США постепенно теряют свой «задний двор»



США постепенно теряют свой «задний двор»

Турне Сергея Лаврова по странам Латинской Америки, на первый взгляд, сенсационным не назовешь. Российский министр посетил Бразилию, Никарагуа, Кубу, Венесуэлу, в столице последней имел встречу с боливийской коллегой.

Кроме Бразилии, названные страны с левыми режимами являются стратегическими союзниками России, с четко выраженной антиамериканской позицией, да и с Бразилией традиционно партнерские отношения, которые сохранялись и при считавшемся проамериканским президенте Жаиром Болсонару.

В общем, внешне — действительно «рабочий визит», который, однако, вызвал нервную реакцию в США. «Россия одерживает дипломатические победы в Латинской Америке, вытесняя оттуда США и утверждая своё присутствие в Западном полушарии, в «ближнем зарубежье» Вашингтона», — пишет The American Thinker.

По словам автора, Москва наращивает влияние в регионе, отмечая профессионализм и харизму русского министра и ужасаясь позициям лидеров ЛА, придерживающихся левой идеологии.

А это уже The Washington Post комментирует турне российского главы внешнеполитического ведомства «Мир не станет извиняться перед Западом за сближение с Россией. Другие страны Глобального Юга тоже осуждают возвращение Запада к холодной войне, которое произошло после начала спецоперации. В ближайшие месяцы недовольные голоса могут стать громче».

Сам Сергей Лавров обозначил, почему выбрано это время для поездки: «Набирающий силу процесс формирования справедливого многополярного мироустройства обязательно завершится результатами, позитивными для подавляющего большинства человечества», — сказал Лавров, напомнив, что началась «историческая эпоха, предшествующая формированию полицентричного миропорядка».

В свете вышесказанного, наверно, все-таки главным пунктом визита Сергея Лаврова была Бразилия, в которой в январе произошла смена власти. Президентом страны стал Лулу де Сильва, популярнейший политик страны левой ориентации, уже занимавший этот пост в 2003–2011 гг.

Он всегда славился умением находить компромиссы, избегать «острых углов», в том числе в отношениях с США, но это не уберегло от инспирированного американцами коррупционного скандала, с целью нейтрализации самого Лулу де Сильвы и продолжавшей оставаться у власти его Партии Трудящихся в лице президента Дилмы Русеф.

В результате Русеф отстранили путем импичмента, к власти в Бразилии пришли правые, проамериканские силы, а сам Лулу 580 дней провел за решеткой. Но впоследствии с него были сняты все обвинения, и он триумфально вернулся в президентское кресло.

Что он чувствует по отношению к Штатам после пережитого, мы можем только догадываться, внешне же он, как и в прежние времена, «не хочет ни с кем ссориться», однако «акценты» во внешней политике новых властей Бразилии просматриваются четко.

Важнейшим событием стал визит Лулу де Сильвы в Китай, где он принял участие в церемонии назначения Дилмы Русеф президентом банка стран — членов БРИКС (Нового банка развития) и сделал ряд знаковых заявлений.

«Каждый вечер я спрашиваю себя, почему все страны должны основывать свою торговлю на долларе <…> Кто решил, что наши валюты слабы, что они не имеют ценности в других странах? <…> Кто решил, что доллар стал [основной международной] валютой после исчезновения золотого стандарта?» — поинтересовался Лула, предложив создать валюту для расчётов, которая будет использоваться вместо доллара и шире использовать национальные валюты.

А чтобы слова не расходились с делом, там же было заключено соглашение, что Китай и Бразилия отказываются от использования доллара США в торговых операциях, и будут использовать свои национальные валюты. А это первая и восьмая экономики мира.

Учитывая, что чисто технически такие соглашения готовятся достаточно долго, а де Сильва лишь в январе вернулся к власти (а его предшественник проводил антикитайский курс), очевидно, активное наступление на доллар стороны начали без раскачки.

Судя по «антуражу» визита в Китай президента Бразилии, его страна примыкает к все более четко обозначающемуся антиамериканскому и антидолларовому альянсу России и Китая.

И теплый прием, оказанный Сергею Лаврову в Бразилии, стал, с одной стороны, определенным жестом со стороны её руководства, демонстрирующим этот новый курс, а с другой, визит был действительно «рабочим», дабы очно обсудить взаимодействие в рамках нового уровня партнерства.

Официальному Вашингтону оставалось лишь прокомментировать турне Лаврова в том плане, что страны Латинской Америки являются суверенными государствами, которые самостоятельно принимают решения о том, кого из высокопоставленных иностранных лиц им следует принимать.

При этом координатор по стратегическим коммуникациям в Совете национальной безопасности (СНБ) Белого дома Джон Кирби выразил надежду, что лидеры латиноамериканских стран «окажут давление» на Лаврова, в том числе для того, чтобы «российские войска были выведены с Украины», а затем «найдут время в своем плотном графике, чтобы лично встретиться с украинскими официальными лицами».

Конечно, «овечьим» заявлениям Вашингтона верить нельзя, и лидеры латиноамериканских стран это отлично понимают. На смену «дипломатии» канонерок и авианосцев, как и военных переворотов, бывших для континента обыденностью еще несколько десятилетий назад, пришла «дипломатия майданов».

Достаточно свежи в памяти попытки отстранения от власти законного президента Венесуэлы Николаса Мадуро; в 2019 году в результате классического «майдана» был отстранен от власти президент Боливии Эво Моралес, однако через год победу в президентской гонке одержал его соратник Луис Арсе, вернувший страну на антиимпериалистический курс.

