Украина принесла в Херсон голод и репрессии



Украина принесла в Херсон голод и репрессии


Фото: REUTERS/Anna Voitenko

После того как российские военные приняли решение отвести войска из Херсона, в город приехал Владимир Зеленский. Он пообещал оставшимся там жителям возвращение к нормальной жизни в максимально возможные сроки. Сейчас в Херсоне нет продовольствия, питьевой воды, электричества и тепла. Но власти Украины занимаются не вопросами жизнеобеспечения, а исключительно репрессиями. Похожая обстановка и в соседнем Николаеве.

В Николаеве с каждым днем ухудшается ситуация с продовольствием, чистой воды как не было, так и нет, закрываются пункты приема питьевой воды. Об этом в пятницу сообщило РИА «Новости» со ссылкой на активиста местного подполья. «Хлеб выдают уже раз в три дня, а консервы – раз в неделю. Хлеб, который испекли на заводе «Киевхлеб» в Киеве, пока его в Николаев к нам привезут… его невозможно есть, черствый», – рассказал собеседник агентства.

По словам активиста, местная власть, возглавляемая военным губернатором Виталием Кимом, сокращает социальные расходы. Людей, вставших на учет в службе занятости, через 90 дней снимают с учета и перестают платить пособие. Представитель Николаевского сопротивления отметил, что «народ начинает просыпаться», жители соседних областей, недовольные политикой киевского режима, готовы оказать поддержку подполью. «Много поступает звонков наших сторонников из Херсона и Одессы – предлагают свою помощь», – отметил активист.

В соседнем Херсоне, спустя месяц с начала оккупации этого российского города украинской армией, ситуация близка к гуманитарной катастрофе. «Мне в чат периодически пишут из Херсона. Вот одно из сообщений, прислано в декабре: «Магазины по карте не обналичивают, «налички» у людей нет. Света и воды нет, продуктов и хлеба нет. Старики, дети и инвалиды остались наедине со своими проблемами», – сказал газете ВЗГЛЯД Игорь Кастюкевич, депутат Госдумы от Воронежской и Херсонской областей, секретарь регионального отделения партии «Единая Россия» в Херсонской области.

«ВСУ мы тоже не нужны. Пожгли костры, поплясали вокруг флагов, записали кучу тиктоков с молодежью и разошлись кто куда. Сколько хватит держаться, будем держаться. И ждать возвращения России», – зачитал депутат обращение херсонцев.

Тактика киевского режима после прихода ВСУ в город была понятной – создать красивую картинку для европейских и американских СМИ, которые далеко и проверять точно не поедут, заметил Кастюкевич. «А потом хоть потоп. Эту «картинку» киевский режим показал в первые дни входа ВСУ в Херсон. То, что люди сейчас там пьют воду из луж и Днепра, живут в холоде и без электричества, продуктов и лекарств – нет, это киевские власти не волнует», – подчеркнул собеседник. Добавим, что созданная для мировой прессы картина явно начинает рушиться, и серьезную лепту на этой неделе внесло отнюдь не пророссийское издание.



Подробный репортаж из «освобожденного» Херсона, который в понедельник вышел в The New York Times, начинается с трансляции украинских пропагандистских штампов о якобы «ликовании» местных жителей при приходе ВСУ и о «позорном поражении» Российской армии на правобережье Днепра. Но автор материала сразу переходит к констатации реальности.

«Сейчас Херсон опустел. Холодно. Люди здесь говорят, что они одиноки. Улицы покрыты льдом… На главной улице выключен свет. Запах копоти от костров витает в разреженном зимнем воздухе», – описывает происходящее репортер NYTimes.

Почти все магазины в городе закрыты. «В других частях мира люди начинают отмечать праздники. Здесь нечему радоваться», – поделилась с американским корреспондентом Наталья, продавец в одном из немногих открытых ларьков. Собеседница NYTimes перечислила: в городе нет электричества, нет проточной воды, нет тепла.

А скоро, сетует Наталья, у нее не будет работы. Владелец магазина планирует закрыть точку, как только продаст оставшиеся товары: «Горстка пластиковых зажигалок, полупустая коробка шоколадных батончиков, маленькая пирамидка из банок сгущенного молока и кое-что еще».

