Встать! Суд грядёт! В Мариуполе готовят трибунал



Встать! Суд грядёт! В Мариуполе готовят трибунал


Фото: Globallookpress

В освобождаемом Мариуполе уже начали работу представители общественной организации «Международный общественный трибунал по Украине» (МОТУ), собирающие доказательства военных преступлений, совершённых киевским режимом. Это может стать прелюдией к организации полноценного трибунала над укронацизмом и русофобией в целом – по аналогии с Нюрнбергом 1945–1946 годов.



В руки общественников из готовящегося «Международного общественного трибунала по Украине» уже попали бумажные документы и цифровые носители, брошенные в Мариуполе убегающими сотрудниками СБУ. В том числе – списки тех, кто подвергался репрессиям. Всё это, равно как свидетельства массовых убийств гражданского населения нацбатами и ВСУ, грабежей, пыток и убийств военнопленных, использование людей в качестве «живого щита» и т. д. станет доказательной базой для грядущего суда над укронацизмом и русофобией в целом, который непременно состоится.

Пройдут ли заседания антирусофобского трибунала в самом Мариуполе или пока ещё не освобождённых Славянске или Одессе – пока неясно. Но неизбежность самого этого события для русских людей должна быть очевидна. И вот почему. Объясняем, что называется, «на пальцах».


Возможна ли денацификация без трибунала?


Как чётко заявил ещё 5 апреля в транслируемой украинским ТВ беседе с журналистами сам кровавый комик-президент Зеленский,

Фразу про демилитаризацию Украины мы забыли, ещё когда мне предлагали уехать из Киева. Мы им сказали, что про демилитаризацию и денацификацию забудьте, мы про это даже говорить не будем.

То есть нет никаких двойных толкований. Пока «шайка наркоманов и неонацистов» (определение Владимира Путина) во главе с Зеленским находится у власти, ни демилитаризация Украины, ни тем паче её денацификация, невозможны в принципе. Даже на уровне переговоров. А ведь именно демилитаризация и, что ничуть не менее важно, денацификация являются главными целями начатой Россией спецоперации: безопасность ДНР-ЛНР, признание Крыма и внеблоковый нейтральный статус Украины – лишь прямые следствия этого. Уточняем сие персонально для всех апологетов «похабного мира»: пусть прекращают своё нытьё о «сближении позиций» с нацистами и не мешают армии делать свою работу.

Договориться с нацистами невозможно ни в Германии 1945 года, ни на Украине 2022-го: их можно только уничтожать, а уцелевших принудить к капитуляции. Непременно безоговорочной. После чего в обязательном порядке устроить показательный суд над местной разновидностью нацизма как политическим явлением и его главарями. То есть новый Нюрнберг.

Причём крайне желательно осудить не только укронацизм, но и русофобию в целом, поскольку по уровню человеконенавистничества и геополитическим последствиям она давно превзошла гитлеровский антисемитизм. И чтобы заигравшийся в русофобию Запад задумался, наконец, что именно из такой питательной среды вырастает, в конце концов, нацизм – что немецкий, что украинский, что американский.



Почему бандеровцев не осудили в Нюрнберге-1945?


Именно этот вопрос, вынесенный в подзаголовок, в качестве «аргумента» очень часто приводят украинские власти. В качестве доказательства того, будто нацистами и военными преступниками эти кумиры нынешней Украины не были. Однако, согласно Уставу того Международного военного трибунала, он был создан для преследования главных (!) военных преступников, и потому судил только верховное руководство Германии. И признавал преступными только германские формирования (например, СС). Бандера и его подельники в категорию «главных», понятно, не входили.

Что же касается пронацистских преступных организаций в других странах, судить их предоставили национальным трибуналам. Не судили в Нюрнберге ни русского по рождению предателя Власова, ни многочисленных коллаборационистов из числа малых народов, ни многих других преступников, отмеченных преступлениями против человечества. Но это не значит, что они невиновны.

Однако уже в наше время данный факт позволил «свидомым» историкам утверждать, что раз в Нюрнберге бандеровцев не осудили, значит, и военными преступниками они не были. Это не так – масса документально подтверждённых свидетельств бандеровских зверств имелись при СССР в каждом областном архиве Украины (теперь они, вероятно, уничтожены), а также в Польше. При этом, как свидетельствует польский историк Адам Подгаецкий,

Стефан Бандера, обученный немцами в спецшколе в Гданьске, был известен в структуре гитлеровского абвера под псевдонимом «Сирый». Агентами Гитлера были также и И. Коновалец, Рико Ярый, М. Колодзинский, Мирослав Прокоп, А. Мельник и сотни других членов ОУН*.