Фактическим «майданом» было и отстранение от власти Партии Трудящихся в Бразилии в 2016 г., о котором мы говорили выше, да и нынешняя победа Лулу де Сильвы сопровождалась массовыми беспорядками, протестующим удалось даже практически взять под свой контроль столицу страны, включая главные правительственные здания.

А 7 декабря 2022 года в Перу был подвергнут импичменту левый президент Педро Кастильо, избранный лишь 28 июля 2021 года. Это привело к массовым протестам по всей стране, повлёкшим гибель более 50 человек. Люди требуют проведения досрочных выборов.

Посмотрим, сколько сможет продержаться «постмайданный» режим в Перу, ведь тенденция уже выглядит достаточно определенной — успехи штатовских ставленников если и имеют место, то носят сугубо временный характер. На выборах же проамериканские правые терпят одно поражение за другим.

В декабре 2021 президентские выборы в Чили выиграл молодой политик левого толка Габриэль Борич. А 7 августа 2022 года впервые в истории президентом Колумбии стал левый политик Густаво Петро, недавно показательно щёлкнувший по носу Вашингтон, выдворив из страны экс-квази-«президента» Венесуэлы Хуана Гуайдо.

А ведь Колумбия всегда считалась главным союзником США на континенте. По сути, на сегодня таковым из ключевых стран Латинской Америки остается только Эквадор и, возможно, находящаяся в состоянии политической неопределенности Перу. Остальные стараются проводить независимую политику и дистанцироваться от США.

Произошедшие в Бразилии перемены резко активизировали этот процесс. Крупнейшая страна Латинской Америки становится настоящим лидером этого создающегося альянса.

Это, конечно, еще не значит, что на континенте сформировался единый антиштатовский, тем более — пророссийский блок. В политике каждой из них множество нюансов, связанных с внутренней ситуацией, степенью зависимости от США, «осторожностью» тех или иных лидеров (дескать, посмотрим, как будет развиваться ситуация) и т.п.

Нельзя не отметить и то, что Чили и Аргентина осудили Специальную военную операцию, правда, как и остальные страны Латинской Америки, отказавшись от введения каких-либо антироссийских санкций, тем паче — поставок оружия Украине, как их не уговаривали западные визитеры.

Об Аргентине нужно сказать особо. До начала СВО российско-аргентинские отношения находились на весьма высоком уровне. Так, президент Аргентины Альберто Фернандес посетил 3 февраля Россию, когда начало СВО уже «висело в воздухе», после чего они с Владимиром Путиным вместе поехали на открытие Олимпиады в Пекине.

Тогда он заявил: «Я очень настойчиво выступаю за то, чтобы Аргентина все-таки избавилась от этой зависимости, от МВФ и США. И чтобы мы открывали новые возможности, в частности, в сотрудничестве с Россией. Я заверяю, что мы очень хотим развивать сотрудничество с Россией». Оценивая этот шаг, один высокопоставленный американский дипломат в Латинской Америке сказал, что Фернандес «плюнул в руку, которую мы ему протянули».

Вполне возможно, что нынешнее внешнее охлаждение между Россией и Аргентиной связано с внутренней ситуацией в последней — украинская диаспора составляет там около 300 тыс. человек (1% населения страны), но в то же время он заявил, что «он не намерен разрывать отношения с Россией из-за Украины».

О том, что курс Аргентины изменений не претерпел, в частности, свидетельствует её присоединение к китайской инициативе «Один пояс — один путь».

В каком стратегическом направлении двигается Аргентина, можно понять, если обратить внимание на то, что практически сразу же после вступления де Сильвы в должность Бразилия и Аргентина договорились создать совместную валюту «сур» («юг» в переводе с испанского), которая должна полностью заменить американский доллар во внутренних расчетах.

В дальнейшем планируется присоединение и других латиноамериканских стран к данному союзу, чтобы перестать зависеть от доллара США. Отметим, что при предшественнике де Сильвы Жаире Болсонару бразильско-аргентинские отношения были на точке замерзания.

А главное, Аргентина официально подала заявку в БРИКС. Посол Аргентины в Китае Сабино Нарваха в ходе своего выступления на встрече представителей стран блока в китайском городе Сямынь заявил, что для аргентинского правительства блок БРИКС является «прекрасной альтернативой для сотрудничества на фоне установившегося мирового порядка, который, как оказалось, был создан меньшинством и в интересах этого меньшинства».

Предметный интерес к БРИКС проявляет и еще одна крупнейшая держава Латинской Америки — Мексика. Сообщается, что тема расширенного участия БРИКС в многополярном мире была затронута в ходе переговоров Лаврова с главой МИД Боливии Рохелио Майта.

На фоне по-настоящему взрывного роста интереса к участию в этой организации во всем мире очевидно, что БРИКС, изначально бывшая «клубом» четырех крупнейших незападных экономик все более становится политическим блоком с участием многих значимых государств, главной задачей которого будет то, о чем говорил президент Бразилии, то есть избавление от доллара.

Вступление же в БРИКС автоматически означает позиционирование себя, пусть и «тихое», как союзника России, играющей сегодня ключевую роль в формируемой коалиции «глобального Юга» против того самого мирового порядка в интересах меньшинства.

И Латинская Америка, столетия бывшая «задним двором» США, страны которой с разной скоростью, но присоединяются к этой коалиции, будет играть в ней весьма значимую роль, а позиции России на континенте укрепляться.

Отсюда и крайне нервная реакция в Вашингтоне на турне Сергея Лаврова. Видимо, только плотный график не позволил ему посетить все желавшие его принять страны (поэтому встреча с боливийской коллегой прошла в Венесуэле), но нужные месседжи переданы всем латиноамериканским лидерам через тех, с которыми российский министр встретился.