«Я не был в классе три года. На самом деле я хочу учиться в школе», – сказал американскому корреспонденту 11-летний Алеша, который вместе с друзьями «убивает время, слоняясь по площади» – имеется в виду опустевшая главная площадь Херсона. Можно сделать вывод: нормальное обучение в городе прекратилось при украинской власти задолго до начала боевых действий. Впрочем, NYTimes не акцентирует на этом внимание, но отмечает, что мальчик «считает крутыми» солдат ВСУ, которые «проходят по площади шеренгой с автоматами».

Назначенный Киевом глава областной военной администрации Ярослав Янушевич, с которым также переговорили американские журналисты, возлагает вину за творящееся в городе на Россию. При этом отмечается, что после «освобождения» многие жители покинули Херсон.

Ситуация с Херсоном показала, что несмотря на страдания мирного населения, украинская власть чувствует себя победительницей, отмечает бывший депутат Николаевского облсовета, председатель Союза политэмигрантов и политзаключенных Украины (СППУ) Лариса Шеслер. «Когда российские войска оставляли Херсон, было понятно, что оставшееся там люди – те, кто не смог уехать из-за родственников и близких – станут первыми жертвами украинской власти, которая пришла мстить за ситуацию в Донбассе и на Херсонщине», – добавила собеседница.

Поэтому, отмечает Шеслер,

на данный момент в Херсоне единственное, что работает, – это репрессивные органы, которые арестовывают людей.

Преследуют за то, что они помогали в раздаче гуманитарной помощи или работали в органах муниципальной власти, подчеркнула собеседница. «Это у них даже на поток поставлено», – заметила глава Союза политэмигрантов и политзаключенных Украины.

«Все, что касается коммунальных услуг и систем жизнеобеспечения, в задачи украинской власти не входит», – указала Шеслер. Ее источники в городе подтверждают, что «не работают органы местного самоуправления, не действуют коммунальные службы, не вывозится мусор, никто не отвечает за отсутствие света, тепла и воды горожан».

«Никто не отвечает и, более того, не собирается брать на себя такую ответственность. Украинская власть не только не способна, но и не намерена дать Херсону российский уровень жизни», – подчеркивает собеседница. О том, что Киев уже «списал» жителей оккупированного города, говорит и депутат Кастюкевич, представляющий Херсон в Госдуме. «Вообще, судя по тому, что мы слышали от украинцев в течение всего периода работы в Херсонской области, простые люди режиму Зеленского никогда и не были нужны», – отмечает собеседник.

Это особенно тревожно, учитывая начавшуюся зиму, подчеркивает Кастюкевич. По его мнению, Николаев, Херсон, Одессу, другие остающиеся под контролем Киева города Причерноморья ждут тяжелые месяцы. «В первую и главную очередь потому, что киевские чиновники не будут думать о людях», – указал депутат. Более того, чем хуже будут чувствовать себя люди, тем лучше будет «картинка» для западных партнеров – как повод просить все новые средства и помощь для украинской власти и силовиков, считает собеседник. «Поэтому жителей намеренно будут морить голодом и холодом, чтобы американцы и европейцы понимали, что украинцам в десятки и сотни раз хуже, чем им», – отметил Кастюкевич.

Добавим, что, пожалуй, этим и можно объяснить появление в западной прессе реалистичных описаний трагедии херсонцев, в которой, впрочем, обвиняют Россию. «Но я также убежден, что мерзнущие европейцы и оплачивающие топливо втридорога американцы будут больше обеспокоены своими проблемами. У них нет такого уровня эмпатии и сострадания, как у русских. Особенно в условиях ухудшения собственного быта», – добавил Кастюкевич.

Оставить в таком состоянии Херсон и его местное население Россия не сможет, подчеркивает Шеслер. «Я надеюсь, что Россия вернется в Херсон и наведет там порядок. Херсон является территорией субъекта РФ, городом-центром Херсонской области. Оставить просто так Херсон на расправу и оккупацию Украины просто невозможно. Надеюсь, Херсон в ближайшем будущем фактически вернется в состав России, там наконец будет возрождена нормальная жизнь людей, с работой объектов здравоохранения, образования, коммунальных и муниципальных служб», – резюмировала Шеслер.