Кроме русских и поляков, бандеровцы отметились массовым уничтожением евреев. Причём, по свидетельству очевидцев, их боялись даже больше, чем немецких нацистов: те хотя бы доводили схваченного человека до комендатуры, укронацисты же убивали его на месте. Впрочем, после 1991 года вся эта «неудобная» для формирования «новой украинской идентичности» правда стала замалчиваться и даже преследоваться. Так львовский историк Виталий Масловский, опубликовавший в 1999 году книгу «С кем и против кого воевали украинские националисты в годы Второй мировой войны» в том же году после второго покушения был убит в подъезде собственного дома.

Бандеровщина воскресла в наши дни потому, что не была добита тогда. Да, в период активной борьбы с ОУН-УПА* в 1944–1949 годах были уничтожены десятки тысяч бандеровцев. Однако в дальнейшем с ними поступили на удивление мягко. В СССР даже не был принят закон, осуждавший ОУН-УПА*, хотя борьба с ними продолжалась до середины 1950-х. Многие тысячи оказавшихся в лагерях и ссылке бандеровцев и их пособников быстро сорганизовались и даже вместе с бывшими полицаями и прибалтийскими «лесными братьями» поднимали порой восстания.

А затем пришла эпоха Хрущёва, бандеровцев записали в «жертвы сталинских репрессий», и уже в 1956 году на Западную Украину возвратились более 20 тысяч бывших бандеровцев, начав, согласно директиве своих вождей, активно внедряться в советскую и даже партийную систему. Именно тогда было заложено то, что рвануло на Украине в 2014-м. И что нам крайне нежелательно повторить сегодня.



«Воздаст каждому по делам его»


Преступлений, достойных трибунала и самой суровой кары за 8 лет бандеровского режима на Украине накопилось масса. Поэтому без трибунала – никак. Так, известный историк и этнополитик Александр Севастьянов в комментарии для «Первого русского» заявил:

Трибунал, безусловно, необходим, без этого никакая денацификация в принципе невозможна. Создавать его желательно с активным участием представителей ДНР-ЛНР, на территории которых военные преступления творились на протяжении 8 лет. Кроме того, желательно включить в состав трибунала представителей русских организаций Украины, подвергшихся после майдана преследованиям и репрессиям. Международных судей мы туда, конечно, не заманим, но пригласить международных наблюдателей и прессу из ряда стран (не обязательно западных) следует обязательно.

Уже первые судебные процессы над укронацистами на территории ДНР-ЛНР покажут настрадавшимся от них мирным жителям, что справедливость существует и возмездие неотвратимо. Благо эти ныне признанные Россией республики дурацких конвенций не подписывали, и смертная казнь для нелюдей там не отменена. Александр Севастьянов совершенно справедливо замечает, что тянуть с созданием трибунала «до нашей победы» недопустимо:

Проводить трибунал следует начинать уже сейчас, по ходу военной спецоперации – это создаст для воюющей армии и населения освобождённых территорий правильный эмоциональный фон – понимание, против кого и за что мы воюем. Можно обратиться к опыту СССР в Великой Отечественной войне, когда захваченных карателей и палачей судили и карали прямо на месте совершённых ими военных преступлений. Таких мест много – Донецк, Луганск, Горловка, Краматорск, тот же Мариуполь. Со временем, надеюсь, к ним добавятся другие города – Одесса, Харьков, Киев, Буча и т. д. Уже известны многие военные преступники, и если, как я надеюсь, группировка ВСУ в Донбассе будет окружена и уничтожена, у трибунала появится ещё много подсудимых.


Что с того?


Итак, нет никаких сомнений – свой Нюрнберг последыши Бандеры и русофобы любых мастей должны получить. Причём финальной точкой его деятельности должен стать суд над самими явлениями укронацизма и русофобии с их полным и безоговорочным запретом. А также – суд над теми его главарями и наиболее одиозными деятелями, которых удастся захватить. Желательно – с применением «высшей меры социальной защиты», на территории народных республик Донбасса не имеющей никаких мораториев. Впрочем, и те, кого сейчас захватить не удастся, могут быть со временем отловлены, как в своё время гитлеровец Эйхман, и получить давно заслуженную кару.

И последнее. Мы уже говорили, что место трибунала пока неизвестно. Но было бы очень символично, если бы финальный суд этот прошёл в освобождённой Одессе, в том самом Доме профсоюзов, где укронацистские подонки заживо сжигали людей. Чтобы другим воинствующим русофобам неповадно было.

* Запрещённая в России организация.