Война против Эрдогана. Провальный план Запада по Турции



Война против Эрдогана. Провальный план Запада по Турции


Фото: Gencyilmaz Baris/Shutterstock.com

У Реджепа Тайипа Эрдогана появился противник на выборах 14 мая, выдвинутый оппозиционным блоком «Народный альянс». Им стал Кемаль Кылычдароглу – лидер Народно-республиканской партии, основателем которой был первый президент современной Турции Мустафа Кемаль Ататюрк. Что ожидает нашего соседа, сможет ли устоять Эрдоган и чем это грозит России?



Итак, турецкие оппозиционеры объединились и выставили единого кандидата на выборы 14 мая, которые будут одновременно и президентскими, и парламентскими. Они уклонялись от этого шага, пока не было точно известно, когда состоятся выборы. Главная причина этого даже не в том, что объединившиеся против Эрдогана разношёрстные политические силы боялись применения против своего кандидата административного ресурса. Им было очень сложно договориться, и они больше всего опасались того, чтобы могут разругаться до выборов, если те не пройдут в ближайшее время.

Когда же с этим возникла ясность, появился, хотя и со скрипом, единый кандидат. Внешние кураторы турецких оппозиционеров, для которых Эрдоган – тоже кость в горле, приложили к этому, безусловно, огромные усилия.


Вы будете смеяться


Ирония истории заключается в том, что истинным продолжателем дела вернувшего Турции суверенитет секуляриста Ататюрка является умеренный исламист Эрдоган, а созданная основателем современной Турции партия возглавила сейчас смотрящие в рот Западу силы, чтобы его «слить». При этом неизбежно пострадает и Россия, которая помогла в своё время Ататюрку отстоять суверенитет (а перед этим и собрать Турцию), в чём и сейчас содействует Эрдогану.

Просто поразительно, что в Турции решили применить провалившуюся в Венгрии схему по устранению её властного, ненавистного Западу премьера Виктора Орбана, для которого имеют значение только национальные интересы своей страны. Против «диктатора» Орбана объединилась вся оппозиция – от крайне левой до крайне правой. Венгерские избиратели, однако, проявили зрелость, разглядев за этой комичной компанией торчащие уши Сороса и Госдепа США. И Орбан не только устоял, но ещё и упрочил свои позиции.


Почему оппозиция провалится в Турции, даже если победит на выборах?


Уже сейчас видно, что оппозиция предлагает Турции балаган. Согласно объявлению оппозиционного альянса (это была цена назначения единым кандидатом Кылычдароглу), лидеры пяти других оппозиционных партий станут при нём вице-президентами в случае победы на выборах. А затем к ним, вероятно, подтянутся популярные мэры Стамбула и Анкары – Экрем Имамоглу и Мансура Яваш. Семь вице-президентов! Такого не было даже в Шри-Ланке с её ущербными политическими традициями.


Вообще оппозиционеры намерены заняться демонтажем… президентской власти в Турции, сделав страну фактически парламентской республикой и усилив власть партий – своих, разумеется. Что потребует одновременного, хотя об этом вслух не говорят, закручивания гаек, чтобы держать в узде четыре партии, которые поддерживают Эрдогана, и их многочисленных сторонников. Это будет один к одному Пакистан, с погрязшей в коррупции олигархией, с помощью парламентских интриг и просто деспотически расправляющейся со своими политическими противниками под дудку Запада.

Распределение министерских постов будет определяться по числу депутатов, избранных от политических партий, входящих в «Народный альянс» на всеобщих парламентских выборах. Каждая из партий альянса будет представлена как минимум одним министром в кабинете,

– говорится в обнародованной в понедельник «Дорожной карте перехода к усиленной парламентской системе» оппозиционного альянса. При этом, в частности, назначение и освобождение министров будет производиться президентом, но «по согласованию с председателем политической партии, к которой они принадлежат».

По окончании перехода к усиленной парламентской системе членство в политической партии действующего президента, если таковое имеется, будет прекращено,

– сказано в дорожной карте. Это подразумевает, что у главы государства будет чисто церемониальная роль. Его многочисленные заместители будут иметь намного больше власти, так как это будут лидеры правящих партий и мэры крупнейших городов.

