Россия и Китай — Рубикон перейден



Россия и Китай — Рубикон перейден

Среди множества знаков и политических жестов, которыми сопровождался визит председателя Си Цзиньпина в Москву, я бы отметил еще один, на который мало кто обратил внимание, — это не просто первый зарубежный визит китайского лидера после переизбрания (что всегда считается важным политическим жестом), но и состоялся он всего через неделю после того, как Си в третий раз вступил в должность Председателя КНР.

Действительно, практически любой лидер совершает зарубежные поездки (при этом товарищ Си делает это достаточно редко), и при всем значении факта «первенства», кто-то в любом случае должен стать таковым, и понятно, что это не может быть второстепенная держава, а значит и выбор «маршрута» не очень велик.

Поэтому сроки визита китайского лидера — еще более знаковый жест, призванный продемонстрировать, насколько для Китая важны отношения с Россией и какой глубины они достигли.

Понятно, каждое слово в заявлениях лидеров и подписанных документах «с лупой» препарировалось сонмом аналитиков, политологов и т. п., причем в целом они выглядели достаточно «спокойными», без громких сенсаций. Но самое главное было припасено двумя лидерами «на сладкое» (помните классику: «Сильней всего запоминается последняя фраза»?).

Уже в момент неформального прощания руководителей России и Китая на камеры попали слова Председателя Си: «Мы двигаем перемены, которых не было 100 лет. Береги себя, дорогой друг».

Подготовленные «экспромты», фразы, даже документы, якобы случайно или даже «по недосмотру» становящиеся достоянием гласности, обычный политический жест, — к примеру, можно вспомнить, как в сюжете о совещании у Владимира Путин в кадр «случайно» попал буклет с описанием доселе абсолютно секретной системы «Посейдон».

В этот раз таким образом озвучено то, что пока стороны считают нецелесообразным провозглашать официально — создан политический, экономический и, безусловно, военный союз, ставящий перед собой предельно амбициозные задачи, по кардинальному изменению всех сложившихся за последние столетия «правил», т.е. политического доминирования США и всего «коллективного Запада».

А значит, пусть и в завуалированной форме, озвучена поддержка России на главном для неё сегодня фронте — украинском. Поддержка, которая, безусловно, будет осуществляться не только на словах и не только в экономической сфере.

Уже появились утечки (вполне возможно, запланированные) о крупных соглашениях относительно поставок радиоэлектронных деталей и комплектующих (самое узкое место российского ВПК) и радиокомплексов двойного назначения.

Наверняка есть и другие, действительно закрытые аспекты, причем Запад уже начинает волать о применяемых российской стороной боеприпасах без маркировки (калибры вооружений двух стран, как известно, совпадают). Видимо, значимую роль в этом, как в «оргвопросах», так и в задействовании своего мощного ВПК, будет играть КНДР, и не случайно в совместном заявлении по итогам визита появились слова об её поддержке.

Интересным для России будет размещение в Китае заказов на различные узлы и механизмы для военной техники. Это действительно может быть узким местом, — техника, помимо чисто боевых повреждений, попросту изнашивается в ходе интенсивных боевых действий, бронированные «коробки» есть, а с «механикой» проблема, тем более что в больших количествах техника снимается с хранения и её также нужно приводить в рабочее состояние.

То, какой это может быть проблемой, показывает пример противника (Запада) вынужденного прилагать огромные усилия, дабы довести до ума направляемую ВСУ технику (так 100 старых Леопардов-1 обещают подготовить лишь к концу года) и даже формально стоящая на вооружении техника в большинстве своем оказалась небоеспособной.

И, конечно, дроны и многое другое… В общем, у России теперь прочный тыл, который делает надежды на её истощение и вовсе эфемерными. Отсюда и дикая истерика на Западе вокруг визита Си Цзиньпина, — он наглядно показал, что надежды на то, что Китай займет несколько «отрешенную» позицию, воздержится от прямой поддержки России, не сбылись.

«Антураж» визита, о котором говорилось выше, и должен был это продемонстрировать, причем не столько «третьим сторонам», сколько российскому руководству. Ведь политикой движут исключительно «вечные» интересы, а заверений в «вечном союзе» за закрытыми дверями явно недостаточно.

Очевидно, что российское руководство «держало в уме» то, что Китай проявлял известную «осторожность», в Пекине же опасались, что Москва пойдет на заключение некоего «почетного мира», если с Запада поступит серьезное предложение на сей счет.

