Страшнее убийств: Угроза от мигрантов, на которую указал Путин



Страшнее убийств: Угроза от мигрантов, на которую указал Путин


Фото: Царьград

Наркотрафик, хлынувший бурным потоком в Россию из Афганистана, признан угрозой национальной безопасности страны. И основания для этого серьёзные. Эксперты считают, что сейчас разворачивается борьба за контроль над каналами поставки зелья: их активно пытаются забрать под себя выходцы из Таджикистана. О том, как это связано с ростом числа гастарбайтеров из этой среднеазиатской республики и что представляют собой их диаспоры, – в нашем расследовании.



Бессмысленное и беспредельно циничное убийство 17-летнего русского школьника в Челябинске, совершённое выходцами из Таджикистана, в очередной раз (который уже по счёту?) заставило обратить внимание на тему наплыва мигрантов в Россию.

Они ведут себя здесь даже не как равные коренному населению, а как завоеватели, занявшие чужую территорию и устанавливающие свои порядки.

Челябинские правоохранители между тем на голубом глазу утверждают: никакой межнациональной подоплёки в убийстве школьника нет, просто разборка между двумя геймерскими группами молодых людей.

Подозреваемых четверо, и все они – граждане России. Вот только в ходе заседания об избрании меры пресечения задержанные на вопросы судьи отвечали через переводчика – притом что получили паспорта по программе переселенцев, а значит, должны были сдавать экзамен на знание русского. Как они поступили в колледж, как в нём учились – тоже загадка.

Совпадение или нет, но спустя два дня после резонансного убийства вышло интервью председателя СКР Александр Бастрыкина, в котором он сообщил, что количество убийств и избиений, повлёкших смерть, совершённых мигрантами, за год увеличилось в пять (!) раз – было возбуждено почти 900 уголовных дел по этим двум статьям УК. Гастарбайтеры насилуют, устраивают массовые драки, ведут экстремистскую деятельность – об этом тоже говорил глава Следственного комитета. И особо отмечал, что они «осуществляют перевозку и сбыт наркотических веществ».

Последнее хоть и прозвучало как бы вскользь, вызывает у экспертов большую тревогу. Наркотрафик из Средней Азии вырос, особенно транзитный – через Таджикистан из Афганистана, где после прихода к власти талибов* торговля наркотиками стала одним из основных источников дохода государства.

Член СПЧ, председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов, отмечая, что именно мигранты из Средней Азии в наибольшей степени формируют криминальный фон в нашей стране, обращает внимание на очень важную деталь:

Те же выходцы из Таджикистана активно пытаются взять под контроль незаконный оборот наркотиков, пытаясь увеличивать его объёмы.


Был строителем – стал курьером


В том, что в полицейских сводках о преступлениях, совершённых мигрантами, часто фигурируют представители Таджикистана, ничего странного нет. Эта диаспора – одна из крупнейших в стране, а по динамике получения гражданства России – впереди всех прочих пришлых этнических групп.

И по логике именно диаспора – как объединение, во главе которого стоят авторитетные для своих земляков люди – должна быть в первую очередь заинтересована в том, чтобы удерживать соотечественников от нарушения закона. Но на деле всё выглядит несколько иначе.

Диаспора – это скорее культурно-этическое понятие. Однако в реальности эти структуры в настоящий момент становятся подменой власти. В том смысле, что власть сама пытается с ними договориться, а без этого, получается, не может решить ни одного вопроса. И как только их «авторитеты» начинают заниматься решением коррупционных вопросов, происходит создание криминального сообщества,

– отмечает Кирилл Кабанов.

И члены диаспор, даже самые низовые, с одной стороны, чувствуют свою безнаказанность. С другой, подчёркивает Кабанов, люди приезжают сюда в большинстве своём с агрессивной, русофобской идеологией, пронизанные сознанием, что это русские повинны в том, что их республика живёт бедно, а потому – мы им должны и обязаны.

Они трудятся в сфере ЖКХ, откуда постепенно и успешно вытеснили другие этносы, в курьерских службах, в общепите, в розничной торговле. Но главное – в строительной сфере, наиболее заинтересованной в приросте относительно дешёвой рабочей силы. Параллельно их вовлекают в теневой – нелегальный и откровенно криминальный – бизнес. Для уроженцев Таджикистана это в первую очередь наркотики, объясняет в беседе с Царьградом полковник полиции в отставке, эксперт по этнической преступности Эдуард Усов: сказывается близость Афганистана.


Каналы наркотрафика – под кураторством ЦРУ


Источник «Первого русского» в спецслужбах вместе с тем указывает: крупнейшие каналы поставок наркотиков традиционно курируются западными спецслужбами, прежде всего американским ЦРУ, неоднократно уличённым в подобных скандальных историях.

