«Потерпите, голубчики!»: Русская спецоперация на открытом сердце



«Потерпите, голубчики!»: Русская спецоперация на открытом сердце


Фото: Игорь Иванко / АГН «Москва»

Происходящее в Донбассе и на Украине – не что иное как одна из фаз затянувшейся гражданской войны. В ней не может быть побеждённых, но могут быть исцелённые. Русские люди, позабывшие о своей русскости и исцелённые в ходе тяжелейшей хирургической операции.



Из всего, что было в последние дни показано о спецоперации русских войск в Донбассе и на Украине, пожалуй, сильнее других полоснули по сердцу кадры, как русские военные медики помогают тяжелораненому украинскому вэсэушнику. Сколько этот парень унёс жизней наших солдат (надеюсь, мирных людей не убивал), Бог весть. Однако на стоны раненого противника русский военврач неожиданно произнёс:

– Вань, потерпи немножко… Потерпи, голубчик!

Поражает даже не жуткий контраст с тем, как на других кадрах последних дней украинский врач издевательски допрашивал нашего раненого солдатика, заставляя произнести мантру «Слава Украине!», но то, что сами слова «враг» и «противник» сегодня звучат очень условно. До тех пор, пока с «той» стороны звучат выстрелы и взрывы. А когда тот, кто ещё минуты назад в тебя стрелял, лежит раненый и беззащитный, он тут же превращается в «Ваню» и «голубчика».


Война за русские души и русские земли


Нет, конечно, в условиях гражданской войны, а спецоперация Вооружённых сил России и русских народных республик Донбасса – это именно её фрагмент (хочется надеяться, один из заключительных), случается всякое. Кровь, грязь, месть… В русской исторической памяти это засело крепко, в том числе в таких жутких песенных строках о трагических событиях столетней давности: «Мир далеко-далёко виден в окошках узких: русские рубят русских», «Мы бессмертны, до свиданья, трупом пахнет самогон».

Как и большинство семейных конфликтов, даже самых жестоких, исцеляются, раны гражданских войн рубцуются. Достаточно вспомнить «Вечный зов», советский телесериал 1970-х годов. Одним из положительных героев, в конце картины становящимся председателем колхоза, представлен… бывший «белый» Иван Савельев. Показана была в «Вечном зове» и линия нацистских коллаборационистов времён Великой Отечественной войны. В том числе – украинских националистов. Чей гитлеровский куратор подполковник абвера Лахновский произнёс слова, удивительно перекликающиеся с нашим сегодняшним временем:

– Вот закончится война, всё как-то утрясётся, успокоится… Тогда и начнётся настоящая борьба! За нами идеологическая машина всего остального мира… Деньги сделают всё! Мы подорвём монолит вашего общества! Вот войну за души людей мы выиграем!

Именно эта война за русские души с разной степенью интенсивности и шла в последние три четверти века. В советское время это не было так заметно, но уже в той глобальной «Охоте за Красным Октябрём» за антикоммунизмом вовсю проглядывала русофобия. И повылезавшие из схронов и бежавшие за океан бандеровцы в ней принимали самое активное участие. Задача была той же, что ранее им ставили гитлеровцы, а до них – ещё австро-венгерские кураторы украинских националистов первой генерации: оторвать Украину от России, а украинцев от русских.

Так, ещё в годы Первой мировой войны предшественники бандеровцев сидели в Вене и на австрийские деньги выпускали пропагандистскую русофобскую газету «Дiло», где выступали за то, чтобы «нанести смертельный удар Российской Империи созданием Украинской державы как составной части Габсбургской монархии». И небезосновательно заявляли то, что без малого столетие спустя повторит американский идеолог геополитической борьбы против России Збигнев Бжезинский в своей знаменитой формуле «без Украины Россия перестаёт быть Империей»:

Россия без Украины, без большой полосы от Буга и Нарева до Дона и Кубани, от Припяти и Сейма до Чёрного моря, без Киева, Полтавы и Харькова, без украинского чернозёма, без Одессы, Херсона и Ростова на Дону и без Чёрного моря. Так обкроенная Россия перестаёт быть европейской величиной, а становится азиатским государством, отброшенным далеко на северо-восток на Волгу и под Урал, отделённым от Европы, от Балкан и Австрии могучим украинским валом, возвращается к тому, что было перед Петром I и перед полтавским боем – Московское царство.

Но оторвать Украину от России, не убедив самих украинцев в том, что Украина – не-Россия, а ещё лучше – анти-Россия, а они сами – не русские, а ещё лучше – антирусские, невозможно. И этносоциологическое конструирование украинского симулякра из не отделявших себя от русского народа малороссов, галицких и подкарпатских русинов, на протяжении XX – начала XXI веков принесло свой горький плод.

Русофобская пропаганда сделала своё дело. Сегодня абсолютное большинство украинцев, плоть от плоти и духа от духа русского народа считают себя «нерусскими», а нередко и «антирусскими». И это очень напоминает то, как один из родных братьев, поссорившись с другим, меняет отцовскую фамилию на некое странное прозвище, а уже его дети гордятся именно этим прозвищем, фамилию же деда хулят и поносят. Вот только во всём походят и на деда, и на проклятого ими дядьку.


Русские своих не бросают


Фраза, вынесенная в подзаголовок, касается людей по обе стороны сегодняшнего фронта. Демилитаризация и, что ничуть не менее важно, денацификация Украины проводится не только ради людей Донбасса, Новороссии, Малороссии, Волыни, Галицкой и Подкарпатской Руси, не забывших свою русскость. Но и ради тех, кто кричит «москаляку на гиляку!» или даже смотрит на нас в оптику прицела. Их мы тоже не бросаем. Их мы лечим. И именно поэтому наша спецоперация проходит совсем не так, как американские «геройства» во Вьетнаме и Югославии, Ираке и Афганистане, Ливии и Сирии и многих других подвергнутых «демократизации» странах.

Для нас, русских, это – в буквальном смысле хирургическая операция на открытом сердце. И даже не братском сердце, а своём собственном. Помните историю советского хирурга-полярника, в 1961 году собственноручно вырезавшего себе воспалившийся аппендикс? Примерно то же самое в Донбассе и на Украине сегодня делают русские воины. Работайте, братья! И потерпите, голубчики!