Начало или конец войны: 5 главных вопросов о признании Россией республик Донбасса



Начало или конец войны: 5 главных вопросов о признании Россией республик Донбасса


Источник изображения: ТАСС

Вечером 21 февраля президент России Владимир Путин заявил о признании Донецкой и Луганской народных республик, подписав с их руководителями договоры о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи. Министерству обороны РФ поручено обеспечить поддержание мира в Донбассе путем использования российских вооруженных сил. Мы разбирались, какие последствия судьбоносное решение Путина будет иметь для Украины, России и всего мира.




1. Означает ли признание ДНР и ЛНР конец войны в Донбассе?


Да. В своем обращении к россиянам, которое уже можно поставить в один ряд с Мюнхенской речью 2007 года, Путин акцентировал внимание на гуманитарных мотивах признания республик Донбасса. Первоочередная задача — прекратить огонь, гарантировать сохранность жизни и здоровья мирных жителей. Именно поэтому в указе президента РФ о признании ДНР содержится следующий пункт: «Министерству обороны Российской Федерации обеспечить до заключения договора, указанного в пункте 3 настоящего указа (договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи — прим. RuBaltic.Ru), осуществление вооруженными силами Российской Федерации на территории Донецкой народной республики функций по поддержанию мира».

Уже понятно, что Москва, Донецк и Луганск смогут без оглядки на Киев заключить договоренности, по которым российская армия открыто зайдет на территорию Донбасса. В ближайшее время это будет сделано.

Иначе история с признанием ЛДНР потеряет всякий смысл. Зачем нарываться на новые санкции Запада и ставить отечественную экономику под удар, если обстрелы в Донбассе не прекратятся?

Восьмилетняя гражданская война на востоке Украины однозначно подходит к концу. Но вопрос в том, что начнется после ее завершения.


2. В каких границах Россия признала ДНР и ЛНР?


Как известно, ДНР и ЛНР занимают примерно треть от общей территории Донецкой и Луганской областей. Все остальные города и районы с 2014 года считались временно оккупированными, хотя это и противоречило Минским соглашениям, которые значительно «урезали» территорию отдельных районов Донецкой и Луганской областей (ОРДЛО).

Зампред комитета Совета Федерации РФ по международным делам Андрей Климов уже заявил, что Россия признает ЛДНР в границах, которые сейчас «фактически установлены».

То есть на подконтрольные Киеву территории Москва пока не претендует. И это вполне логично.

Для выхода на границы Донецкой и Луганской областей придется реально вторгаться на территорию Украины. Завяжутся кровопролитные бои, которые для российской армии и местной Народной милиции (аналог Вооруженных сил) отнюдь не будут легкой прогулкой. Для России это означает и человеческие потери, и совершенно иной уровень санкционного давления со стороны Запада.


3. Будет ли Зеленский воевать с российской армией?


Сразу после решения Путина о признании ЛДНР в украинских СМИ и популярных телеграм-каналах поползли слухи, что Зеленский собирается ввести на Украине военное положение. Опять же, этого следовало ожидать. Давайте вспомним инцидент в Керченском проливе в конце 2018 года. Локальный эпизод, но Порошенко все равно использовал его как предлог для введения военного положения.

Что происходит сегодня? Путин приказывает Министерству обороны РФ обеспечить поддержание мира в Донбассе, российские войска открыто заходят на эту территорию. «А от тех, кто захватил и удерживает власть в Киеве, мы требуем незамедлительно прекратить боевые действия. В противном случае вся ответственность за возможное продолжение кровопролития будет целиком и полностью на совести правящего на территории Украины режима», — говорит президент России.

Но даже это не заставляет Зеленского объявить военное положение. Более того, в ночь с 21 на 22 февраля он записал довольно «беззубое» видеообращение к согражданам: осудил действия Москвы, обвинил ее в выходе из Минских соглашений, призвал к солидарности западных партнеров.

Об угрозе полномасштабного военного вторжения РФ, которая, казалось бы, стала реальной, не сказано ни слова!