Понятно, что такой страной как Турция адекватно управлять подобная «политическая сороконожка» не сможет, воцарится анархия, оппозиционеры быстро разругаются, и все достигнутые на данный момент договорённости поползут по швам. Но это ни на Западе, ни среди оппозиционеров, похоже, никого не смущает. Поскольку у данной комбинации всего одна реальная цель – во что бы то ни стало свалить Эрдогана. Заставить его, оскорблённого и обиженного, уйти на покой, инициировать борьбу за власть в ныне правящей Партии справедливости и развития (ПСР), главой которой он является и у которой другого такого лидера нет.


Висит на волоске


Эрдоган объявил в понедельник, что нужно поскорее провести выборы, чтобы «сосредоточиться на ликвидации последствий землетрясений«. На данный момент число погибших в результате страшного стихийного бедствия превысило 46 тысяч человек. Свыше трёх миллионов человек переселены в более безопасные районы. Им оказывается всевозможная помощь. В целом правительство справляется с этим вызовом вполне достойно и не мелочится. Демонстрируя веру в свою звезду, Эрдоган хочет успеть подтвердить свою власть до сезона отпусков, экзаменов в учебных заведениях и религиозных праздников.

Какие же у кого шансы на победу? Согласно недавним опросам, обе коалиции идут ноздря в ноздрю. Их поддерживают примерно по 40% избирателей каждую. При этом в рукаве у Эрдогана есть административный ресурс, а у оппозиции – миллионы голосов держащихся в политике особняком курдов с турецкими паспортами (10-12% избирателей), которые в массе своей никогда не будут голосовать за Эрдогана и его партию по причине их жёсткой позиции в курдском вопросе.

Оппозиционеры обещают укрепить парламентаризм, демократическую систему, независимую судебную власть, «работать над тем, чтобы завершить процесс вступления» в ЕС, улучшить отношения с США. В их рядах много прозападных обывателей, испуганных активной внешней политикой Турции и озабоченных, прежде всего, экономикой и финансами, которые находятся в плачевном состоянии. Причём не в последнюю очередь именно из-за внешнеполитических амбиций Эрдогана.

В этих кругах недолюбливают Россию и её президента Владимира Путина, которого считают главным «покровителем», партнёром и соблазнителем Эрдогана. Короче, если оппозиционный альянс не развалится и сможет ангажировать турецких курдов, а избиратели не разберутся, что оппозиционный альянс липовый, у него появляется реальный шанс победить на выборах, если те будут честными. В любом случае более серьёзной угрозы для власти Эрдогана за последние 20 лет не возникало.


Всё может быть


Что же может реально противопоставить этому нынешний турецкий лидер?

Во-первых, энергичную ликвидацию последствий стихийного бедствия, чтобы сплотить турок вокруг общей беды и вокруг себя, как спасителя нации и помощника обездоленных. Это вполне может сработать.

Реджеп Тайип Эрдоган с супругой Эмин в госпитале для пострадавших от землетрясения. Фото: Turkish Presidency/Keystone Press Agency/Global Look Press

Во-вторых, учитывая озабоченность многих турок слишком активной внешней политикой, которая требует огромных ресурсов и часто ссорит Турцию с Западом, который, в свою очередь, вредит турецкой экономике и финансам, Эрдоган нуждается в каком-то эффектном миролюбивом внешнеполитическом жесте. Тем более сейчас, когда Турции необходимо как можно быстрее восстановиться после землетрясения. Вполне возможно, что таким жестом станет объявление перед выборами об урегулировании отношений с Сирией, экспансия в которой туркам обходится очень дорого и мало что сулит, сталкивает их с помогающими Дамаску Россией и Ираном.

Оппозиция Эрдогану спекулирует на этом, заявляя, что выведет из Сирии, устоявшей в инициированной Западом, Анкарой и некоторыми арабскими режимами гражданской войне, турецкие войска. Эрдоган может выбить у оппозиционеров этот козырь, анонсировав это сам. Информация о тесных контактах на этот счёт Дамаска и Анкары не раз становилась достоянием гласности.

В-третьих, президент Турции также может объявить перед выборами, скажем, о достижении договорённости с Израилем о совместной разработке и транспортировке в Европу колоссальных запасов углеводородов из Восточного Средиземноморья. Обе страны уже помирились после скандала, вызванного гибелью от рук израильского спецназа девяти турецких граждан на следовавшем в сектор Газа судне «Мави Мармара» в 2010 году. Их экономики расцветут в результате реализации этого амбициозного проекта.

