Бытовые символы селюка, или как продать хутору «цивилизацию»?



Бытовые символы селюка, или как продать хутору «цивилизацию»?

Как-то раз мой друг к своей безудержной радости приобрёл себе японскую иномарку. Зная, что у меня есть полупрофессиональная фотокамера, он мигом решил, что пришло время обновить свой аккаунт в одной из социальных сетей. Никаких подозрений это желание у меня не вызвало. Друг попросил — комсомол ответил «есть»…



Учитывая наличие авто, я буквально взорвался ворохом идей. Мол, съездим на дольмены, залезем на гору Нексис или Колдун, посетим долину Абрау или Саук-Дере, смочим ноги в водопадах Жане… В ответ товарищ вытаращился на меня, как известное парнокопытное на новые ворота. После лёгкой паузы он мне сообщил, что такие сложности ни к чему.

В итоге, мы полчаса колесили по городу, пока мой друг не нашёл мобильную кофейню с непременным модным атрибутом — картонной чашечкой с чем-то кофейно-приторным внутри. А после мой друг взял с меня слово, что на фото поместится и он, и эта пресловутая чашка, и, конечно, логотип его новой ненаглядной ласточки. Печально вздохнув, я сделал целую серию снимков.

На фото стоял рафинированный обитатель современного «сити» с вездесущей кофейной клизмой в руках в неоновых тонах. Это было нечто чудовищно-мещанское в своей безвкусице, но друг мой был в восторге. Даже после того, как я высказал своё мнение по поводу этой оды фетишистской обывательщине, в духе американской жанровой живописи в худших её проявлениях, когда солнце закатывается за автозаправкой с рекламой «Колы». Друг пожал плечами…



Сейчас я не столь уверен в своём жестоком диагнозе. И уж тем более не возлагаю вину на моего друга и его кажущееся невежество. Ведь ему, как и сотням миллионов других, не просто продали некий образ жизни, но продали профессионально с весьма далеко идущими целями.


Городской селюк не созидатель, а потребитель. И самый жадный!


В ныне далёком 2017-м году мы с донбасским другом во время дежурного «перекура» смотрели ТВ. И вот в кадре появился ныне подзабытый «герой» майдана Владимир Парасюк. Мой друг сразу же выдал персонажу диагноз — «селюк». Но Парасюк отнюдь не тянул на жителя хутора, наоборот. Он был «упакован» по полной современной программе — внедорожник, iPhone и «умные часы». Почему же «селюк»?

Друг сразу же дал исчерпывающий ответ, который я в тот момент, как ни странно, не понял: «Ты всерьёз веришь, что этот клоун способен вспахать поле?»

Позже, изучая украинский серпентарий, автор неоднократно вспоминал эти слова. Парасюка, этого хуторского парубка из крохотного села, который даже не смог окончить ВУЗ, украинский нацизм и госпереворот 2014 года вынес на поверхность. За считанные годы ничем не примечательный селянин не только принёс в Раду «родные пенаты» с драками, скандалами и хамством, но и быстро оброс жирком. Его родственники стали эдакими лендлордами украинского розлива, сам же он открыл пару счетов в банке и обзавёлся небольшим автопарком.

Владимир Парасюк

Просиял на майдане также ныне основательно подзабытый «герой» Михаил Гаврилюк. Как и Парасюк, Михаил родом из маленького села Яровка Черновицкой области. И тоже до майдана ничем примечательным известен не был, кроме нелепого оселедца на макушке. А что потом случилось с этим патриотом родного края? Гаврилюк пересел с брички на Mercedes-Benz ML, окончательно отаборился в Киеве и даже успел завести новую жену.

Но и эта парочка не была одинока. Выбралась из своего захолустного Ровно и Алёна Балаба, местечковый националист Мосийчук покинул места не столь отдалённые, да ещё почти на собственном автомобиле марки Lexus, также взошёл к вершинам «славы» и обладанию личных апартаментов Билецкий и т. д. и т. п.

