Вторая волна мобилизации неизбежна? Сколько новых «штыков» нужно России для победы



Вторая волна мобилизации неизбежна? Сколько новых «штыков» нужно России для победы


Фото: Dmitriy Kandinskiy/shutterstосk.соm

Эксперты не исключают нового набора резервистов для отправки на спецоперацию. И вопрос здесь не столько в подготовке давно анонсированного контрнаступления противника, сколько в том, какого результата мы намерены добиться по итогам СВО.



Ролики с принудительной мобилизацией «водителей «Леопардов» в Незалежной, где людей силком отправляют на войну, с одной стороны, вызывают иронию и усмешки – вот, мол, как набирают «пушечное мясо» в стране 404, а с другой – заставляют всерьёз задуматься. Ведь противник, как бы то ни было, не просто стремится залатать бреши на фронтах, но и добиться значительного численного перевеса в живой силе.

И даже неважно, какая там у них идёт сейчас волна – восьмая, десятая или сто первая со счёту. Как только этих людей, пусть и насильно выдернутых из относительно мирной жизни, экипируют, хоть немного обучат, дадут в руки оружие и поставят в строй (притом что семьи фактически остаются в заложниках у укронацистского режима), они превратятся в вооружённых противников. В тех, кто будет противостоять нашим воинам.


«Надо быть готовыми ко всему»


Поэтому тема вероятного старта второй волны мобилизации в России муссируется уже давно – она возникла фактически сразу после окончания первой. И с разной интенсивностью раскручивается с тех пор – при весьма напористом освещении как во вражеских источниках, так и в отечественных, особенно – в откровенно предательских и либеральных. Что вполне естественно в рамках информационной войны, одной из основных задач которой является психологическое давление на общество, стремление расшатать его и вызвать протестные настроения.

Но одно дело – спекуляции на эту тему, другое – объективная оценка.

Вот, скажем, большой ажиотаж вызвало недавнее заявление военного обозревателя «Комсомольской правды» Виктора Баранца. Полковник в отставке отметил, что с учётом больших потерь в рядах Вооружённых формирований Украины (ВФУ) страны НАТО стали активно забрасывать в зону СВО свои батальоны под видом добровольцев.

Надо быть готовыми ко всему. Я не исключаю (вторую волну мобилизации), потому что мы не можем прогнозировать все варианты развития событий. Нас просто вынудят. Наш армейский кулак должен стать больше, для того чтобы дать врагу достойный отпор,

– высказался Баранец.

И несмотря на то что ранее примерно то же самое говорили и другие эксперты, слова полковника вызвали бурное обсуждение.

Здесь же следует напомнить про оперативно принятый Госдумой закон о цифровых повестках через «Госуслуги», а также «сверку» мобилизационного резерва – с требованием посетить военкоматы (причём с предупреждением об ограничении передвижения в случае неявки). Очевидно, что государство сегодня старается действовать на упреждение, дабы не повторить ошибок допущенных в ходе частичной мобилизации прошлой осенью.


«Таких планов нет»


Официально, впрочем, слухи о новом наборе резервистов для СВО опровергаются. Так, накануне старта весеннего призыва начальник Главного организационно-мобилизационного управления (ГОМУ) Генштаба ВС России контр-адмирал Владимир Цимлянский заявил следующее:

Хочу вас всех заверить, что в планах Генерального штаба нет второй волны мобилизации. Тех, кто уже призван на военную службу, а также граждан, добровольно изъявивших желание участвовать в спецоперации, вполне хватает для выполнения возложенных задач.

А 18 апреля – в тот самый день, когда стало известно о неожиданном визите Верховного главнокомандующего в зону СВО, пресс-секретарь президента Дмитрий Песков также заверил, что в Кремле «таких разговоров (о второй волне мобилизации) нет».

Здесь, однако, стоит обратить внимание на два важнейших момента.

Первый: контр-адмирал выступал на брифинге 31 марта – в преддверии традиционной призывной кампании. И на тот момент не было ещё ни утечки якобы «секретных данных» из Пентагона о готовящемся наступлении ВСУ, ни неожиданного для всех визита Верховного главнокомандующего на фронт, в штабы «Днепр» и «Восток», где Владимир Путин лично пообщался с боевыми генералами.

Второй нюанс, прямо вытекающий из первого, состоит в следующем: стоит иметь в виду, что идут регулярные, нескончаемые корректировки ситуации. И когда Песков отвечал на вопрос журналистов кремлёвского пула, он тоже вряд ли мог знать о конкретных выводах, сделанных главой государства по итогам его поездки на фронт и общения с военачальниками, принимающими непосредственное участие в боевых действиях.


Или – мобилизация уже идёт?


Вместе с тем ряд источников Царьграда, близких к региональным мобилизационным штабам, высказывают мнение, что мобилизация-то, по сути, уже… идёт. Правда, совсем не в том виде, как прошлой осенью.

Речь об активизации приёма на контрактную службу. В территории спустили соответствующую установку по набору энного количества контрактников. У каждого региона – свои показатели. В зависимости от численности населения,

– сообщил один из наших собеседников, отказавшись подтвердить конкретные цифры, всплывающие время от времени в информационном пространстве (называют, например, «разнарядку» в 2,5 тыс. контрактников от каждого города-миллионника).

Косвенно это можно заметить по появлению прямо-таки массированной рекламы контрактной службы – в транспорте, на остановках, билбордах, на радио и ТВ; распространяются буклеты и прочая типографская продукция.

В Новосибирске, как сообщает корпункт Царьграда, по примеру Москвы заработал единый номер 117 – для консультаций тех, кто размышляет о возможности записаться контрактником. То же самое – в Нижнем Новгороде: там буквально на днях завершилось формирование ещё двух добровольческих отрядов, состоящих из контрактников, для участия в спецоперации.

