Олигархи, артисты, воротилы. Предатели России до последнего надеялись выкрутиться



Олигархи, артисты, воротилы. Предатели России до последнего надеялись выкрутиться


Фото: A Kisel/Shutterstock.com

Нет ничего удивительного в том, что лицедеи наперегонки с воротилами и олигархами предают страну. Заслуженный артист России Алексей Весёлкин констатирует: эту прослойку растили именно как обслугу нечистых на руку представителей властей. Когда времена поменялись, предатели даже не поняли, что произошло, – до последнего надеялись выкрутиться. После, осознав перемены, они просто начали искать новых хозяев.



Так называемая элита России в очередной раз показала, что она – гнилое и слабое звено нашего общества. «Творческая интеллигенция», кинувшаяся в бега после начала СВО и объявления мобилизации, снова продемонстрировала свою способность предавать.

«Владельцы заводов, газет, пароходов» почувствовали для себя реальную угрозу со стороны Запада, куда они успели перетащить всё, что заработали в России «непосильным трудом». Лишиться этого они боятся пуще смерти. Поэтому и стали один за другим отказываться от любых связей с Россией, начиная с гражданства: жить в «цивилизации» миллиардерам разрешают только ценой предательства и публичного проклинания «Рашки».

Из последних персонажей, отказавшихся от гражданства России, можно упомянуть Николая Сторонского, основателя финтех-стартапа Revolut, который предал не только Родину, но и своего отца, гендиректора АО «Газпром промгаз», тоже Николая Сторонского.

Позже о своём выходе из гражданства нашей страны сообщил предприниматель Олег Тиньков. Бывший финансовый воротила, уже и так наговоривший немало гадостей в адрес России и её людей, надеется, что его примеру последуют и другие бизнесмены. Кстати, громко заявив об отказе от гражданства, спустя день Тиньков удалил соответствующий пост в соцсетях. Дальше, впрочем, наговорил кучу гадостей в адрес русского народа.

Также от паспорта России отказались миллиардеры Юрий Мильнер, Рубен Варданян и Тимур Турлов. Понятно, что их всех Запад поставил перед фактом: либо вы остаётесь у себя на родине, но тогда ваши дома и яхты будут у нас, либо вы официально заявляете, что больше не граждане России, делаете нужные призывы, и дальше – возможно – вам позволят пользоваться нажитым.

Что же касается шоу-бизнеса, то спецоперация окончательно подтвердила: в основном он состоит из беспринципных, алчных и бесталанных людей, для которых слово «Родина» – пустой звук.


Увы, история не нова. Всё повторяется


Что мотивирует всех этих людей делать столь громкие заявления, чуть ли не посылать свою Родину куда подальше, причём делать это публично из Лондона, Парижа, Ашдода и других мест? На этот вопрос обозревателя Юрия Пронько, прозвучавший в программе «Царьград. Главное», ответил заслуженный артист России Алексей Весёлкин.

«Эта история не нова. И, к сожалению, воспроизводится в очередной раз. Последний исход – это результат уже минувших 30 лет.

Если посмотреть глубже в нашу историю, то можно вспомнить, как во время торжеств японцев в честь победы над Россией в Русско-японской войне 1904–1905 гг. японскому микадо вручили телеграмму, в которой русская интеллигенция поздравила Японию с победой. Император был полученной телеграммой ошарашен и приказал её сжечь на глазах у всех, а у предателей ничего не ёкнуло, они приняли сторону врага. Ситуация абсолютно такая же, как и сегодня.

У всего этого явления очень глубокая корневая система. Другой вопрос, что тогда это была просто «интеллигенция», которую Фёдор Достоевский называл «просветлённой». У него уже тогда с ними были серьёзные споры.

Алексей Весёлкин: «В 90-е годы к нам пришла беда, когда полностью вымылось наше историческое прошлое, а все эти пустоты и лакуны заполнились шоу-бизнесом». Фото: Царьград

Затем, в советский период, появилась «творческая интеллигенция». И это уже был совершенно другой класс. Как мне кажется, процесс начался в 60-х годах, когда «творческая интеллигенция», к которой я тоже отношусь, получила возможность, скажем так, пользоваться абсолютной свободой.

Однако благодаря культурному и литературному базису можно было прибегать к каким-то метафорам. Тот же театр Юрия Любимова держала некая культурная рамка и потрясающая литература, на которую опирался режиссёр в своих постановках.


Историческое прошлое, русскую культуру тут же отбросили в сторону


И потом, когда в 90-е пришла беда, когда полностью вымылось наше историческое прошлое, все эти пустоты и лакуны заполнились шоу-бизнесом, и любое культурное проявление стало происходить уже как акт шоу-бизнеса. Появились совершенно другие люди, для которых невероятно близкой оказалась западная модель.

Это говорит о том, что они по своей культуре русскими не были, они приняли и английский язык, и способ поведения, и манеру одеваться. К тому же государство в этот момент тоже трансформировалось. Оно искало, как встроиться в эту систему, и очень радовалось, когда опустевшие культурные соты стали заполняться прозападными артистами.

В результате этого жуткого процесса государство и эта так называемая культура образовали некий симбиоз. В этом синтезе подразумевалось, что твои принципы – это полная беспринципность, конформизм, постмодерн, когда переворачиваются все смыслы, потому что историческая глубина, традиции стали отрицаться.

То есть мы должны были петь не так, как раньше, мы должны были говорить не на нашем языке. Я имею в виду даже просто построение фразы. И с этим ушло образование, потому что оно становилось ненужным. А в результате на поверхность всплыли люди, не имеющие корней. У них же нет никакой глубины.

И сейчас одним дуновением ветра их всех сразу сдуло. Потому что они трусы, они – люди неглубокие. Они не способны к анализу, и самое страшное, с чем столкнулась так называемая творческая интеллигенция, они не смогли рассмотреть и осознать за сегодняшними колоссальными процессами, за всеми происходящими сейчас тектоническими сдвигами, что всё меняется.

Не случайно все так называемые «кумиры», в том числе музыканты Андрей Макаревич* и Борис Гребенщиков, не смогли больше разродиться ни одной новой культовой песней. Для них катаклизм оказался неподъёмным, слишком мощным. Осознать происходящее они не смогли.



Их сдуло – осободилось место для новой адекватности


Я совершенно не жалею, что все эти люди уходят из нашего культурного поля, освобождая места для некой адекватности. Они больше не засоряют наш эфир. А у нас появилось окно возможностей, чтобы мы увидели рождение новой литературы, новых пьес. У нас в кино появятся новые лица.

Этот процесс уже идёт, но, к сожалению, слишком медленно, он, скорее, ползёт. Что касается телевидения, то тут пока ничего не отражается и мы ещё ничего не видим. И это тоже результат сращивания модели государства и той «культурной интеллигенции», которая обслуживала ту модель.

Понимаете, какая штука произошла: та модель, в которой мы жили, как раз и нуждалась в обслуживающем персонале. Не в творческих личностях, не в каких-то ярких проявлениях таланта и взгляда. Этой модели нужна была обслуга. Но обслуга, если ты её заказал, уходит, выполнив конкретную задачу, когда её выслали. Обслуга только и рада, это просто рефлекс.

* Внесён Минюстом России в список физических лиц, выполняющих функции иноагента