И на примере этих замечательных людей мы можем увидеть один из нюансов явления «селюковства». «Селюк» — это, в том числе, жадный потребитель. Ни один из представленных выше персонажей не получил ни технического, ни фундаментального гуманитарного образования. Никто из них не вернулся на малую родину, чтобы построить клуб, мост или завод. Зато вчерашние пешеходы по козьему кизяку мигом запрыгнули в элитные авто и обросли крайне модным барахлом. И за это счастье они готовы были делать предельно всё. Вчерашние «свинопасы» даже в глазах простого народа вдруг предстали государственными деятелями, настолько все были заняты поиском путей в стремнину жизни, западной жизни.

Если намеренно огрублять, то опять всплывают уши «трёхсот сортов колбасы» и «баночного пива». А люди, разделяющие такие фасадные ценности, необычайно нужны западным глобалистам. Их воспитывают, обучают или же делают ещё проще…

Вывозится какой-нибудь хлопчик за пределы его плетня, а в городе, пропитанном потребительством, его быстро поставят на нужные рельсы. Ну а вовремя, случайно повстречавшиеся «деятели» быстро внесут определённые коррективы. И ни о какой промышленности, суверенитете, международном положении селянин и думать не будет. Для селянина символ цивилизации — это супермаркет. Быть может, именно поэтому на месте советских заводов выросли кафе, туристические комплексы и всё те же супермаркеты.



Забавно, что и в Киеве ситуация аналогичная. В 2021 году в столице начался снос зданий легендарного завода «Арсенал». Завод был основан ещё во времена правления Екатерины II. А «независимая» Украина внесла его в перечень предприятий, имеющих стратегическое значение для экономики и безопасности страны. Но завод оптико-электронной промышленности, относящийся к ВПК, это не спасло.

На месте завода начнут строить здоровенный торговый комплекс со столь любимым Зеленскому «фудкортом», в которых он даёт пресс-конференции и запихивает страну в смартфон.


Новояз для диктатуры… глобализма!


Взрослому читателю, которому стукнуло хотя бы 30–40 лет, наверняка знакомо это смешанное чувство удивления и замешательства. Ну когда мимо проносится стайка юнцов, татуированных так, словно их синькой облили, и проколотых во всех прокалываемых местах, и вы половину их речи решительно не понимаете.

На вас просто артиллерийским обстрелом выливаются «фолловеры», которые «чилят» в модных «скинни» и «слипонах», оставаясь неуязвимыми для «хейтеров». И пока другие «агрятся» и сидят на «бодишейминге», наши прекраснодушные друзья крайне «бодипозитивные», и уже сочинили очередную сверхценную идею для «краудфандинга»…

И пока Лермонтов на школьном портрете начинает медленно седеть, обыватель мигом оправдает этот кривой язык тем фактом, что молодёжь всегда использовала сленг, чтобы показать свою инаковость. Более образованные граждане сразу укажут, что данный птичий язык благодаря лидерам мнений искусственно внедрён, чтобы дороже продать неокрепшим мозгом юнцам очередную кучу барахла или всунуть какую-то модную услугу. И будут куда более правы.

Однако, не всё так безобидно. И тут на сцену стоит вывести писателя и яркого ненавистника СССР Джорджа Оруэлла. Его творчество традиционно считают сатирой на коммунистический тоталитаризм, так как, по словам самого Джорджа, он отстаивал «демократический социализм». Реальность же состоит в том, что Оруэлл описывал реалии своего западного мира, в который он был вписан большими буквами, так как этот «демократ» сам занимался доносительством на людей, заподозренных им в сочувствии к коммунизму.

Именно Оруэлл ввёл термин «новояз» в своём романе «1984». «Новоязом» назывался вымышленный язык тоталитарной страны Океания, который использовался властями для управления и подавления граждан. В этом языке слова теряли свой изначальный смысл и получали взамен противоположный. К примеру, «война — это мир», «свобода — это рабство», «незнание — сила».

Разумеется, доморощенная самозваная и вечно фрондёрствующая «интеллигенция» с традиционной фигой в кармане, как вершиной остроумия, ехидно тыкали новоязом в СССР. Мол, мы-то, избранные, знаем о ком речь. В этом фрондёрстве данные персонажи не увидели за деревьями леса. И далеко ходить не стоит.

