транзит газа, что-нибудь другое,

— говорит экс-министр госбезопасности ДНР.

Какие-то ракеты, не исключает он, вероятно, всё-таки куда-то полетят. Но следует давно осознать, что ракеты, несмотря на всю их эффективность, не панацея. И попытка пересмотреть приоритеты – тоже, наверное, случится. Только вот каким станет конечный итог?

Пока ещё мы что видим? Мы три дня назад слышали призыв к украинцам от третьего лица в государстве, госпожи Матвиенко (спикера Совета Федерации.Ред.), сесть за стол переговоров. Понимаете? Это маркеры настроения власти. Это значит, что власть всё ещё хочет, и не просто хочет, а умоляет о «договорняках», – прямо говорит Пинчук. – А пока в головах будут «договорняки», эти настроения будут транслироваться и на уровне исполнителей.

По его мнению, лишь когда власть осознает реальность в том неприглядном виде, в котором она есть – и с точки зрения угроз, и с точки зрения последствий, и с точки зрения реального положения дел у нас в стране, а не парадных докладов и красивых отчётов, до этого момента такой люфт на «схематозики» будет сохраняться с соответствующей ретрансляцией исполнителям. И исполнители будут себя вести соответствующим образом.

Как только украинские руководители рогами упёрлись и сказали, что они будут воевать до последнего, до смерти, с Россией, – это стало как электрический импульс, который перешёл ко всем. И я вас уверяю, после этого перестроились и сотрудники их спецслужб. А пока я этого импульса у нас не вижу. Как только он появится, то сразу появятся и офицеры, и всё остальное. Они есть, просто у них задачи сейчас несколько иные,

– проводит аналогии Андрей Пинчук.


Кто из детей элиты оказался на фронте?


Сейчас, напоминает он, тысячи, а вскоре, наверное, сотни тысяч русских мужчин отправятся на фронт. Некоторые – потому что разделяют точку зрения (о проведении СВО), другие – поскольку подпали под мобилизацию.

Вот у нас так красиво, знаете, некоторые губернаторы выступают и рассказывают о том, как они там помогают мобилизованных собирать на фронт. А почему ни один вице-губернатор не возглавил ни один из региональных батальонов? Почему ни один из замечательных детей элиты (за исключением Аксёнова и Кадырова – они всё-таки такие war-lord’ы, но они не в стержневой основе нашей элиты) не оказался на фронте? Из детей политической элиты, руководителей?! А я вас уверяю, что если бы так, как когда-то, допустим, императорские дети – как бы по-разному к монархии ни относиться, но они шли в госпитали, мужчины – на фронт, потому что аристократия формировалась всегда в войне, а потом уже деградировала или, наоборот, усиливалась в мирной жизни,

– размышляет Андрей Пинчук.

И вот, продолжает он, когда у нас некоторые делали заявку на аристократию, и началось то, что принято называть СВО, хоть и со всеми признаками войны, где эти люди? Где дети Романа Абрамовича (олигарха, который на своём личном самолёте вывез приговорённых к смертной казни иностранных наёмников в рамках обмена.Ред.)? Где дети министров?

Мобилизация для властной элиты стала абсолютной пугалкой. А это точка водораздела, та «красная линия», которая между обществом и элитой прорисовывается всё сильнее. И вот пока на фронте не окажутся эти дети элиты, мобилизованные или ещё какие-то, пока там же не окажутся депутаты – не околовоенные типа Бородая, Саблина, Водолацкого, а люди с другими фамилиями, респектабельного формата, до тех пор будут договорные схемы. Они не умеют иначе, они так строили всю свою жизнь. Вы поймите, это их modus vivendi – тот образ жизни, который не является альтернативой. «Сегодня я передумал – и завтра я буду страшный воин» – так не бывает, нет этого переключателя. Это не просто какая-то приоритетная, а единственно возможная для них форма жизни, и переключателем, формированием реальной элиты, будет та ситуация, когда они на фронте будут сидеть,

– резюмирует эксперт.



Что с того?


А вот что касается насмешки Минобороны Украины, задавшего вопрос «Что дальше, русские?», Пинчук признаёт спокойно: они – наши враги и они одержали несомненную победу. Поэтому так и пишут.

Знаете, Сталин когда-то говорил: «Чекист не может работать плохо, у него всего два пути – или на повышение, или на расстрел». И у нас на самом деле всего два пути – или победа, или поражение. Проблема в элите – они считают, что у них есть третий путь: выпустим пар, где-то что-то сделаем, убедимся в том, что не получается тот самый «договорняк», который на коленях вымаливаем, унизительно вымаливаем у Запада,

– отмечает Андрей Пинчук.

В первом случае общество собирается, мы перестаём имитировать мобилизацию экономики и промышленности, которой нет на самом деле. И тогда мы каждый раз любому зарвавшемуся чиновнику, который рассказывает о том, что мобилизованные солдаты обеспечены всем необходимым и у них всё хорошо, бьём не по рукам, а по морде. И мы видим, что наши лидеры, те, кто сам себя красиво называет элитой, совместно с обществом в едином порыве воюют в этой войне.

При таком повороте, конечно, мы победим.

А вот про второй и третий вариант говорить и не хочется. От слова «совсем».

9-10-2022, 00:29
Вернуться назад