Погибшие солдаты ВСУ попадают в Европу — но по частям



Погибшие солдаты ВСУ попадают в Европу — но по частям


Фото: Keystone Press Agency/ Global Look Press

Американская ЧВК «Моцарт» — боевой отряд «черных трансплантологов»


«Черные трансплантологи», занимающиеся изъятием органов убитых или смертельно раненых украинских военных, прибыли под Артемовск, где украинские войска сейчас несут большие потери, сообщает РИА Новости со ссылкой на полковника полиции ЛНР Виталия Киселева.

«Три недели назад в район Артемовска прибыла небезызвестная Элизабет Дебрю. Прибыла она с представителями так называемой ЧВК «Моцарт», я сейчас перечислю их фамилии — это Джон Уэсли, Эндрю Мильбурн (основатель ЧВК «Моцарт»), Генри Розенфельд. Это якобы члены ЧВК «Моцарт». На самом же деле эти люди засветились еще в 2014—2015 году, когда шли ожесточенные бои на территории Донбасса, они засветились как «черные трансплантологи», — рассказал он.

Собеседник агентства напомнил, что имя Элизабет Дебрю фигурировало в признании бывшего сотрудника Службы безопасности Украины, рассказавшего о схеме изъятия органов украинских военнослужащих, погибших или смертельно раненных в Донбассе. По его словам, схема существовала уже в ноябре 2014 года, органы отправляли в западные страны, где хорошо развита трансплантология, в частности в Германию, а также в Израиль.

По словам экс-сотрудника СБУ, эту операцию курировал украинский полковник Мищенко, его подчиненные имели доступ к местам хранения тел погибших и к смертельно раненным. А командовала изъятием органов голландка Дебрю, при этом часто сама могла провести такую операцию. Официально СБУ опровергала эту информацию.

Киселев подчеркнула, что «черные трансплантологи» приехали сейчас под Артемовск именно потому, что украинские военные «там несут колоссальнейшие потери», что позволяет получить больше органов для трансплантации.

«Безусловно, они не могли остаться в стороне и не заработать на этом, на органах тех вэсэушников, которые сегодня погибают практически целыми взводами, а то и батальонами», — добавил он.

Тема «черной трансплантологии» действительно звучала еще в первые месяцы конфликта в Донбассе, правда, тогда число жертв было несоизмеримо меньше. Очевидно, рост ожесточения боевых действий вновь поманил «черных трансплатологов» на Украину. Бизнес снова стал выгодным?

— Если верить этой информации, то получается, что да. Но вообще слухи о «черных трансплантологах» появляются во время любого мало-мальски крупного вооруженного конфликта. Достаточно вспомнить события в Югославии и Косово, например, — говорит советник президента Российской ассоциации прибалтийских исследований Всеволод Шимов.

— Во время вооруженных конфликтов появляется большое количество «доноров», а в неразберихе и сумятице войны изъятие органов можно легко скрыть.

«СП»: Если эта схема так давно существует, украинская общественность знает о ней?

— Общественность считает это фейками, распространяемыми российской пропагандой. Очевидно, что такого рода деятельность, если она имеет место, не афишируется, концы максимально прячутся в воду, а достоверная информация смешивается со слухами и домыслами, и отделить одно от другого весьма непросто.

«СП»: А власти европейских стран, куда уходят органы, в курсе?

— Очевидно, этот бизнес нелегальный, но весьма прибыльный. Человеческие органы — дефицитный товар, во всем мире существуют очереди нуждающихся в трансплантации. Очевидно, у «черных трансплантологов» имеется влиятельная «крыша», но кто, где и как, можно только предполагать.

«СП»: А что если один из «трансплантологов» попадет в плен?

— Если такой персонаж попадет в плен, это, конечно, был бы настоящий подарок нашей пропаганде. Но, я думаю, они максимально осторожны и действуют там, где риск для них минимален. Поэтому без «живых доказательств» нашей пропаганде никто не поверит, точно так же, как не поверили информации о биолоабораториях на территории Украины, списав ее на «кремлевские фейки».

«СП»: «Черная транплатология» ведь еще до Украины появилась. По-вашему, можно как-то с этим явлением справиться окончательно и навсегда?

— Кому война, а кому мать родна — это очень старый принцип. Бизнес на войне был всегда. Поэтому пока люди будут вести войны, будут и те, кто ведёт бизнес и наживается на крови.

— Было бы удивительно, если бы на Украине не появились «черные трансплантологи», причем не только в виде ЧВК, но и под прикрытием «Красного креста», — считает директор Института ЕАЭС Владимир Лепехин.

— «Красный крест» уже крышевал ввоз на Украину налички. Возможно, что эта организация ввозит на Украину также оружие и охотников за органами. Что касается ЧВК, то это коммерческая структура, которая объединяет мародеров, а мародеры не просто убивают людей; они снимают с трупа все, что можно, включая его органы.

«СП»: По словам Киселева, схема существовала уже в ноябре 2014 года. Сейчас этот бизнес вновь стал прибыльным?

— Всерьез подозревать американцев в разворачивании на Украине бизнесов на крови можно было с момента организации на Украине биолабораторий. Биолаборатории, находящиеся под прикрытием правительства США и ВОЗ — закрытые территории, на которых разворачиваются не столько научные исследования, сколько теневые бизнесы — обмен вакцин на органы, например, или плацебо на живых детей.

«СП»: Органы отправляют в страны Западной Европы, а также в Израиль. А власти этих стран в курсе?

— Не вижу никаких проблем в организации прикрытия теневых бизнесов. Большие деньги — это мандат на получение любых разрешений на любом уровне. Проталкиваемая сегодня на Западе «новая нормальность» полностью криминализировала политику.

«СП»: А власти Украины в этом тоже участвуют?

— Власти Украины — помесь бандитов с клоунами. То бишь симбиоз кровавых денег с «новой нормальностью». Власти Украины участвуют во всем, что приносит деньги, и совершенно не комплексуют по этому поводу. В этой стране давно произошла полная монетизация системы государственного управления.

«СП»: А как украинское общество относится к этому?

— Нет такого понятия — «украинское общество». Украина — это совокупность больших и малых автономий-вольниц. При этом самоопределения практически всех вольниц чисто потребительские: из большинства украинцев (если не считать восток Украины) за 30 лет незалежности практически полностью выбили какие-либо претензии на соблюдение традиционных ценностей и права. Главный критерий — «Европа всегда права», «Солнце восходит в Вашингтоне», «американцы и европейцы — идеальны» и т. п. В этом смысле все, что делают люди с Запада (в том числе — «черная транспланталогия», педофилия, проституция и проч.) — правильно. Ибо прогрессивно.