Загнивание западной культуры. Часть I



Загнивание западной культуры. Часть I

Долгие годы советская пропаганда настойчиво рассказывала о загнивающем Западе. Так неумело, бесталанно и топорно, что это возымело скорее обратный эффект, и её увещевания превратились, как бы сейчас сказали, в мемы. В быту выражение «загнивающий Запад» использовалось скорее в ироничном ключе.

После развала СССР мы некоторое время сами себя убеждали не только в том, что «Запад поможет», но и в том, что западные ценности, западный образ жизни, мысли и западная культура — это высшие достижения мировой цивилизации, которые необходимо перенимать. А если они у нас не приживаются, значит надо насаждать силком, с непременным сетованием, что народец у нас убогий, совковый, с рабским менталитетом. Презирать всё наше, от истории и национального характера до любых достижений, — вот чему нас учил Запад и чем услужливо гипнотизировала народ значительная часть интеллигенции. Даже в быту, если что-то назначалось хорошим и правильным, значит к нему добавляли ссылку на Запад: «евроремонт», «европейский город», «сшито по итальянским лекалам», «немецкое качество», «голливудская улыбка», «импортные технологии», «как в Америке». Бывшие советские инженеры, рабочие и служащие бежали вприпрыжку в банки со словами «на Западе все живут в кредит».

Однако со временем миллионы фактов и фактиков о реальной жизни на Западе, о реальном поведении западных стран, о реальном культурном уровне западных обществ начали протаптывать густые заросли нашего низкопоклонства. По крайней мере часть населения уяснила, что демократия западного образца не такая уж и образцовая, что западные свободы дурно попахивают, а «общечеловеческие ценности» всё больше похожи на фарс. А про историографию западного формата и говорить нечего, её насаждение у нас никогда не находило поддержки, кроме как в среде самых заядлых либералов-западников.

Вместе с тем сильно менялась обстановка в стране и мире. РФ с каждым годом всё больше становилась заложником элементарного стремления к суверенитету. Оказалось, что в западной цивилизации не должно быть самостоятельных государств, кроме одного — США. Внезапно даже Владимир Владимирович отошёл от стандартных реверансов либеральной демократии и Западу, заговорив о неоимпериализме. С 2014 по 2022 год — небольшой по историческим меркам промежуток — российское общество нехотя, рывками приоткрывало глаза на то, как реально устроен мир, в котором после развала СССР доминировали США.

В феврале 2022 года РФ наконец вмешалась в гражданскую войну на Украине, потому что тянуть дальше было нельзя. Бандеровщина на службе НАТО — это не «лесные братья» из Прибалтики, стратегический и военно-политический потенциал Украины как враждебного государства на границах России к 2022 году уже стал серьёзным фактором противостояния США — РФ. Путин несколько сглаживал углы, когда говорил лишь о сокращении времени подлёта до Москвы и т. п. Дело в том, что целью украинской власти было уничтожение ЛДНР как государственных образований. Сейчас, после десяти месяцев спецоперации, по характеру заявлений и решений украинской власти уже многим стало ясно, что если бы РФ не вмешалась, то за гипотетическим разгромом ЛДНР последовала бы реализация территориальных претензий к России. Начались бы диверсионные и террористические акты в Крыму, обстрелы пограничных пунктов и провокации, которые были бы полностью поддержаны Западом, так как, по его мнению, полуостров — это территория Украины. Такого рода конфронтация происходила бы на условиях противника, ведь, например, от границы ЛНР до Волгограда всего 350 км — меньше, чем от Мариуполя до Херсона.

Избежать военного конфликта было невозможно, так как он был частью стратегического плана его вдохновителей и организаторов из-за океана, составленного не восемь, а лет тридцать назад. США обхаживали Украину как самую большую и сильную антироссийскую страну с момента её образования. США поддержали и организовали майдан, рассчитывая, что РФ придётся как-то выкручиваться с Черноморским флотом. Единственным условием реализации стратегического плана был возврат России роли мировой державы. И было бы странно, если бы американцы, пока была возможность, не подложили пару-тройку «свиней» своему потенциальному конкуренту на европейском направлении.

Но и к началу 2023 года в российском обществе всё ещё господствуют представления, что боевые действия на Украине ведутся против собственно ВСУ, нацбатов, теробороны и наёмников, а не против США и подконтрольных им стран НАТО. Всё ещё живы модели мышления прошлого.

Параллельно с политическим отрезвлением медленно началось отрезвление в сфере культурного, мировоззренческого низкопоклонства перед Западом. Кажется, тут главным фактором стало неприятие западного культа половых извращений, в том числе смены пола и вообще нравственного вырождения, связанного со всякими зачастую надуманными «меньшинствами». Это такой «пунктик», по которому на культурном фронте развернулась мощная антизападная кампания. Причём с широкой поддержкой масс.