К примеру, когда в любой части света откровенно прозападные силы или же силы просто антироссийские (антикитайские и т.д.) брали в руки оружие или вовсе пускались в откровенный террор, то их в Вашингтоне сразу называли «rebels», т.е. повстанцы. Сразу на любого откровенного отморозка одевается романтически развевающийся плащ. А для англосаксонского обывателя словечко «rebels» вообще носит сакральный смысл.

В откровенно дурацкой «космической опере» «Звёздные войны» все положительные персонажи были именно «rebels». А для американца, да и для большинства западных обывателей, «ЗВ» — священная корова! Поэтому в кровавый теракт в Беслане совершили… «rebels». В Афганистане с советскими солдатами боролись тоже «rebels». И, конечно, когда в Тибете поднимаются антикитайские силы, и они тоже «rebels».

«Демократия» пришла

В 2003 году янки в очередной раз напали на Ирак после пресловутой пробирки Пауэлла. Внезапно американцы столкнулись с разрозненными отрядами, сопротивляющимися оккупационной власти. Это, наверное, были «rebels»?

А вот тут начинается характерная игра в новояз. Иракские вооружённые отряды, по какой-то неизвестной причине недовольные «демократическими» ковровыми бомбардировками, получили имя «insurgentes» («инсургенты»). И не надо снова доставать банку с «этодругином», просто немного новояза.

Поэтому у автора ни капли удивления не появилось, когда западная пресса после теракта, в ходе которого был убит Владлен Татарский, назвала барышню, принёсшую взрывчатку, «пацифисткой». Ничего беспрецедентного, просто новояз для среднестатистического глобализированного потребителя. И без него не обойтись, так как нужно во что-то более духовное оборачивать потребительскую морковку. Вот и появляются «евроценности» и прочий популизм.


Глобализация для жадного «селюка», а «селюк» для глобализации…


Сложность ситуации заключается в том, что за отдельными инструментами, которые мы рассматриваем и вполне верно делаем, порой теряется нечто более крупное. Так, сама суть современного глобализма столь идеологически и почти философски оформлена, что становится всепроникающей. Людей просто подкупают этим даже без их отдалённого осознания этого печального факта.

Несколько лет назад один из западных учёных с грустью заметил, что современное общество гораздо больше тратит денег на силиконовые импланты и афродизиаки, чем на исследования в области лечения онкологических заболеваний. Судя по всему, он был прав, учитывая какую профессиональную импотенцию проявили ВОЗ и другие конторы.

Таким образом западные глобалисты насаждают индивидуализм, гедонизм и одновременно предлагают пути удовлетворения всего этого. Целые индустрии, включая размытую в своём понятии индустрию развлечений, к услугам любого туземца, были бы деньги. И, как ни странно, всё это потворствует унификации и глобализации. Парадокс? С одной стороны — да, если не учесть некоторые нюансы.

Когда вспоминают о насаждении западного образа жизни, то вспоминают прежде всего о Голливуде, американской эстраде и вездесущей «коле». Но это просто яркая картинка. К примеру, индустрия красоты пришла с Запада и перестала быть способом исправления неких природных изъянов, а стала путём инициации западного образа жизни. Всевозможные новые услуги, от порядком всех утомившей аренды электросамокатов до личных онлайн-тренеров, тоже свалились не с Марса. Исключительно обладание этими эфемерными благами сейчас делает человека человеком, а не его личные качества.



К тому же индивидуализм предполагает разобщение общества, а отдельные индивиды легко маргинализируются. А как их социализировать, так сказать, сделать «цивилизованными»? Правильно — снова продать индивиду продукт или услугу, то есть опять проходит обряд инициации.

Таким образом, замыкается круг. Потребитель становится опорой глобализма, а глобализм порождает потребителя. И всё это преподносится под соусом некоего «уважения» к «яркой индивидуальности», хоть на поверку она оказывается пустой, как полковой барабан.