В военном ведомстве и не скрывают, что активно работают в этом направлении.

В настоящее время значительно увеличилось количество граждан, принявших решение добровольно поступить на военную службу по контракту,

– рассказал на том же брифинге Цимлянский.

Он отметил, что Минобороны увеличило количество пунктов приёма на службу по контракту и число инструкторов «для работы с кандидатами». И эта деятельность, уточнил представитель ГОМУ, идёт в тесном взаимодействии с регионами – то есть с губернаторами, которые возглавляют призывные комиссии и, соответственно, отвечают за вопросы мобилизации.


Шойгу: До конца года численность контрактников превысит полмиллиона человек


Собственно, ещё в конце прошлого года министр обороны Сергей Шойгу на заседании коллегии ведомства с участием президента говорил, что «для гарантированного решения задач по обеспечению военной безопасности России необходимо довести численность Вооружённых сил до полутора миллиона военнослужащих, в том числе военнослужащих по контракту – до 695 тысяч человек».

При этом, уточнил Шойгу, до конца уже текущего года численность военнослужащих по контракту с учётом замены в группировках войск мобилизованных граждан и комплектования новых формирований должна достичь 521 тысячи человек.

Здесь же следует обратить внимание на вот ещё какой момент: 24 апреля Владимир Путин на встрече с вице-спикером Совфеда Андреем Турчаком, который сообщил ему о разнице в финансовом обеспечении мобилизованных и контрактников, поручил уравнять положение всех участников СВО.


Военная арифметика: Когда мы начнём наступать, нужен будет численный перевес


И всё-таки вопрос о реальности проведения новой волны мобилизации остаётся открытым. Будет она или нет, зависит даже не столько от неизбежной попытки контрнаступления ВФУ, а скорее от тех целей, которых намерено добиться руководство России от спецоперации на данный момент.

Это же не абстрактные цифры, сколько народу нужно! Всё зависит от задачи. Скажем, оборона – одна задача. И того количества, которое есть, сейчас достаточно (в нынешнем моменте). А вот для наступления требуются совсем иные показатели. Считается 1 к 3, но это не всегда так,

– объяснил первый министр госбезопасности ДНР Андрей Пинчук.

У Украины в зоне боевых действий находятся плюс-минус 500 тысяч бойцов, продолжил он, плюс ещё столько же в резерве. Таким образом, даже если принимать «классику» (по соотношению сил), то нужно нам выставить не менее трёх миллионов человек. Впрочем, уточняет Пинчук, в современной войне имеет значение, разумеется, и оснащённость боевой техникой, артиллерией, авиацией и так далее.

То есть тут не вопрос фантазий. И сначала нужно получить вразумительный ответ, куда мы движемся: то ли освобождаем пять регионов и всё на этом, или идём до Приднестровья, или проводим, как изначально говорилось, полную денацификацию и демилитаризацию Украины,

– резюмировал Андрей Пинчук.


Резервы надо готовить: угрозу НАТО никто не снимал


Военный эксперт Алексей Леонков в беседе с Царьградом напомнил, что в ходе частичной мобилизации в строй поставили только 15% «штыков» от действующего резерва.

А меня не покидает вопрос, что будут делать остальные 85%, которые эту программу не прошли? И я вижу выход в том, чтобы организовать мобилизационные сборы, чтобы они прошли подготовку, как и те 15%, отправившиеся на СВО, и там же, после подготовки, предоставить им возможность решать, идти в зону боевых действий или вернуться по домам. Но – на добровольной основе. Другой определяющий момент: если ситуация в зоне СВО ухудшится, конечно, частичная мобилизация может быть проведена,

– не исключил Леонков.

Допустим, сказал он, мы увидим, что с той стороны будут введены дополнительные – и значительные – силы, тогда баланс сил изменится. И в этой ситуации это опасно действительно тем, что Североатлантический альянс решит помочь Украине своим непосредственным участием. Хотя блок НАТО пытается такого сценария избежать. Но США, наоборот, подталкивают своих европейских партнёров именно к нему.

Что касается роста численности контрактников, то это связано скорее с тем, что Финляндия официально вступила в НАТО, – и наша линия соприкосновения непосредственно с блоком выросла на 1300 км. Соответственно, мы обязаны произвести адекватное усиление своих сил там, что означает создание баз, рост живой силы и далее,

– указал военный эксперт.

Относительно сегодняшнего расклада по мощи на фронте Леонков напомнил, что ранее, до начала СВО на стороне противника был серьёзнейший перевес, поскольку в ДНР и ЛНР стояли лишь собственные части – порядка 20 тысяч бойцов. Со стартом спецоперации мы ввели примерно 120 тысяч солдат, а в Донбассе прошла мобилизация, и численность непосредственно их сил (до вступления в состав России) выросла втрое.

Да, они прогнали через фронт около миллиона человек – с учётом ротаций, у них колоссальные людские потери – называлось порядка 300 тысяч погибших. Однако, ещё раз акцентирую на этом внимание, всё будет зависеть от вовлечённости войск НАТО в этот конфликт,

– добавил Алексей Леонков.


Что с того?


Вероятно, считают эксперты и источники, второй волны мобилизации (по крайней мере, в ближайшем будущем) не предвидится – пока наше военное руководство не сочтёт, что перевес в живой силе складывается не в нашу пользу.

Но тут придётся согласиться с Алексеем Леонковым: резервы надо готовить сейчас – качественно и уверенно.

Иначе в нужный час у нас просто не будет иного выбора, кроме как, разослав повестки через «Госуслуги», банально проводить ускоренные, за неделю-две, курсы подготовки – и отправлять резервистов в пекло.