Разложение Украины приходит теперь и с Запада



Разложение Украины приходит теперь и с Запада


Фото: Stefan Richter/wikipedia.org

Эмоциональное видео девушки с Закарпатья подтвердило правоту российской политики


Украинская аудитория соцсетей продолжает обсуждать одну из самых эмоциональных видеозаписей последнего времени. Девушка из Закарпатья навлекла на себя гнев украинских спецслужб и упреки в распространении «пропаганды России». А все потому, что честно и простым языком изложила все то, что годами рассказывали об Украине российские представители.



На Украине очередной «сепаратистский» скандал. СБУ уже возбудилась и возбудила дело по статье 110: посягательство на территориальную целостность (дежурная «сепарская» статья). Но есть у скандала и изюминка: таких дел по десятку в неделю. Обо всех писать – клавиатура сотрется.

Формально дело в призыве голосовать за выход одной из областей из состава Украины. Но по факту автор скандального ролика бичует родовые травмы Украины. С ними настолько свыклись, что уже и помнят о них немногие. Не говоря уж о том, чтобы публично их обсуждать.


Что интересного


Во-первых, место действия – Закарпатье. Не все герои носят плащи, не все «сепары» живут в Донбассе и в Крыму. И все же непривычно.

Второе – суть претензий. Уловить ее непросто. Видео, в котором мало что поймет даже говорящий по-украински, стоит посмотреть хотя бы из-за экспрессии. Девушка говорит на так называемом русинском наречии.

Само видео – продолжение какой-то заочной полемики. В ответ на упреки «почему по-украински не говоришь?» девушка нецензурно объясняет: за 30 лет независимости она получила от Украины только паспорт. Заводы в Закарпатье строили венгры, немцы, итальянцы – но не Украина. Чтобы заработать, житель Закарпатья должен становиться гастарбайтером в ближайших Польше, Чехии, Словакии. Так не пора ли Закарпатью выйти из состава Украины, вернув заодно мобилизованных по домам? Это если вкратце и без ругательств.

Что в данном видео ценно? Сам факт его появления. Немногие сегодня на Украине рискуют откровенно затрагивать такие темы даже в личных разговорах. А уж тем более публично.

И это на руку украинской пропаганде, закрепляющей образ: у нас тут все как один – зигующие бандеровцы-людоеды. И украинская Украина по-украински 24/7/365, Россия, уходи.

Несмотря на грубость подачи, позиция девушки исключительно прагматична. Это та правда, которая глаза колет. Поэтому те, кто успел обвинить девушку в отработке «российской повестки», – правы на сто процентов. Россия действительно годами говорила украинцам ровно то же самое, что и она.


Что говорила Россия


Мы говорили: хлопцы, мы все понимаем. Суверенное государство, вы сами себе хозяева. Но смотрите, у вас есть промышленность. Она работает в том числе на наш рынок. Работает на наших энергоносителях. И вы их покупаете гораздо дешевле, чем страны ЕС.

Мы говорили: ваша промышленность колоссально недозагружена, есть потенциал развития. Авиа- и судостроение, производство топлива для АЭС, обновление энергоблоков или даже строительство новых.

Да, почти ничего из этого в итоге не взлетело. Не по нашей вине, украинцы сами не особо хотели. Но даже без этих космических перспектив Россия (до Майдана) вкладывала в украинскую экономику по 5–6 млрд долларов в год. И это только официально. Согласно обзору инвестиционной политики OECD, еще как минимум столько же российских инвестиций заводилось на Украину через Кипр.

Девушка на видео говорит о своем Закарпатье. Но если взять условного жителя Юго-Востока Украины, он мог бы сказать все то же самое, но уже иначе. Что-нибудь вроде: «Да пошли вы со своим Киевом! Вот «Евразхолдинг» у нас в Донбассе заводы купил и их развивает. Есть работа, есть перспективы [речь о реальной сделке: «Евразхолдинг» и «Металлоинвест» вошли в капитал ИСД еще в 2010 году – прим. ВЗГЛЯД]. А от Киева мы только и слышим, что Донбасс – дотационный бесперспективный регион».

