Россия подрывает главенство доллара в мировой торговле



Россия подрывает главенство доллара в мировой торговле


Фото: Станислав Красильников/ТАСС

Россия продолжает работу по ослаблению долларовой экономической системы. В планах Москвы продолжить наращивать торговлю в национальных валютах как в рамках ЕАЭС, так и с Китаем, который уже стал главным торговым партнером. Попытки подвинуть доллар в глобальной торговле раньше предпринимали японская йена, потом евро. Теперь наступило время новой альтернативной валюты. Однако США так просто не отдадут свое место под солнцем.

«Планируется продолжить увеличение расчетов в национальных валютах в рамках ЕАЭС. Для того, чтобы дальше наращивать товарооборот, развиваем независимую финансовую систему внутри объединения. Согласовали также подходы к расширению использования национальных валют», – заявил премьер-министр Михаил Мишустин, выступая с отчетом правительства за 2022 год перед Государственной думой.

По данным премьер-министра, в 2022 году только по товарам доля расчетов в нацвалютах составила 85%. «Это очень хороший результат. Планируем продолжить увеличение расчетов в них», – добавил Мишустин.

На днях о необходимости дальше поощрять практику взаиморасчетов России и Китая в национальных валютах заявил президент России Владимир Путин. По его словам, сегодня 2/3 товарооборота между РФ и КНР осуществляются в рублях и юанях.

«Большая часть расчетов в ЕАЭС приходится на российский рубль, что неудивительно: соседние страны имеют географическую и историческую зависимость от РФ, потому применение российского рубля является выгодным, политически и экономически обоснованным, учитывая объемы взаимной торговли между странами. Однако доли в 100% вряд ли можно будет достигнуть, так как какую-то часть импорта все равно придется получать из стран Запада, где применяется доллар или евро», – говорит Артем Деев, руководитель аналитического департамента AMarkets.

В торговле со странами – членами ЕАЭС, то есть с Белоруссией, Казахстаном, Киргизией и Арменией, рубль имеет изначально серьезное влияние. «Сначала растет доля доминирующей, более объемной в рамках союза валюты – рубля, затем растет доля казахского тенге и далее – валют других стран, входящих в ЕАЭС. Например, доля тенге в расчетах между Казахстаном и Киргизией увеличилась с 15% в 2013 году до 20% в 2021 году», – говорит Деев. По его словам, в 2013 году доля взаимных расчетов в национальных валютах внутри ЕАЭС уже составляла 63%, а к 2021 году она выросла до 74%. При этом доля доллара сократилась с 63% в 2013 году до 19,5% в 2021-м.

«Россия однозначно проводит работу, чтобы содействовать снижению доли доллара в мировой торговле. Это процесс длительный, уже многие страны на протяжении последних десятилетий постепенно избавляются от гегемонии доллара. В целом такая регионализация экономик и ослабление главенства валюты США в глобальной торговле – это тренд на ближайшее время», – считает Деев.

Поиски реальной альтернативы доллару идут уже очень давно. До сих пор попытки были не очень удачные. «В последней четверти XX века многие эксперты в Европе и Азии видели в качестве самой достойной альтернативы доллару в международных расчетах японскую иену, но иена обвалилась, а экономика Японии уже в XXI веке значительно ослабла, поэтому о иене как о возможной альтернативе доллару все забыли», – напоминает Наталья Мильчакова, ведущий аналитик Freedom Finance Global. США просто так без боя сдавать позиции доллара, конечно, не желают, они активно защищают свое благополучие, основанное на печатании главной мировой валюты, от которой зависят все.

Потом на роль альтернативы доллару претендовала европейская валюта. «Евро изначально оказался не самым удачным геополитическим и геоэкономическим проектом, хотя Россия еще совсем недавно поставляла газ и нефть в ЕС почти всегда с расчетами в евро», – говорит Мильчакова.

Теперь многие страны называют альтернативой доллару юань. «Однако Китай уже смотрит вперед и запустил проект цифрового юаня, который использовался как экспериментальная денежная единица во время Олимпиады зимой 2022 года.

Со временем, возможно, страны БРИКС начнут рассчитываться за поставки сырья и товаров друг другу в своих государственных цифровых валютах», – рассуждает собеседник.

Россия активно продвигает отказ от доллара и при торговле с Китаем, который стал главным торговым партнером России. Уже в прошлом году товарооборот приблизился к целевым 200 млрд долларов, а в 2023 году этот уровень, скорее всего, будет перевыполнен. Хотя когда-то планы были скромнее – достичь 200 миллиардов хотя бы к 2024 году.

Теперь в торговле с Китаем более 50% торгового оборота ведется в национальных валютах. Более того, что крайне важно, КНР платит за российские энергоресурсы рубли, а не доллары, как это было принято в мире до недавнего времени.

Если в 2018 году доля расчетов между двумя странами в юанях и рублях составляла всего 17%, то по итогам 2022 года в юанях и рублях осуществлялось уже 75% расчетов. Преимущественно, конечно, расчеты идут в юанях, так как это мировая резервная валюта, указывает Мильчакова.

По словам Деева, переход на использование нацвалют в транзакциях между странами – это даже не про экономический выигрыш, а скорее вопрос ограничения рисков. «Такие операции не могут попасть под санкции Запада, тем самым страны защищают свою экономику от потрясений, от вторичных санкций и других мер, которые в последнее время активно используют США и ЕС», – говорит Деев.

«Развивающиеся страны отказываются от доллара не потому, что они идут кому-то навстречу, например, России или Китаю, а прежде всего ради безопасности своих экспортеров и доходов»,

– согласна Мильчакова.

Во-вторых, добавляет эксперт, в последние пять лет система мирового денежного обращения начала сильно трансформироваться, появились в том числе государственные цифровые валюты, и это значит, что альтернатива доллару в мире есть. Поэтому развивающиеся страны, прежде всего те, кто выстраивают свою собственную внешнюю политику независимо от США, прибегают к альтернативам доллара.

Однако процесс отказа от доллара непростой. Во-первых, экономики многих развивающихся стран сильно зависят от экспорта сырья, что создает резкую волатильность и неустойчивость их валют. Во-вторых, есть институциональные препятствия в рамках национальных законодательств, которые мешают переходу на расчеты в нацвалютах. «Например, российским экспортерам, которые поставляют свою продукцию в Индию, потом достаточно трудно вывезти из Индии рупии, полученные за поставку товаров, просто потому, что такова специфика индийского законодательства. Препоны есть, потому что многие страны привыкли к одной и той же финансово-экономической модели, а инерция преодолевается непросто», – говорит Мильчакова.