Украина боится Белоруссии: Три условия, при которых Лукашенко поможет со спецоперацией



Украина боится Белоруссии: Три условия, при которых Лукашенко поможет со спецоперацией


Фото: Drop of Light/Shutterstock.com

Пакт о ненападении, который Киев предложил заключить Минску, выдал три главных страха Украины в отношении своего северного соседа. Они вполне реальны. Зеленский трусит не зря. Но и Лукашенко на мякине не проведёшь: всё сделает, как надо.



Президент Александр Лукашенко поставил на место Киев, попытавшийся обмануть Белоруссию предложением заключить пакт о ненападении. Этот опытный политик, заявивший накануне, что «не знает, зачем это украинцам», на самом деле всё понимает прекрасно. А именно, почему украинцы, «с одной стороны, просят нас, чтобы мы ни в коем случае не воевали с Украиной, чтобы наши войска туда не двигались, пакт о ненападении предлагают заключить». А с другой – «готовят» и «вооружают» боевиков, чтобы запустить эту «гремучую смесь» в Белоруссию, вынуждая Минск на это «жёстко реагировать». Как и на то, что делают «вообще очумевшие» Польша и Литва.


Киев подтверждает


О том, как видит сложившуюся ситуацию Лукашенко, – чуть ниже. Пока же поговорим немного о реакции на его слова Киева, где фактически подтвердили, что обращались к Батьке с таким предложением.

Украина предостерегает Минск от любых возможных дальнейших агрессивных планов. Со своей стороны подтверждаем отсутствие каких-либо агрессивных намерений в отношении Беларуси,

– заявил во вторник официальный представитель МИД Украины Олег Николенко.

Президент Украины Владимир Зеленский на совместной пресс-конференции с финским коллегой фактически признал, что Минску было сделано такое предложение, чтобы продемонстрировать отсутствие у Киева агрессивных планов.

Всё, что Украина официально предлагает, вы слышите. Мы нападать на Белоруссию не собираемся и никогда не собирались. Нет таких намерений,

– сказал Зеленский.

А если сильно попросят западные «спонсоры» – поляки с литовцами вместе с Лондоном и Вашингтоном, неужели, господа-украинцы, не нападёте? Вы же уже продали им не только свою душу, но и тело, и просто не можете существовать без их системы обеспечения.



Чего боится Украина?


Во-первых, в Киеве опасаются, что Минск однажды непосредственно всё-таки вмешается в украинский конфликт, и трусят по этому поводу, мечтая заключить с Лукашенко ни к чему не обязывающий Украину (см. Минские соглашения, плюс настоящим президентом Белоруссии в Киеве считают сидящую в Варшаве «жену блогера» Тихановскую) пакт.

Во-вторых, Украине приходится держать на белорусской границе больше войск, чем ей бы хотелось. На конец января, по данным белорусских пограничников, речь шла о 17,2 тыс. военнослужащих. Вдоль белорусской границы «продолжает возводиться «железный занавес» не только из стационарных инженерных сооружений и заграждений, но и минных полей на южном направлении».

Кроме того, «ведётся активная воздушная разведка белорусской территории с использованием беспилотных летательных аппаратов». В ноябре прошлого года председатель погранкомитета Анатолий Лаппо сообщил, что украинские силовики взорвали «практически все мосты на Гомельском и Мозырском направлениях» и «начинают взрывать все мосты на Волынском направлении»…


Что очевидно для Минска?


Конечно, сейчас Украина, напрягающая все силы с тем, чтобы с помощью Запада отбиться от России, не нападёт на Белоруссию. Но в Минске нет никаких иллюзий насчёт того, что если киевский режим уцелеет, то тут же наплюёт на пакт и будет пакостить Белоруссии. Засылать диверсантов, а то и попытается доставить в Минск на своих танках прозападную оппозицию Лукашенко, который это прекрасно понимает, в связи с чем и «послал» Киев с его пактом.

Глава ДНР Денис Пушилин на всякий случай призвал Минск не вестись на уловку Украины.

Предложение заключить с Беларусью пакт о ненападении Киев пытается выдать за миролюбие. Но у нас есть пример Минских соглашений. Весь мир убедился после откровений известных политиков – Олланда и Меркель, что договорённости заключались не с целью их выполнить, а чтобы выиграть время и накачать Украину оружием,

– сказал он.


К чему готовится Батька?


Насколько велики шансы того, что Белоруссия вмешается в украинский конфликт? Они очень велики, это практически неизбежно в самом что ни на есть обозримом будущем. Белоруссия переходит на армию военного времени. Снимает военную технику с длительного хранения. Приступила фактически к скрытой мобилизации. Создала совместную с Россией региональную группировку войск, получив от Москвы самые современные вооружения. Организованы оперативное командование Сухопутных войск на южном направлении, народное ополчение (в дополнение к теробороне, численность которой составляет около 120 тыс. человек). Повышены информационная и мобилизационная готовность. Постоянно проводятся военные учения. На границе с Украиной развёрнуты Силы спецопераций. Всё это и многое другое – несомненные признаки подготовки к войне. Они систематические и серьёзные. Лукашенко не опоздает к разделу Украины.



Что с того?


Таким образом, подготовка Минска к военным действиям налицо. Беспричинно такое никогда не делается, особенно в срочном порядке. Неудивительно, что Киев нервничает, даже паникует, примером чего и стало предложение заключить с Белоруссией пакт о ненападении.

Древняя мудрость гласит: хочешь мира – готовься к войне. Но есть три серьёзные причины, которые вынудят Минск принять непосредственное участие в войне на Украине. О двух из них я уже писал.

Во-первых, это недопущение оккупации Польшей украинских территорий, откуда станет исходить дополнительная угроза для Минска. Речь тут может идти, прежде всего, о Волыни (часть этой исторической области и сейчас находится в составе Беларуси), которую Лукашенко был ещё готов терпеть в составе Украины, но не Польши, которая пыталась его свергнуть и не оставляет этих планов. Если позволить полякам занять Волынь, когда Украина начнёт сыпаться, над Белоруссией нависнет намного более серьёзная угроза и с юга. Конфигурация группировки белорусских войск и появление народного ополчения, которому наверняка будут приданы полицейские функции, прямо указывают на то, что эти соображения приняты во внимание.

Во-вторых, в Минске боятся хаотизации Украины после того как она однажды осознает, что сопротивляться России бесполезно. На Украине много одичалых нацистов. Укрылась там и часть белорусской оппозиции, вынашивающей планы захватить какой-нибудь белорусский город недалеко от украинской границы и заявить претензии на власть в стране, начать партизанить в её лесах. Кроме этого, существует угроза появления в Белоруссии спасающихся от резни в развалившейся стране сотен тысяч украинских беженцев, среди которых будет немало и головорезов-боевиков. С ними намного легче будет иметь дело не на своей земле, а на взятых под контроль сопредельных территориях, как это делают, например, турки в Сирии.

Ну и, наконец, в-третьих, хотя об этом неприятно писать, нельзя полностью исключать также ситуацию, что белорусам придётся помогать устоять на Украине своему единственному союзнику, армия которого оказалась не на высоте, в том числе и благодаря беспрецедентной военной и финансовой помощи Запада Киеву. Потому что, если Россия «проиграет», это будет приговор и Белоруссии тоже.