По сути, за счёт мигрантов – тех же таджиков, вовлечённых в наркобизнес – идёт подрыв нашего государства изнутри. Это и компрометация на международном уровне, поскольку значительная часть зелья уходит отсюда в Европу, и рост числа наркомании в самой стране,

– рассказывает Кабанов.

А чем больше гастарбайтеров, которые, соответственно, в меньшей степени поддаются контролю, тем шире возможности криминала.

Очевидно, что просто так, сами по себе трудолюбивые строители и дворники Джамшуты и Равшаны не смогли бы организоваться в хорошо выстроенную криминальную цепочку, где каждое звено выполняет свою роль.

У них работает модель по примеру «крёстного отца»: существуют авторитеты, которые вступаются за сородича-преступника, что бы тот ни совершил – убийство, изнасилование, грабёж. Без разницы. Главное, чтобы это действие не было совершено против самой диаспоры. И вот здесь образуется связка. Тот, кого защитили, остаётся должен – и он, и его родня. И они выполняют те задачи, которые перед ними потом ставят,

– подчёркивает член СПЧ.


«Диаспора удалена»: сообщение официальных органов


Вы, может, удивитесь, но единого «общероссийского» объединения таджиков не существует – по крайней мере, официально.

На сайте посольства Таджикистана в России раздел «О диаспоре» пуст. Аналогичная страница интернет-представительства Минтруда, миграции и занятости населения РТ в России (да, есть такое) и вовсе была удалена.

Скриншот с сайта tajmigration.ru

Впрочем, мы нашли этот раздел с сайта посольства в веб-архиве, и в данных за 2019 год есть кое-что примечательное:

До распада Союза таджикская диаспора в России составляла 32 тыс. человек, сейчас она в семь раз больше и растёт из года в год. Увеличивающаяся таджикская диаспора в РФ, равно как и питающая её трудовая миграция, даёт своей этнической родине гигантские средства для осуществления любого государственного проекта. По некоторым данным, это до $2,1 млрд в год, что на 33% больше показателей прошедших 3 лет, т.е. примерно 5 республиканских бюджетов.

Указывается, что численность таджикской диаспоры в России оценивается более чем в 1 млн человек – и опять-таки это информация 2,5-летней давности. И далее:

По некоторым данным, таджики в настоящее время стали самым многочисленным нероссийским этносом на территории РФ.


Лидер несуществующей диаспоры


Некоторые господа, что характерно, заявляют себя в СМИ именно лидерами «таджикской диаспоры России». Когда в феврале прошлого года губернатор Калужской области Владислав Шапша выпустил распоряжение, запрещающее гастарбайтерам работать в общепите и розничной торговле региона, и объявил о выходе из программы добровольного переселения соотечественников, некий Абдулло Давлатов в комментарии для радиостанции «Говорит Москва» назвал это решение «пресловутым патриотизмом» и «игрой на чувствах коренного населения»:

Не знаю, национализм это, идиотизм или что,

– высказался Давлатов, представленный председателем Союза таджикистанцев России (СТР).

Загвоздка в том, что этого самого СТР, учреждённого в 2008-м (среди основателей были сам Давлатов, а также ещё несколько человек, половина из которых связаны с розничной торговлей, а один является учредителем действующего частного образовательного учреждения допобразования «Центр изучения русского языка и тестирования»), не существует уже 12 (!) лет.

Скриншот с сайта checko.ru

Причём организация была ликвидирована по решению суда – за непредоставление сведений об иностранном финансировании.

Сам Абдулло Давлатов занимался розничной торговлей продуктами, а также выступал в качестве руководителя конторы по защите прав мигрантов. Часть его фирм были закрыты в связи с «недостоверностью сведений».


Просто бизнес? Учредители «спрятались»


Вместо единой федеральной диаспоры имеется много региональных. Как правило, в случае возникновения проблем с законом у таджикских гастарбайтеров именно они занимаются их поддержкой – юридической, дипломатической и финансовой. Ярким примером такого участия стала история с похищением 5-летней девочки Ани в Иркутске, брошенной в месячном возрасте биологической матерью-таджичкой, которую силой отобрали у приёмных родителей мигранты. А «разруливал» ситуацию на месте как раз предводитель региональной диаспоры.

Самая крупная региональная диаспора (под названием «НУР») находится, естественно, в Москве. И позиционирует она себя сейчас уже не просто «одной из ведущих» в стране, а основной.

