«Я видел кадры, как бандеровцы убивали грудничков о забор»: Жёсткая оценка Баранца теракта в Сушанах



«Я видел кадры, как бандеровцы убивали грудничков о забор»: Жёсткая оценка Баранца теракта в Сушанах


Фото: Mykola Tys/Globallookpress

Сегодняшние события в Брянской области пока не получили должной холодной оценки — слишком свежи эмоции. Но одно стало очевидно — началась война против детей России. В интервью Царьграду Виктор Баранец честно объяснил, что произошло.



Царьград: Виктор Николаевич, буквально на прошлой неделе мы записывали с вами интервью, где вы дали честную оценку ситуации в зоне СВО. Теперь хочется услышать честную оценку того, что происходило на протяжении этой неполной недели. Сегодня только четверг, а мы уже обсуждали и атаку беспилотников, и события в приграничье РФ.

Виктор Баранец: Самая жгучая боль для меня сейчас связана с тем, что эти варвары напали на автобус, напали на людей, напали на детей — на самое святое, что у нас есть. Сегодня, когда я видел эти кадры, когда читал это, почему-то вспомнил памятник советскому солдату в Берлине. Вы знаете, что там воин-победитель, солдат-освободитель держит на руках маленькую девочку, которую он сумел спасти под пулемётными и автоматными очередями фашистов, оттащить её от убитой матери. Спас. Вот этой спасённой девочке, которая символизировала Европу, вот этому красноармейцу, солдату-спасителю, и поставлен памятник.

Я сегодня узнал об этом варварском теракте и почему-то вспоминал времена бандеровщины, о которой много читал, много видел в телехронике. Я видел, что бандеровцы ржавыми гвоздями прибивали беременную женщину к дереву, я видел кадры, где бандеровцы брали за ноги грудничков и били их об забор. И когда я сегодня размышлял над тем, что произошло, над этим террористическим актом, я думал — это же бандеровский почерк. Сегодня мы можем говорить, что украинская бандеровщина ничем не отличается от фашизма.



Виктор Баранец в эфире телеканала «Первый русский». Фото: Царьград

— Тут даже добавить нечего…

— А вот здесь возникают другие мысли. Мысли, которых я сам побаиваюсь, потому что привык честно размышлять. Первое чувство, которое у меня возникло как у военного человека — это чувство мести. Но мне даже в голову не приходит, чтобы какая-то ДРГ из российских солдат проникла на территорию Украины и расстреляла автобус с детишками, которые, возможно, ещё только ходят в садик и ещё не все слова выговаривают. Самое страшное, что можно придумать, — это покушение на детей. И самое страшное, что характерно сегодня для бандеровской психологии, идеологии — это такие теракты.

— А что можно им противопоставить?

— Мы должны задуматься над тем, в каком режиме живут наши прифронтовые области — они должны жить при другой психологии, при другой политике. Они вообще должны жить. К великому сожалению, прифронтовые области должны уже переключаться на жизнь, когда у них под балконом идёт война, когда лазутчики, бандиты, варвары, террористы пробираются в наши мирные сёла и города, и с этим надо что-то делать. Надеюсь, что из этого страшного теракта мы сделаем выводы.

Думаю ещё и о том, что после этого теракта не слышно голоса Европы, не слышно голоса Белого дома, Варшавы, Парижа, Берлина. Как будто ничего не произошло. Это ещё одно доказательство того, что лицемерный Запад отворачивается от этого бандеровского фашизма, и мы теперь ещё лучше видим его кровавое, коварное, не побоюсь сказать, бандитское лицо. Потому что Запад сегодня — это одна кодла с украинскими националистами и фашистами.

Сегодняшний страшный теракт должен нас заставить очень серьёзно задуматься, как мы должны жить не только в прифронтовых областях, а вообще во всей большой России, где сегодня ФСБ вылавливает диверсантов и террористов во всех концах страны. Это и Владивосток, и Хабаровск, и Чита, и Свердловск (Екатеринбург — прим. ЦГ). Я уже не говорю о тех терактах, которые они совершают с помощью беспилотников. Мне кажется, что сегодняшний теракт — это ещё один очень серьёзный звонок.


За все эти 8 лет на территории Украины, я сейчас не говорю про Донбасс — это не Украина, а в Киеве, Львове, Днепропетровске разве был совершён хоть один теракт? Те, кто защищал свою родину, я сейчас говорю о Донбассе, разве они выходили за границы своей территории, чтобы сказать: «Нет, вы должны жить так, как мы считаем нужным»? Хоть один акт был за эти годы? Нет, не было. Мы действительно ещё должны чему-то удивляться? Или остаётся только констатировать следующий теракт, который будет на территории России?

— У меня сейчас в голове мелькнула фраза, которую я сам боюсь: Аллея ангелов уже дотянулась до Брянской области. До Курской области, до Белгородской области. Не так давно губернаторы докладывали Путину, сколько мирных жителей погибло в результате террористических обстрелов в этих областях. Среди них часто мелькала информация о детях: 4 года, 5, 10, 12 лет. Война против детей — это пик фашистского мышления. Я не побоюсь повторить, что это и пик бандеровского мышления. И здесь возникает вопрос: как этого избежать?

Мы должны мстить за это? Но в наших прицелах никогда не будет детских лиц. Никогда не будет 4-летнего, 10-летнего мальчика, никогда. Потому что мы русские, мы отличаемся от этой бандеровской своры. Но я думаю, что этот варварский, нечеловеческий, зверский теракт должен получить отзвук и в нашем обществе, и в нашей армии. И это ещё раз доказывает, что мы всё делаем правильно, развернув СВО. Вот против этой своры, против этих тварей, против этих бандитов, против террористов, против этих фашистов и нацелена красная стрела нашей СВО. Может быть, ещё раз удастся прострелить заросшие свиным жиром бандеровские мозги.

Бывает, не только у бандеровцев, но и у некоторых украинцев возникает вопрос: а что вы делаете, зачем вы пришли? Вот мы пришли за тем, чтобы эти твари не убивали детей. Чтобы пришло время, когда больше ни на одну могилку где бы то ни было, в Донбассе, в России, на Украине, не увеличилась Аллея ангелов. Ради этого мы сегодня ведём СВО.