Новая национальная идея: Воссоединятся ли славянские сёстры — Россия, Украина, Белоруссия?

Новая национальная идея: Воссоединятся ли славянские сёстры — Россия, Украина, Белоруссия?

Популярнейшая среди российских обывателей тема, да и в отечественном политическом истеблишменте время от времени вспенивается. Почесав затылок, с легким недоумением рассуждают: «Ладно, с Украиной не получается… там бандеровцы бал правят. В Белоруссии народ благоволит к русским. Дал бы Владимир Владимирович Батьке пост вице-президента в новой, объединенной стране и дело с концом…»

Мало кто задумывается: на какой основе объединяться-то будем? Превалируют стереотипы постсоветского свойства.

Раньше, мол, пребывали в едином государстве, являлись почти одним народом… разве не основание? На ностальгии, увы, государства не воссоздаются, как бы того кому ни хотелось и ни мечталось. Постсоветизм, связывающий наши страны, идеология прошлого. Дважды в одну воду, как заметил мудрец, нельзя войти. Народ белорусский пусть «почти как наш», тем не менее отдельный.

Воссоединение с Украиной еще более сложный и длительный процесс. Но несмотря на все препоны, объединиться три славянские сестры могут, правда, после размежевания.

Без обиняков, раскол и Белоруссии, и Украины на две части фатально неизбежен. С позиции великорусских национальных интересов деление соседей на противоположные полюса имеет положительный момент. Возрастают шансы на русско-славянскую консолидацию.

Вспомним незабвенного Ильича: «Прежде, чем объединяться, и для того, чтобы объединиться, мы должны сначала решительно и определенно размежеваться». Признанный гений политической борьбы зрил в корень. Невозможно объединиться с принципиально разными идейными субстанциями, в данном случае Украиной и Белоруссией в их нынешнем виде. Ничего личного, никаких эмоций и предпочтений, просто… железная логика развития событий!

К оглавлению

Литвинство — идеологема постсоветской Белоруссии

В последние годы в Белоруссии популяризируется идеологема под названием «литвинство». Наибольшие симпатии идея белорусской самоидентичности приобретает в западных районах республики. Западные белорусы, по примеру соседних галичан, ощущают себя государствообразующим ядром, субэтносом, вокруг коего должна сплачиваться суверенная белорусская нация.

Литвинство корнями уходит в далекое прошлое белорусов, в период их нахождения в Великом княжестве Литовском. В четырнадцатом и пятнадцатом веках изначально небольшое Литовское княжество многократно увеличилось в размерах за счет захвата земель Древней Руси. С ослаблением Золотой Орды, под игом которой находились все русские княжества, на Юго-Западе и Юге Руси стали доминировать литовцы.

Русские князья здешних земель искали способы освободиться из-под власти татар. Набиравшее силу молодое Литовское княжество представлялось оптимальным вариантом решения проблемы. Другим центром политической и военной силы в Восточной Европе стала Московия, в 1480 году, наконец-то, сбросившая золотоордынское ярмо.

Московия и Литва ожесточенно воевали друг с другом за территориальное наследство бывшей Киевской Руси. Итоги борьбы хорошо известны. Но прежде, чем образуется могущественная Российская империя, поглотившая и Литовскую Русь, и даже Польшу, пройдут столетия. На территории исчезнувших княжеств — Турово-Пинского и Полоцкого — возникнет этническая общность, назвавшаяся белорусами. Возникнет под литовским и позднее польским влиянием.

У белорусов с этнической идентичностью издавна проблемы. До революции сельские жители затруднялись назвать национальность. С удивлением хлопали глазами: «Тутошние мы!». Драйвером белорусской самоидентичности выступала немногочисленная интеллигенция.

Положение радикально изменилось с образованием Белорусской СССР и проведением в двадцатые — начале тридцатых годов прошлого века политики коренизации, когда жителей республики добровольно-принудительно белорусифицировали.

Официальному курсу властей противились сами белорусы. Они настолько сблизились с великорусами, что в большинстве своем родным языком считали не белорусский, а русский. Большевики, осуществляя ленинскую национальную политику, белорусский язык, по сути, возродили. С фанатичным упрямством стремились обособить северо-западную часть общерусской нации, вольно или невольно реализуя заветную мечту врагов России.