Есть, однако, нюанс. Первая организация с таким названием была образована научным сотрудником Института лингвистики РАН Богшо Лашкарбековым ещё в конце 1990-х. А после его смерти в 2014-м – ликвидирована. Второй «НУР» появился в 2015-м, и её основателями выступили старший научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН Тохир Каландров (сфера научных интересов: ислам, исмаилитское сообщество, миграция; ежегодно на месяц выезжает в «полевые экспедиции» в Таджикистан), сотрудник Института востоковедения РАН Убайд Окимбеков (научные интересы: экономика и внешняя политика Афганистана; кроме того, он до 2021 года занимался строительным бизнесом), а также предприниматель Алимамад Баймамадов. Последний, по словам наших источников, считается наиболее влиятельным. Он же стал председателем правления организации.

У Баймамадова имеется ИП, которое занимается ресторанным бизнесом, а также пять компаний, которые ведут торговлю стройматериалами: три ООО под общим названием «Еврострой» (в Казани, Чебоксарах и Волгограде), ООО «Шервуд» и ООО «Донспан», совокупная выручка которых за 2022 год составила почти 220 млн рублей.

В декабре 2021 года из реестра юрлиц были удалены записи обо всех учредителях «НУРа». Тогда – как раз на фоне обострения ситуации в Донбассе и усиления конфликта России с коллективным Западом – так поступали многие учредители общественных организаций и крупных компаний.

В настоящее время «НУРом» руководит Карамшо Мамаднасимов, обладатель гражданства и России, и Таджикистана. До последнего времени он торговал в качестве индивидуального предпринимателя стройматериалами, но 3 апреля нынешнего года прекратил эту деятельность.


Рекордсмены по приобретению гражданства и не только


Впрочем, есть основания полагать, что отвлекаться на личный бизнес Мамаднасимову действительно некогда: численность его соотечественников в России неуклонно растёт, и проблем они доставляют всё больше.

За прошлый год на миграционный учёт в нашей стране было поставлено почти 4,5 млн жителей Таджикистана – почти вдвое больше, чем в 2022-м. И это рекорд. Но не самый значимый.

Потому что в 2022-м гражданство России получили 173,6 тыс. жителей этой среднеазиатской республики, что в 28 раз больше, чем в 2011-м, когда обладателями паспортов РФ стали только 6,1 тыс. таджиков. Для сравнения: за те же 12 месяцев на учёт были поставлены: 6,4 млн граждан Узбекистана, но русское гражданство получили только 23,7 тысячи; 1,2 млн приезжих из Киргизии (паспорта выдали 23,5 тыс. из них); 509 тыс. – из Армении (45 тысяч стали обладателями паспортов); 492 тыс. – из Азербайджана (23,7 тыс. приняты в гражданство России).

В декабре прошлого года министр внутренних дел Владимир Колокольцев сообщил, что в России выросло количество преступлений, совершённых иностранными гражданами. Судя по статистике Генпрокуратуры, основная доля преступлений (33 тыс. из 40 тысяч) пришлась на граждан из стран СНГ, в основном на выходцев из Средней Азии.

И восемь из десяти криминальных деяний, уточнил Колокольцев, связаны с незаконным оборотом наркотиков.

Топ-15 регионов по числу преступлений, совершённых мигрантами за 2022 год. Скриншот с сайта Генпрокуратуры

О масштабах наркотрафика наглядно говорит один из недавних случаев. В начале февраля сотрудники ГИБДД в рамках оперативной разработки тормознули на 102-м километре МКАД Toyota Camry. Водитель – уроженец Таджикистана – заметно нервничал. И не напрасно. При досмотре автомобиля из ниши под передним сиденьем вытащили свёрток с белым порошком: как позже подтвердили эксперты, это был героин – почти килограмм наркотика!

Скриншот с оперативного видео ГУ МВД по Москве

Во время допроса наркоперевозчик объяснил, что, приехав в столицу на заработки, не смог найти себе нормальной работы, вот и взялся за транспортировку героина.

Для понимания масштаба бедствия: год назад сами таджикские власти озвучивали, что в России в 2021 году за наркопреступления были задержаны 630 граждан этой республики. А везут зелье – в основном героин – из соседнего Афганистана. И последние пару лет наблюдается значительный рост наркотрафика: если в 2020-м из незаконного оборота местные силовики изъяли 4,1 тонны наркотиков, то в 2022-м – уже почти 4,2 тонны. Но в сравнении с 2020 годом рост составил почти в два раза! Куда идёт это всё зелье? Вопрос риторический.