«Мы на своей земле. Мы ничего и никого не боимся. Мы ничего и никому не должны. Мы ничего и никому не отдадим. И мы в этом уверены», — резюмировал Зеленский.

Как объяснить поразительную беспечность украинского лидера? Очень просто: он понимает, что Москва не собирается расширять существующие границы ЛДНР. В свою очередь, ВСУ тоже не собираются совершать резких телодвижений. Одно дело — заявлять о «войне с Россией», и совсем другое — реально открывать огонь по российским военнослужащим. Показательно, что ночь с 21 на 22 февраля в Донбассе прошла относительно спокойно.

Вообще, происходящее в Донбассе напоминает не шахматную партию, а спектакль по заранее прописанному и согласованному сценарию. В Берлине, Вашингтоне, Париже и Киеве наверняка знали о намерениях Путина признать ЛДНР (или имели это в виду). А в Москве наверняка знают, какой реакции стоит ожидать от западных партнеров в ответ на те или иные действия. С Крымом было примерно так же.

Есть вероятность, что повоевать с Россией (не во сне, а наяву!) отдельные украинские солдаты и командиры все же захотят. Но проживут они недолго. В конечном итоге Украина может согласиться на разведение сил и средств по всей линии соприкосновения в Донбассе, что приведет к окончательной заморозке конфликта.

Зеленского это устроит. Лично для него ситуация как таковая складывается не худшим образом.

Во-первых, президент Украины снимает с себя бремя Минских соглашений. Во-вторых, он наверняка получит от западных партнеров новые подачки в виде кредитов и поставок вооружений. А еще под шумок о «российской агрессии» можно развязать новую волну репрессий против политических оппонентов. Можно только посочувствовать членам партии Шария и «Оппозиционной платформы — За жизнь» (ОПЗЖ). Если раньше их просто «давили», то теперь «загонят под плинтус». Дай Бог, чтобы обошлось без физических расправ.


4. Означает ли признание ЛДНР конец Минского процесса?


Москва по этому вопросу заняла очень интересную позицию. «Из некоторых выступлений сегодня можно было понять, что ряд наших коллег готов похоронить Минские соглашения. Однако я хотел бы напомнить, что на момент заключения Минских соглашений ЛНР и ДНР уже провозгласили независимость. Тот факт, что Россия сегодня ее признала, никак не меняет состав сторон Минских соглашений, поскольку Россия таковой не является. Мы об этом неоднократно заявляли, и, таким образом, в этом плане ничего не изменилось», — заявил на заседании Совбеза ООН российский постпред Василий Небензя. А затем призвал Украину выполнять Минские соглашения.

Иными словами, Кремль оставляет Киеву пространство для дипломатического урегулирования конфликта.

Хотите о чем-то договориться с Донецком и Луганском? Обращайтесь к ним напрямую. Чисто теоретически возможно, что Украина пойдет на полное и безоговорочное выполнение Минских соглашений, после чего ДНР и ЛНР добровольно откажутся от независимости. Решение об их признании, таким образом, автоматически утратит силу.

Но на практике этого, разумеется, не произойдет. С точки зрения Украины Минский процесс теперь окончательно мертв. «Живым» останется только «нормандский формат», да и то не факт. Проводить переговоры с Зеленским Путин явно не собирается.


5. Стоит ли России ждать «адских» санкций?


Санкции, разумеется, будут. На это обратил внимание бывший президент России Дмитрий Медведев в ходе своего выступления на Совбезе: признание Донбасса ставит страну в непростое экономическое положение. Но говорить о санкционной войне на уничтожение было бы преждевременно.

На Западе могут обвинить РФ разве что в «незначительном вторжении», о котором говорил Джо Байден.

«Одно дело, если это незначительное вторжение, и нам придется спорить о том, что делать, а чего не делать», — заявлял президент США. В споре родятся санкции, которые не будут представлять для России критическую опасность. Отдельный вопрос — судьба «Северного потока — 2». Логично предположить, что газопровод все же будет запущен, но загрузить его на полную мощность не получится.