В отличие от 22 июня 1941 года Севастополь проспал массированную вражескую атаку



В отличие от 22 июня 1941 года Севастополь проспал массированную вражескую атаку


На фото: военный корабль в Севастопольской бухте. (Фото: Сергей Мальгавко/ТАСС)

Это невероятно, но морские дроны противника в ночь на субботу легко проникли даже на внутренний рейд главной базы Черноморского флота


Лишь после полудня в субботу Министерство обороны РФ завершило подсчет сил и средств, которыми противник 29 октября наносил первый в истории нынешней «спецоперации» массированный удар по Севастополю.

По сообщению военного ведомства, всего в нападении на город и флот были задействованы 9 беспилотных летательных аппаратов и 7 автономных морских беспилотных аппаратов. При этом их целями оказались не только причалы главной базы флота, но и корабли, которые несли боевое дежурство на якорях на внешнем рейде.

Насколько можно судить, именно на внешнем рейде незначительные, как утверждает МО РФ, взрывные повреждения, получил морской тральщик «Иван Голубец». Поскольку он входит в состав 68-й бригады кораблей охраны водного района, которая базируется в Южной бухте. А Южная бухта хотя и была атакована в субботу, но вражеским морским беспилотником ущерб там, по официальным данным, нанесен лишь боново-сетевому заграждению, прикрывавшему подходы к причалам. Стало быть, «Иван Голубец» находился не на своем штатном причальном месте, а в море.

Но самое потрясающее, на мой взгляд, не это. Не укладывается в голове, как на внутренний рейд главной базы не менее трех морских беспилотников противника все же проникли (еще четыре, как нам рассказали военные, огнем корабельной артиллерии ЧФ и его морской авиации уничтожены еще на подходах к Севастополю)? Как такое вообще могло случиться? Получается, по непонятной причине вход в главную — Северную — бухту, а значит — и к основным причалам Черноморского флота до сих пор остается распахнутым настежь?

Для тех, кто не в курсе: этот вход представляет собой небольшой промежуток между Северным и Южным бетонными молами, построенные в 1976—1986 годах для защиты внутреннего рейда главной базы от осенних штормов. До появления молов вход в бухту от диверсантов противника перекрывало специальное боновое заграждение, представлявшее собой крупноячеистую стальную сеть, уходящую на 16 метров вниз, к самому морскому дну. Работу заграждения обеспечивал специальную буксир, всякий раз открывавший и затворявший боны для прохода любого из кораблей и судов.

Уже едва ли не сорок лет, со времен печальной памяти горбачевской «перестройки», ничего подобного у входа в главную базу Черноморского флота нет. Чего-то в командовании ВМФ РФ ждали, не удосужившись хоть чем-то прикрыть проход между молами длиною всего-то 415 метров? Ну вот, дождались!

Сразу вспоминается, что еще в конце сентября нечто подобное морским беспилотникам, целой стаей атаковавшим Черноморский флот в субботу, под Севастополем уже фиксировали. Тогда, напомню, на камни у входа в бухту Круглую было выброшено настоящее электронное чудо-юдо явно заморского происхождения.

Наши военные, обследовавшие непрошенного «гостя», полученную информацию от кого-то и отчего-то скрывают. Но, по мнению американского издания Maritime Executive, это предназначенный для поиска мин автономный необитаемый подводный аппарат AUV SeaCat («Морская кошка»). Причем, функция «кошки» — только поиск и обнаружение расположенных под водой предметов на глубинах до 100 метров. То, что она обнаруживает, в базовом варианте добивать должны боевые пловцы или тральщики.

Но кое-какой ущерб AUV SeaCat может нанести и самостоятельно. Потому что далее Maritime Executive пишет: «Этот небольшой автономный корабль в черной расцветке выглядит продуктом специальной конструкции. Судя по фото, он оснащен электрооптической камерой, лазерным дальномером и двумя стальными выступами на носу, которые могут являться детонаторами или контакторами для взрывного устройства. Аналитики предполагают, что плоская панель, установленная на корме, может быть спутниковой антенной для связи и дистанционного управления. Борт катера маркирован надписью «4,5 VZNSI».

Оказалась ли субботним утром у входа в главную Севастопольскую бухту точно такая же «Черная кошка» в семи экземплярах? Или кое-что помощнее? Это пока совершенно непонятно.

Зато понятно, что в целом субботнее утро 29 октября в городе-герое Севастополя почти в точности походило на утро 22 июня 1941 года.

Как и в тот раз, враг в первую очередь попытался атаковать причалы прежде всего с воздуха. Средства ПВО главной базы Черноморского флота загрохотали залпами в 04.30 (81 год назад — тоже в предрассветное время, но чуть ранее, в 03.06). Как и в тот раз, своей главной цели нападение вроде бы не достигло.

Почему «вроде бы»? Да потому, что чтобы в полной мере судить об этом, надо прежде понять: а, какие, собственно, какие задачи были поставлены врагом в тот день?