Поэтому-то «селюк» с его скаредностью, неким фетишизмом, любовью к антуражу и знаменитым индивидуализмом а-ля «моя хата с краю» стал настоящим гумусом для глобализма на Украине. Вспомните все эти шатания в вышиванках, которые заменили историю, культуру и настоящие народное чувство единения. Вышеуказанный Гаврилюк просто идеальный тому пример. После майдана ещё одну минуту славы он получил, когда снялся в полуголом виде для билбордов с нарисованным на груди тем самым «вышиваночным» узором.

То есть хлопца, у которого из образования только средняя школа, привезли на современную фотостудию, слегка загримировали, и он сплясал им не хуже обезьянки. Очень символично. И сейчас даже сам Гаврилюк ощущает себя не просто цивилизованным человеком Евросоюза, но ещё и носителем национальной культуры. Вон, сколько «культуры» — даже в кожу въелась.


Не Украиной единой!


Но, конечно, не стоит думать, что автор столь ограничен, что видит «селюка»-глобалиста исключительно на Украине, а нашу Богом спасаемую Родину сея планида обошла стороной. Увы, это не так. Просто есть нюанс. «Селюк» — это некий неинформированный потребитель, а вот наш глобалист и одновременно продукт глобализации — потребитель крайне информированный. Ему, к примеру, уже не надо надевать папаху, заворачиваться в косоворотку, да и церковь он обходит стороной. Как-никак XXI век, и нечего со своими пережитками лезть к этим ярким «индивидуальностям»!

Очередная «солянка» тусовок Навального, собиравшаяся всего лишь пару лет назад

И вы всех этих персонажей знаете или по крайней мере видели по ТВ. Это те измождённые «режимом», прекраснодушные граждане с тыквенным лате и золотым iPhone под радужными флагами ЛГБТ — куда без них сейчас. Те толпы YouTube-тренеров, блогеров, урбанистов и айтишников, которые после введения санкций навзрыд плакали, что их лишили самого важного — хамона, пармезана, а после ухода McDonald’s ещё и святого гамбургера.

Ох, не зря известная обитательница «Эха Москвы» Ксения Ларина, которая так и «не увидела нацизма» на Украине и ныне обретается в Португалии, как-то раз писала сакраментальные для сердца каждого глобалиста-потребителя строки: «Я стояла в очереди в Макдональдс, в той самой, в первой очереди, зимой 90-го года! И поверьте, дети, это была не давка за гамбургерами, не очередь за американской хавкой — это была очередь за свободой».

В общем, лучше, чем сама апологет западного глобализма, и сказать нельзя. И, что примечательно, одновременно с диким идолопоклонством перед атрибутами западного глобализма, которое само по себе попахивало откровенным мещанским жлобством, в этой среде «неповторимых снежинок» шла отчаянная война с отечественной культурой. Именно в той среде родился термин «победобесие», чтобы сделать сам День Победы и целый пласт истории державы «нерукопожатным» и «немодным».

Также шла борьба и с православными храмами, точно так же назначенные «гении» пластали классические русские литературные произведения под личиной «нового взгляда» и т.д.

А когда началась СВО, и пятки борцов без страха и упрёка замелькали на государственной границе, то вчерашняя тонко чувствующая богема из прозападного террариума вовсе пошла вразнос. Так, писатель Виктор Ерофеев заявил (прошу прощения за обсценную лексику этого «литератора»): «На хрен нам не нужен Пушкин».

И он прав! Ему и ему подобным Пушкин в самом деле не нужен. Ерофееву, родившемуся в семье дипломатов и выросшему типичным мажором, продали «цивилизацию» так же, как её продали «селюкам» майдана. И в них даже нечто похожее есть. Если коллективные Парасюки по поводу и без облачаются в вышиванку, то увидеть Виктора без акцентированно манерного шарфа невозможно.

К сожалению, большинство этих бытовых звоночков не слышны без тяжёлых исторических потрясений. Особенно они не слышны в будничной суете, которую отчасти тоже формируют в системе глобализма…