Действительно, из Таджикистана в Россию идёт большой трафик афганских наркотиков, подтверждает эксперт по этнической преступности полковник полиции в отставке Эдуард Усов. И один главных каналов – это грузоперевозки. Фуры, объясняет он, очень сложно досматривать, чем и пользуются поставщики наркотиков. А дальше каналы поставок «расходятся» по конкретным ответвлениям этнической ОПГ. Часть переправляется за рубеж – в Европу, часть остаётся у нас, в основном в крупных городах, где на такое зелье есть спрос. Причём если за рубеж через своих людей в контролирующих органах уходит «чистоган», то в России остаётся «товар» некачественный.


В основе всего – конечно, деньги


Понятно, что наркотики – это колоссальный источник заработка для тех, кто рулит процессами. Курьеры, распространители и перевозчики оптовых партий – так, мелочовка, шушера, которую никому не жалко, объясняет источник Царьграда в силовых структурах.

Да, за них, естественно, вступаются «старшие» – дают адвокатов, помогают родственникам и т.п. Однако кто заметит, условно говоря, потерю одного-двух-трёх строителей, дворников или торговцев? Никто. Зато их дети будут, например, учиться в московской школе и ходить здесь в поликлиники, жене дадут регистрацию и работу: это всё устроят. Ну и, понятно, отказать боссам – никак нельзя,

– уточняет он.

В криминальной цепочке зарабатывают все. И при потере одного звена ничего не изменится: пойманный преступник будет молчать, иначе это грозит крахом всему семейству.

Если в Афганистане килограмм героина стоит порядка 700-800 долларов, то в Таджикистане – уже около $4000. А в России цена, рассказывает источник, вырастает втрое, а то и впятеро, доходя до 20 тысяч долларов (в зависимости от чистоты).

Естественно, часть уходит на взятки – на всех этапах, часть – на отмазывание уже попавшихся членов ОПГ, часть – на поддержку их семей, но всё равно остаются гигантские суммы,

– отмечает он.

В указе Владимира Путина о внесении изменений в Стратегию антинаркотической политики России, подписанном в конце марта нынешнего года, первым же пунктом в числе поправок стоит включение в число угроз национальной безопасности деятельность спецслужб, а также экстремистских и националистических организаций иностранных государств, причастных к незаконному производству и контрабанде наркотиков.

Скриншот с сайта kremlin.ru

Это говорит о том, что президент в курсе того, какие угрозы идут со стороны Афганистана, где власть получило движение «Талибан»*, считает источник Царьграда. И есть понимание, каким именно образом эта мерзость попадает в нашу страну.

Надо полагать, что следует ожидать – в контексте изменения антинаркотической Стратегии – и кардинальных поправок в госполитике по мигрантам. Ведь ясно же, что напрямую бороться с производителями и изначальными поставщиками не получится. А вот те, кто занимается доставкой оптовых партий, распространением, к ним должны применяться самые жёсткие меры. В том числе необходимо выявлять непосредственных организаторов в этнических ОПГ, даже если они уже (что нередко случается) получили наше гражданство,

– резюмирует собеседник.


Что с того?


Собственно, нечего удивляться невероятному увеличению притока мигрантов и росту преступлений, ими совершаемых. Несмотря на поручение президента по изменению концепции госполитики в миграционной сфере с учётом «комплекса как существующих, так и потенциальных вызовов» (это было сделано на заседании Совбеза в октябре 2022-го), происходят какие-то странные шаги.

Так, например, как указывал в своём предыдущем расследовании на эту тему Царьград, есть попытка «провести» через Госдуму законопроект, упрощающий правила въезда для приезжих, что, как следствие, приведёт к всплеску миграции и разрастанию этнических анклавов. Готовится новая «мигрантская амнистия», которая позволит вернуться в страну гастарбайтерам-нарушителям. А сама миграционная политика всё больше напоминает претворение в жизнь сценария Минэкономразвития по повышению прироста населения за счёт приезжих.

И сейчас просто очевидно действие строительного лобби, которое при содействии покровителей среди чиновников стремится обеспечить свои объекты дешёвой рабочей силой – миллионами гастарбайтеров. Помните, как это объяснялось? Они, мол, неприхотливые, просят мало, а работают намного больше, нежели русские.

Вот только параллельно с насыщением выходцами из Средней Азии отдельных секторов экономики происходит криминализация самой мигрантской среды. И это не только убийства, разбойные нападения, хулиганство, но и создание мощнейшего наркотрафика, в который вовлечены гастарбайтеры.

Таким образом, если мы сегодня не поймём, что пришла пора реагировать – жёстко, конкретно, принципиально, преследуя исключительно свои национальные интересы, мы прохлопаем момент, когда под государство заложат не одну, а множество мин замедленного действия.

*»Талибан» признаны в России террористической и экстремистской организацией, его деятельность запрещена