В-четвёртых, безусловно, Эрдогану будет помогать, постаравшись при этом не подставиться самому, победить на выборах его закавказский союзник – Азербайджан Ильхама Алиева. Баку и Анкара вполне могут придумать что-то «духоподъёмное», чтобы «зацепить» турок. Озвучить, к примеру, идею «совместной армии» или что-нибудь по хозяйственной части с перспективой извлечения турками завидной прибыли.

В-пятых, Москва, несмотря на сплошь и рядом двурушническую политику Анкары по многим вопросам из-за важности Турции в качестве торгового партнёра, для обхода западных санкций и как транспортного коридора в мир, тоже может найти способы попробовать помочь Эрдогану переизбраться. Поскольку лучшего для России политика во главе Турции не было и не будет. Например, закрыть глаза на непоступление вовремя каких-нибудь платежей, чтобы перед выборами у турецких властей было побольше денег.


Нереально, но может прозвучать


Это из того, что можно сделать реально. Есть ещё ряд внешнеполитических шагов, способных произвести на турецкого избирателя благоприятное впечатление, хотя они вряд ли будут иметь серьёзное продолжение. Например, объявление Эрдоганом о начале строительства совместно с Азербайджаном и Туркменией Транскаспийского газопровода, в котором сейчас особенно сильно заинтересован Евросоюз. И не важно, что из этого проекта вряд ли что-то получится, ибо он противоречит интересам Ирана и России, а печальная история со взорванными конкурентами «Северными потоками» показала, насколько уязвим трубопроводный газ. Но это станет всем ясно потом, после выборов.

Нельзя исключать и какую-нибудь громкую пиар-акцию на ливийском направлении. Дальнейшего развития она тоже иметь не будет, ибо и соседний Египет, и Россия, и ЕС с США не хотят экспансии Турции Эрдогана в Ливии, на половину территории которой она сейчас оказывает через своих прокси заметное влияние. Однако всё это тоже проявится лишь после выборов.

Вряд ли для пиар-акций Эрдогана подойдёт Украина – там ловить нечего. О «Великом Туране» тоже лучше на время забыть. Среднему турку дела до него сейчас нет, его больше беспокоит высокая инфляция и последствия землетрясения.



А вдруг Греция?


Есть, правда, ещё один, маловероятный и очень рискованный способ, как гарантированно победить на выборах, несмотря на провальную ситуацию в экономике. А именно – затеять небольшую победоносную войну с Грецией, отобрав у Афин ближайшие к Турции острова в Эгейском и Средиземном морях или даже компактно населённую мусульманами греческую Западную Фракию. Соответствующие угрозы Анкара неоднократно озвучивала. Турция давно переросла границы, которые ей прописали европейцы 100 лет назад после поражения турок в Первой мировой войне и развала Османской империи.

Выморочные в демографическом плане и уже фактически захваченные нелегальными мигрантами из мусульманских стран, эти острова мешают туркам заниматься хозяйственной деятельностью. Если Турция смогла одолеть Грецию, члена НАТО, на Кипре полвека назад, она тем более сможет это сделать сегодня. Ибо её вооружённые силы намного сильнее греческих, а населения и экономического потенциала – в разы больше. Греция также оттолкнула от себя своего исторического союзника и создателя – Россию, а США с Францией вряд ли в случае чего её защитят. Таким образом, очередная максимально скоротечная греко-турецкая война – дело не невозможное, если Эрдогана совсем припрут к стенке.


Что с того?


Получается, что, чтобы победить на выборах и сохранить в дальнейшем контроль над страной в неблагоприятных экономических условиях, Эрдогану определённо придётся умерить свои внешнеполитические аппетиты, поглощающие огромные и всё более дефицитные ресурсы. Поэтому Турция, скорее всего, сосредоточится в обозримом будущем на том, что у неё под боком, – Сирии и Израиле, чтобы оставить сэкономленные средства работать внутри страны. У Турции по большому счёту нет ресурсов быть великой державой. Поэтому, чтобы не вылететь в трубу, Анкаре придётся вести себя скромнее – и с Эрдоганом, и тем более без него. Что же касается России, то нынешний турецкий лидер, несмотря на многочисленные оговорки, всё же наш кандидат. Без него Москве и русским будет сложнее.