Недавно мы указали причины, по которым для Китая это весьма нежелательно, и высказали мнение, что «известные события осени были частью большой дипломатической игры, в которой они должны были продемонстрировать относительно нейтральному «третьему миру» (за влияние на который во многом и идет борьба) готовность России к разумному компромиссу, что именно Запад и его киевские вассалы занимают абсолютно неконструктивную позицию.

Но это мог быть сигнал и Китаю (политические шаги часто имеют несколько составляющих), что ему следует активней «подключатся» к общей борьбе, что при его внешне уклончивой позиции, без должной поддержки со стороны крупнейшей экономики мира у России становится больше причин стремиться к заключению мира.

А называя вещи своими именами, Россия прямо заинтересована в обострении отношений Китая с США и остальным коллективным Западом».

Визит китайского лидера в Москву стал демонстрацией того, что «ставки сделаны», Рубикон перейден, стороны полностью определились, и, похоже, именно от Китая требовалось продемонстрировать это в большей степени.

А как же, скажут многие, мирный план Си Цзиньпина, который активно презентуется с середины февраля, и более того, по мнению некоторых наблюдателей, продвижение которого было главной целью визита китайского лидера?

Что касается реальности попыток любого государства выступить посредником-миротворцем, есть абсолютно четкий индикатор — в этом случае оно старается поддерживать контакт с обеими сторонами конфликта, более того, — выстроить с ними доверительные отношения.

Мы же видим полный игнор Киева со стороны Пекина и даже демонстративный отказ от любых контактов, несмотря на назойливые попытки Зеленского получить хотя бы формальную телефонную «аудиенцию» у товарища Си. Этим все сказано.

Не стал бы исключать, что в ближайшее время такой разговор может состояться, но истерические требования западных политиков к китайскому лидеру «набрать Зеленского» только снижают на него шансы. Ну не любят китайские товарищи, когда им указывают.

Это все та же геополитическая игра, о которой мы говорили еще в ноябре, направленная на «глобальный Юг» за поддержку которого и влияние на него идет борьба, которая определит беспрецедентные перемены, о которых говорил Си.

Только в этот раз «первую скрипку» в ней играет Китай и результат получился впечатляющий — США и прочий Запад на самом высшем уровне прямо и открыто высказались против прекращения боевых действий, причем, что характерно, без дежурных фраз о том, что «решение должна принимать Украина» (типа «суверенная»).

И кому из тех, кто желает только того, чтобы «это поскорей закончилось» (из собственных экономических соображений), а это многие важные страны, теперь однозначно не ясно, кто разжигает войну.

Впрочем, есть и еще одна составляющая, о которой я выскажусь с большой осторожностью, сделав лишь один однозначный вывод: «настроение» у Зеленского ныне куда хуже, чем в октябре-ноябре и то, что Запад буквально гонит его в крайне рискованное наступление, отнюдь его не поднимает.

Не исключено, что назойливые попытки Зеленского дозвониться до Си связанны с этим, он, по крайней мере, мечтает о посреднике, который поможет заключить более-менее «почетный» мир.

Бескомпромиссные заявления о продолжении войны и должны на корню пресечь любую «самодеятельность» Зеленского, а для его моральной поддержки был организован «уравновешивающий» (визиту Си Цзиньпина в Москву) визит японского премьера Фумио Кисиды в Киев.

Впрочем, и поездка Кисиды и весь «антураж» вокруг визита Си, включая резкую реакцию на Западе, говорят об одном: политическое маневрирование вокруг Китая закончилось. Он четко определился со своей позицией и на Западе это отлично осознают.

Начинается открытое противостояние двух геополитических блоков: коллективного Запада и российско-китайского союза, в который однозначно входит и Иран, а также еще несколько стран, включая КНДР.

Остальные пока «нейтралы», но, как известно, нейтралитет бывает и дружественным к одной из сторон. И, похоже, дружественных для Запада «нейтралов» почти не осталось, а склоняющихся к поддержке Российско-Китайского блока (в той или иной степени) все больше и больше.

Об этом говорит недавнее примирение Саудовской Аравии и Эмиратов с Ираном и Сирией, достигшее уже 16-ти количество стран, проявляющих интерес к вступлению в БРИКС. Это может сделать БРИКС в скором времени «вторым эшелоном» антизападного союза.

Противостоять этому процессу, судя по всему, Запад рассчитывает исключительно методами экономического давления, подрывной деятельности и т.п. «Хорошего» предложить «глобальному Югу» он уже ничего не может.

Но это те самые «штыки», с которыми можно делать что угодно, кроме одного — на них нельзя сидеть, тем более что фактическое оформление российско-китайского союза многих сделает смелее.

Поэтому Запад обречен, но борьба предстоит длительная и упорная.