Но давайте вспомним себя же лет 15 назад. Эстрада была оккупирована персонажами типа Шуры, Бори Моисеева и «Тату». В театре и на ТВ происходило непотребство не меньшее, чем в америках и европах. Наша творческая интеллигенция повально копировала все западные веяния и форматы. Большинство российских ток-шоу — копии американских. Многие российские сериалы — копии американских. Страна в духовной сфере подражала всему западному. И никого из власть имущих и лидеров мнений это особо не волновало. Да и народ если и возмущался, то только на кухнях и в курилках. Атмосфера была такой, что если кто-то выражал недовольство, то его воспринимали как ханжествующего православного активиста, почвенника-националиста или коммуниста.

Постепенно вектор мышления изменился, наступило отрезвление и оздоровление восприятия. Виной этому стал, как ни странно, не рост собственно нравственности, а смена политической обстановки. Именно обострение международных противоречий, передел миропорядка вызвали обострение политических (разгром либеральной оппозиции), экономических (укрепление госкапитализма) и духовных (поиск идеологии, ностальгия по СССР и концепция «Русского мира») противоречий внутри страны. Изменение внешних условий вызвало к жизни новые форматы государственной политики, поставив перед обществом многие вопросы ребром.

Вообще, умение логически разрешить противоречия посредством доведения его сторон до крайности — важный навык. Нас постоянно учат, что делить всё на чёрное и белое неправильно, потому что мир не чёрно-белый. Всё сложно, везде имеются оттенки. Это верно, что мир не чёрно-белый и всё сложно. Но чтобы действовать, чтобы принимать разумные решения, необходимо адекватно оценивать все стороны жизни: выделить главное и второстепенное, определить правильную сторону истории и неправильную. А это и есть логический приём разделения на чёрное и белое. Поэтому если Меладзе заделался на словах бандеровцем и не способен осознать сути своего поведения, то общество его порицает и отвергает. Как и всяких галкиных. И это правильно.

Другое дело, что навык этот может оказаться вовсе не навыком, а спекуляцией, как это происходит на Украине и на Западе, где подвергается обструкции даже русская культура. Но шарлатаны, проходимцы и манипуляторы орудуют везде и тысячами способов.

Самое интересное, что внимание российского общества к загниванию западной культуры, образу жизни и мысли не обусловлено какими-то скачками этого самого загнивания. И десять, и двадцать, и тридцать лет назад на Западе процветал этот же самый идиотизм, который сегодня вдруг стал очевиден почти всем. Просто в несколько иных формах.

Более того, упадок западной цивилизации предрекали великие умы ещё сто, двести и даже триста лет назад. Об этом на разный лад, от утопий до научных изысканий, писали и западные, и незападные авторы. И это неудивительно, ведь исторически, глобально человечество движется по пути развития принципов, сформировавшихся в Новое время, когда европейские страны быстро распространили своё влияние на весь мир. От колонизации, Американской революции, Великой французской революции, Первой мировой войны, Октябрьской революции, Второй мировой и до развала СССР и глобализации. Все эти масштабные, часто разнонаправленные исторические процессы представляют собой движение одной и той же эпохи современной цивилизации, истоки которой были в Европе.

Одни (марксисты и близкие к ним) осмысливали её с точки зрения формационного подхода, другие — с точки зрения цивилизационного или типологизаторского (традиционное, индустриальное, постиндустриальное общества) подходов, но суть от этого не менялась. Ни одна общественная система в мире ничего не может противопоставить индустриальной цивилизации, возникшей в Европе. Индейцы, арабы, персы, индийцы, китайцы и другие азиатские культуры, которых в силу исторических причин обскакали в Новое время европейцы, могут содержать кладезь тысячелетней мудрости, но систему материального производства, индустрии, гражданские права, свободы, развитые рыночные отношения им на штыках принесли европейцы. И те, кто сопротивлялся, делали это на той же материальной основе, перенимая западные технологии, институты и идеи. Так уж получилось, что технологически более высокоразвитое общество возникло в Европе и принципы его организации огнём и мечом распространились на всю планету.

Следовательно, видя становление и расцвет этой современной цивилизации, наиболее прозорливые мыслители усматривали и её стагнацию, загнивание, закат. Только Гегель и Фукуяма — каждый в своё время — решились поставить европоцентристскую точку в социальном развитии человечества. Первый сказал, что эталон цивилизации — это прусская монархия, а второй — что американская демократия.

В этой же фукуямовской парадигме зависли интеллектуальные пигмеи из либерального лагеря, которые целыми днями рассказывают, что «общечеловеческие ценности», демократические и гражданские свободы, возникшие на Западе, — это вершина социальной теории и универсальные принципы организации общества.