И это не единичный пример. Еще в 2007 году «Евраз» купил у Коломойского ДМЗ им. Петровского (Днепропетровск), два ГОКа в Кривом Роге, коксохимы в Днепропетровске и Днепродзержинске. «Русал», «Лукойл», «Татнефть», ТНК, «Трансмашхолдинг», «Альфа-групп», полтора десятка банков (начиная со «Сбера» и ВТБ) – проще сказать, кого на Украине не было. Десятки предприятий, тысячи работников и их семей. Задолго до венгров и немцев, которые в основном не рискуют соваться дальше приграничных областей на западе. Да и потянулись они только после Евромайдана.

Мы говорили украинцам: ладно, вы не хотите в Таможенный союз с нами, Казахстаном и белорусами. Но мы же можем сотрудничать и вне ТС. Мы и вы – крупнейшие экспортеры зерна в Черноморском регионе. Давайте замутим взаимное сельскохозяйственное соглашение, зерновой союз. Не будем конкурировать друг с другом, обваливая цены. Будем, наоборот, диктовать ценовую политику всему остальному миру. Как ОПЕК, только зерновой.

И потом: зачем вам НАТО? У вас же прописан нейтральный и внеблоковый статус в декларации о суверенитете (1990). Вы вступите, мы нарастим группировку. Вам расходы, нам расходы – зачем?

Девушка ведь не просто говорит: давайте сделаем петицию за отделение и посмотрим, сколько людей ее поддержат. Она уточняет: и парней наших вернем по домам. Если вдуматься, то сегодня творится форменная дичь: Закарпатье, ставшее территорией УССР только в 1945 году, бьется за Донбасс, ставший ею в 1919-м. До этого Закарпатье было Чехословакией, а Донбасс – Россией.


Еще не конец истории


Сегодня Донбасс – это снова Россия. Снова, хотя еще десять лет назад никто и вообразить этого не мог. Да и пару лет назад тоже: была буква Минских соглашений, где Донецкая и Луганская области признавались территорией Украины.

И ведь Донбасс и Крым снова стали Россией не потому, что Россия в них вкладывалась еще до Евромайдана и последующих событий. Это уже после. В первую очередь потому, что Украине на эти регионы было плевать. Не только на права и потребности русского населения, а в целом.

Еще с Кравчука и Кучмы повелось: восток – «красный пояс»: голосуют за КПУ, социалистов, русский язык, тесную связь с Россией. Стареющая промышленность, в которую Украина не видела смысла инвестировать: в США и Европе не купят, а значит, оно и ненужно. Начиная с Ющенко это стало официальной политикой. Главное – вступить во все евроатлантические структуры. А сколько и куда инвестировать – это все потом.

Вступать можно годами. А жить люди хотят здесь и сейчас. Что им думать, если Россия дает градообразующему предприятию инвестиции и заказы, а Украине на этот завод плевать: он не вписывается в евроатлантические планы Киева?

Закарпатье – это пока еще Украина. Пока, потому что всякое может случиться. Учитывая, что отношение Киева такое же: «Мало денег – вали в Киев работать или за кордон. Зря вам, что ли, безвиз давали?»

Забавно. В украинской литературе есть целый пласт произведений о миграции из западных областей в конце XIX – начале XX веков. В основном в США и Канаду. Тогда даже безвиз не требовался. Но! Нигде не говорится о том, что это было круто и здорово. Это депрессивная и тяжелая литература, даже при том, что украинская литература в целом такова.

Люди хотят жить там, где родились. Хотят там работать, заводить семью, умирать. И задачу здорового государства они видят в том, чтобы оно обеспечило им возможность заработать на достойную жизнь. А за «теперь стать гастарбайтером еще проще!» почему-то не благодарят. Когда государство годами им в такой простой вещи отказывает, люди сначала злятся, потом голосуют с дулей в кармане, а потом и выписываются из такого государства целыми регионами. Так одно случайное видео тянет за собой флешбэки российско-украинских отношений за три десятка лет, позволяя точнее понять: с чего ж там все завертелось?