Поскольку полная информация на сей счет временно отсутствует, попробуем проанализировать хотя бы то, что стало известно к полудню субботы.

Первое: как утверждают военные специалисты, в предутреннем налете на город участвовали польские дроны-камикадзе типа Warmate. Хотя почему только польские? В действительности, в этой разработке наряду с варшавской компанией WB Electronics самым активнейшим образом участвовали и специалисты украинской фирмы «Чезара». Их совместная деятельность над созданием ударного БПЛА успешно закончилась в 2014 году. С 2015 года в Польше налажен серийный выпуск.

По крайней мере, 37 таких летающих роботов Литва еще в конце августа закупила у поляков для Киева. 7 сентября о том, что вся партия уже получена адресатом, в своем телеграм-канале сообщил украинский вице-премьер, министр цифровой трансформации Михаил Федоров. И злорадно добавил: на только что разгруженных БПЛА его соотечественники уже нанесли надписи «За Мариуполь и за Бучу», «Билет на концерт Кобзона» и другие.

А что такое этот самый Warmate? Сделан из композитных материалов, что обеспечивает малую радиолокационную заметность. Крохотная, в сущности, вещь, как нельзя лучше подходящая для диверсионной деятельности Сил специальных операций. Потому что скрытно переносить его под силу даже подростку. Причем — в рюкзаке. Ибо общий вес этой дряни всего 5,3 килограмма. Но примерно 1,4 килограмма приходится на ее боевую часть. При этом собственно взрывчатки — 530 граммов гексогена.

Словом, учитывая потенциально высокую точность попадания Warmate — незаменимая вещь при разрушении легкобронированных целей и не слишком заглубленных в землю укрытий. При попадании в палубу или в надстройки корабля — пострадавшей стороне тоже мало не покажется.

Но самое главное — максимальная продолжительность полета дрона-камикадзе всего 60 минут. А предельная дальность устойчивой работы его системы управления — до 12 километров. А это означает, что если в субботу для атаки Севастополя противник действительно спустил с цепи один или несколько Warmate, то его оператор с соответствующей аппаратурой находился или в самом городе, или в его ближайших окрестностях.

Вероятно, примерно так же все выглядело и в ночь на 27 сентября при ударе с воздуха точно таким же маломощным дроном-камикадзе Балаклавской ТЭС в окрестностях Севастополя. Тогда, напомню, повреждения станции оказались крайне незначительными. Выведен из строя один трансформатор, и без того не работавший и находившийся на профилактике. Об сообщил губернатор региона Михаил Развожаев.

Скорее всего, и под Балаклавой, и в самой главной базе ЧФ мы отделались сравнительно легко из-за сравнительно малой мощности боевого заряда Warmate. Ведь в субботу единственный добравшийся до Севастополя боеприпас рухнул на Корабельную сторону, недалеко от местного профтехучилища на улице Хрулева. И только вынес оконные стекла здания.

Но само место падения БПЛА (если он не был сбит средствами РЭБ или зенитным огнем и не падал хаотично) позволяет предположить, что истинной целью был 13-й судоремонтный завод Черноморского флота, стоящий в Килен-бухте. Единственное предприятие в этих краях, способное полноценно возвращать кораблям боевую готовность.

Но внешне столь скромный боевой результат операции правомерно ли считать ее полной неудачей? Не уверен. Потому что по информации публичного веб-сервиса Flightradar24, всю ночь с пятницы на субботу над международными водами неподалеку от Севастополя крутился американский стратегический беспилотник-разведчик RQ-4B-40 Global Hawk. Взлетел в воздух он с авиабазы НАТО около города Катания на Сицилии.

О чем, не исключено, говорит такая потрясающая синхронность действий наших врагов? О том, вероятно, что разбомбить 13-й завод организаторам операции не слишком-то и хотелось. Главное было с максимальным напряжением заставить работать всю систему ПВО главной базы. Причем — как раз на частотах военного времени, которые никогда не включаются в обычной обстановке.

Очень похоже, что именно эти частоты и места излучения наших радиолокационных станций и станций радиоэлектронной борьбы сразу во всем Крыму, а не только под Севастополем, и стали главной добычей над Черным морем «Глобального ястреба» (так переводится с английского Global Hawk), сразу улетевшего на свою Сицилию. В таком случае мы должны быть готовы в Крыму к налетам совсем другого, куда более серьезного, масштаба.

Только почему, если существует хотя бы подозрение, что в Севастополь раз за разом противник умудряется переправлять летающие дроны-камикадзе и наверняка управляет их работой с собственного балкона, чердака или даже из окрестных виноградников, по сию пору не ограничен и сам въезд в город-герой? Не закрыт так, как это было в советские времена, когда у сел Верхне-Садовое и Гончарное стояли усиленные милицейские блок-посты? И мимо них даже мышь не могла проскочить без заранее официально оформленного пропуска?

Между прочим, в октябре 2021 года такие блок-посты ровно в тех же селах были оперативно восстановлены местными властями. Но — лишь в связи с эпидемией ковида. А сейчас что, опасность для города и флота стала меньше?