История антизападного движения в нашей стране берёт начало с противодействия реформам Петра Великого, логически выливаясь в славянофильство, затем в народничество и неонародничество — партию эсеров.

Некоторые скажут: «Какие же народники и эсеры антизападники?» Достаточно последовательные. Они считали, что в России насильно насаждается возникший на Западе капитализм, чуждый русской жизни, крестьянской общинности и «природному» социализму и анархизму нашего народа. Тогда ещё речи о тлетворном духовном влиянии не шло, потому что оно себя проявляло только в среде интеллигенции, большинство же не умело и читать, а радио, телевидения и интернета ещё не существовало. Но при этом ни славянофилы, ни народники, ни тем более эсеры не отрицали необходимости промышленного развития страны, пытаясь лишь найти альтернативные западным формы. К сожалению, экономические программы были самым слабым элементом их теорий, поэтому, если бы даже они добились своих политических целей, вряд ли бы мы увидели что-то принципиально отличное от реформ 1861 года в случае с народниками и власти Временного правительства в случае с эсерами. Эсеры, кстати, входили в оба коалиционных правительства и вообще были самой крупной политической партией в 1917 году.

Большевизм же, казалось бы завезённый к нам из Европы и относимый многими к западничеству, придя к власти, сразу же начал войну с Западом. Все почему-то фокусируются на Брестском мире, забывая, что его результаты были аннулированы через девять месяцев, и на отражении интервенции. Создание РСФСР и затем СССР стало началом подготовки прежде всего Запада к новой мировой войне, а Вторая мировая война, несмотря на союзничество с Англией и США, в результате переросла в холодную войну. Впрочем, большевизм как историческое явление был не монолитным, внутри него было и чисто западное направление — троцкизм.

В 1920–1930-е годы СССР жадно перенимал западные технологии, массово нанимал американских и европейских инженеров (организовал ту самую «утечку мозгов», которую позже в несколько ином виде возьмут на вооружение США), но при этом в духовной сфере значительно ограничивал влияние Запада. Это стало возможно по двум причинам: во-первых, опять же коммуникационные технологии и уровень грамотности были ещё достаточно низки и культурное воздействие затруднялось объективно; во-вторых, велась мощная идеологическая обработка населения; в-третьих, культура всегда следует за товарами и услугами и поскольку западных товаров и услуг в СССР почти не было, постольку и культура не проникала. И если кто-то думает, что в первой половине XX века на Западе духовная культура была разумной, рациональной, высоконравственной и христианской, то это заблуждение. Там царил декаданс, модернизм, фрейдизм, всякие флэпперы и другие продукты «ревущих 20-х».

Маскулинные девы, фемининный мужик,

Кто петух, а кто курица из них?

Их теперь не разгонишь, и посмотри:

Сестра себе пытается что-то брить,

Братишка завился на перманент,

Их теперь не приструнишь. Нет и нет.

Когда я был молод, было попроще

Разобрать, где тут зять, а где тут теща,

А теперь не поймешь, кто из них кто.

Трусики, брюки шириной с пальто,

Никто не скажет, кто в них одет.

Женомужчинами полон весь свет!

Это не современный стишок, а слова популярной в 1920-е песни американского певца старшего поколения Э. Лесли.

Впрочем, в СССР через западную архитекторскую школу проник, например, конструктивизм, в стиле которого выполнены многие здания 1920-х. Но когда ВКП(б) своими «кровавыми лапами» добралась до архитектуры, то советским творцам быстро объяснили, что коммунистические здания должны быть красивыми и монументальными. Так мы получили замечательный «сталинский ампир»: до сих пор восхищающие жилые «сталинки», центральные станции Московского метрополитена, дома культуры, здания заводоуправлений и «Дома Советов». А потом Хрущёв снова вернулся к функционализму, и всю страну застроили серыми безликими коробками и депрессивными административными строениями.

Антагонизм Запада по отношению к большевизму и большевизма по отношению к западным странам обусловлен интернационалистическим характером обоих этих явлений. И западная модель капитализма претендует на универсальность, и советский коммунизм. Но не только. Запад желал уничтожить СССР и сегодня желает уничтожить РФ, КНР, ИРИ, КНДР, потому что видит в них конкурентов или непокорные страны, которые угрожают его гегемонии.

Итак, антизападная мысль сама по себе логически самодостаточна, так как эпоха господства Запада исторически преходяща. История же антизападной мысли и антизападного движения в России пестра и разнообразна, но представлена двумя типами. Первый тип — это противодействие «западному пути», который объективно был связан с технологическим и индустриальным развитием страны, а второй тип сопряжён с конкуренцией со стороны Запада.