Мобилизацию оцифровали, но об указаниях президента опять забыли



Мобилизацию оцифровали, но об указаниях президента опять забыли


Фото: Евгений Епанчинцев/ТАСС

Работа над ошибками «идет в процессе»?


На «Госуслугах» появился раздел, посвященный частичной мобилизации. Используя специальную форму, каждый россиянин может записаться добровольцем для участия в СВО на Украине. За минувшие выходные это сделали 2 тысячи человек, а всего с 21 сентября было получено 70 тысяч запросов на запись добровольцем, сообщил вице-премьер Дмитрий Чернышенко.

По его словам, желающим стать добровольцами следует обратить особое внимание на такие критерии отбора, как возраст и опыт службы. Также в «Госуслугах» можно теперь подать жалобу на неправомерную мобилизацию. Те, кого призвали, игнорируя у них отсутствие армейского опыта, семейные обстоятельства, состояние здоровья и т. п., могут оспорить решение военкомата.

Таким образом, общая численность мобилизованных, благодаря цифровизации, может прирасти за счет добровольцев и снизиться за счет ошибочно мобилизованных. На итоговом результате, вероятно, скажется и отсрочка для бизнеса, о чем хлопочет кабмин. Тем временем, обсуждение целесообразности призыва в первую очередь сотрудников силовых ведомств и чоповцев заглохло.

Но хватит ли 300 тысяч резервистов, чтобы удержать фронт?

— О значении военной помощи России новым территориям я могу судить по героям своих репортажей, — говорит военкор Первого канала Тимофей Ермаков. — Только что мне звонила семья Рязанцевых, живущая недалеко от Лисичанска, которой мы помогаем. Они спрашивают, что им теперь делать, просят телефон пункта временного размещения беженцев в Луганске (на фоне отступления наших войск в районах, граничащих с ЛНР — авт.).

Эти люди больше многих пострадали и от боев, и от украинских нацистов, разрушивших их дом, разграбивших хозяйство. Даже тело убитой свекрови им пришлось «красть» из-под носа ВСУ! Когда мы приехали к ним, они встречали нас как освободителей. Если наши войска уйдут, их просто убьют. Мы видели, как это бывает том же в Красном Лимане. Поэтому, например, репортажи, отснятые еще в Купянске, в Изюме не стали давать в эфир, чтобы не подставлять людей, тех, кто там остался.

Жители этих территорий считают себя и нас одним целым. Это не наша заслуга, а тех, кто сражался в прошлые годы. Того же Алексея Мозгового и его бригады «Призрак». Да, они тоже отступали из-под Лисичанска и тогда люди тоже поплатились за это… Если кто забыл, в Мариуполе после прошлого референдума была трагедия хуже, чем в Одессе. Люди в ЛНР по-прежнему верят в Россию, но глядя на происходящее, они приходят в ужас. Самое главное, что мы можем потерять — доверие людей.

При этом мы сами отрезали себе пути к отступлению, когда приняли новые территории в состав России. Каждый человек, с кем я разговариваю, обязательно говорит: слава богу, что мы не имеем права проиграть.

«СП»: — Свежее пополнение — 300 тысяч призванных из запаса, поможет выправить ситуацию?

— Мобилизованные бывают разные. Так, артиллеристы на херсонском направлении мне рассказали про первых мобилизованных, которых им прислали. Это мужики 40−50 лет, все с опытом 2−3 военных «командировок». Сразу многому их научили. Но не все же такие. Хотелось бы, чтобы у нас, наконец, начали исполнять указы президента до буквы. Он сказал, что нужны люди, отслужившие в армии, с опытом, имеющие [нужную] военно-учетную специальность, значит так и надо делать.

Конечно, Украина, мобилизовав очень много людей, имеет за счет этого преимущество. Тем более, они не считаются с потерями. Мы так поступать не можем. Поэтому наши мобилизованные должны прибывать на фронт вместе с новейшей боевой техникой и одновременно с нанесением ракетных ударов по критической инфраструктуре противника. Президент сказал, что Россия еще ничего по-настоящему не начинала… Ну, так пора уже начать! Люди уже просто кричат об этом.

— Мобилизация не может проходить лучше, чем мы наблюдаем, потому что в стране, по сути, была разрушена организационно-мобилизационная система, — отмечает руководитель Центра изучения общественных прикладных проблем национальной безопасности, полковник в отставке Александр Жилин. — Иногда создается впечатление, что мобилизацию в некоторых местах проводят какие-то любители. Это не очень хорошо.

А вот возможность записаться добровольцем на «Госуслугах» можно только приветствовать. Это правильно. Такие люди есть.

«СП»: — Мобилизовать людей — первый шаг, затем из них надо сделать бойцов…

— Если верить репортажам СМИ, где уже показывают отправку первых мобилизованных на фронт, легко посчитать, что на их подготовку ушло меньше недели. Ведь с момента объявления мобилизации прошло совсем мало времени, из которого еще надо вычесть два дня в начале сборов — на прибытие и размещение, а также получение формы и оружия, и два дня в конце сборов — на подготовку к отъезду и сам день отъезда.

Получается, мы говорим одно, а на деле происходит другое. И это неизбежно скажется на результатах.

«СП»: — Даже с экипировкой проблемы…

— Вчера правительство разрешило регионам закупать на бюджетные деньги для мобилизованных «броники», каски и другую амуницию. Но в региональных бюджетах нет строки «оборона». Обеспечение армии — это функция государства. Откуда брать деньги губернаторам? А куда ушли деньги от нефти, газа, леса и алмазов?

О политических аспектах мобилизации «СП» рассказал политолог Дмитрий Еловский.

— Предположу, что силовики точно также подпадают под мобилизацию, как и гражданские лица. За исключением тех, у кого есть бронь. То есть система мобилизует исходя из определенных параметров, ценности кадра для армии, а не определенных профессий. Согласитесь, что водитель в полиции, ровно такой же, как и на гражданке. Брать его в приоритетном порядке не имеет смысла.

Кадыров, говоря о приоритете для силовиков, наверное, имел ввиду некую справедливость в его понимании.

«СП»: — Существуют политические ограничения для расширения мобилизации?

— Если не проводить мобилизацию, нас, скорее всего, ждет поражение на Украине и глубочайшая депрессия большинства народа, падение веры во власть и страну. Обрадуются лишь те пять процентов, кто против СВО. Для России с ее традициями, это близко к политической и социальной катастрофе.

Большинство, согласно социологии, считают, что мобилизация — это все же лучше, чем поражение, и ее надо проводить. Но почему тогда власти полгода твердили, что в этом нет необходимости? А кроме того, почему сейчас она проходит с таким надрывом и скандалами?

Тем не менее, наверху твердо решили победить, пусть и ценой падения рейтингов власти из-за ошибок на первом этапе мобилизации.