После распада СССР и банкротства коммунистической идеи суверенная Белоруссия занялась поисками духовных скрепов. Модной в западных районах идеологеме как бы противостоит постсоветизм. Большая часть белорусов пока в неопределенности, им по-прежнему дороги советские ценности.

Не надо быть, однако, пророком, чтобы не понимать очевидную вещь: белорусский постсоветизм обречен на поражение в противостоянии с литвинством. Примером служит Украина. Там в девяностые и нулевые годы наблюдалось нечто подобное. Восточные украинцы в массе придерживались «совковых» идеалов, а националистов было сравнительно мало, они заявляли о себе, преимущественно, в западных областях.

Прошло немного времени и украинские радикалы при поддержке Запада стали ведущей силой. Еще один тревожный симптом. Согласно социологическим опросам, до 70% белорусской молодежи видят свое будущее в Евросоюзе.

Время пока есть, но его мало.

Если Россия в Белоруссии будет действовать более решительно, не так, как в целом на Украине, восточные белорусы при самом драматическом развитии ситуации останутся надежными союзниками. Все зависит от нашего предложения братьям-славянам. Новый крымский сценарий «в случае чего» гарантированно обезопасит западные границы России.

К оглавлению

Украинские тернии и прогнозы

У Сталина, как бы кто к нему ни относился, очень мало стратегических ошибок. Одну из таких он сделал, присоединив Галицию, или по-украински Галичину, к остальной Украине. Галичина обернулась троянским конем, захватившим в идеологическом отношении всю Украину.

Если по-честному, это не столько ошибка Сталина, сколько вожделенная мечта многих поколений российских монархов. Еще Екатерина Великая мыслила собрать все восточнославянские земли под единую державную руку. Галиция была одной из целей участия России в Первой мировой войне, хотя министр внутренних дел Дурново предупреждал Николая Второго о том, какой можем получить «подарок». Император к своему хорошо информированному министру не прислушался.

Сталин реализовал давнюю русскую мечту. В общем, хотели как лучше, получилось… понятно как!

Национализм на Украине, естественно, был и без Галичины. После вхождения территории Древней Руси в разные государственные образования, единая этническая общность начала постепенно, но неуклонно обособляться. Естественный процесс этногенеза искусственно обостряли антирусские силы на Западе.

В Литве национального и религиозного угнетения русских почти не наблюдалось, точнее, оно было фрагментарным. Ситуация в корне изменилась после создания федеративного государства — Речи Посполитой. Инициировался процесс полонизации непольского населения. При поддержке Ватикана родилась униатская церковь, симбиоз местного православия и католицизма.

Восстание Богдана Хмельницкого, собственно, явилось ответом на жесточайшее притеснение русского населения Украины. Русского, поскольку украинского на тот момент не было. Украина, как известно, называлась Малороссией.

Национализм на Украине до появления Галичины существовал в довольно умеренном виде. Радикализм в него внесли галичане, подвергшиеся идеологической обработке не только поляками, но и немцами в период пребывания в составе Австро-Венгрии. Среди галичан бытует мнение, что они-де самые «чистые украинцы».

Украинство ныне, как набор неких идеологических императивов, базируется на духовном наследии Степана Бандеры, Евгения Коновальца, Романа Шухевича и других носителей идеи «незалежности». Суть ее предельно проста: тотальная этнизация территории. Для решения сей великой задачи используются любые методы, включая провокации, террор, психологическое запугивание.

В виде целостной, системной идеологии украинство еще не сформировано. Новый Бандера пока не появился, но то вопрос времени.

Украинские националисты у власти официально не находятся. Они являют собой доминирующую идейно-духовную силу, с которой считаются все украинские руководители, снизу доверху.

Запад и, прежде всего, Соединенные Штаты данная ситуация вполне устраивает. Украина стала форпостом глобального либерально-лукавого сообщества против России, своего рода анти-Россией. Американцы и украинские националисты преследуют разные цели, но противостояние русским их объединяет, делая ситуативными союзниками.

Современная Украина есть большой советский проект, вобравший в себя не только исконные украинские земли, но и территории, подаренные Владимиром Лениным. Промышленные Донбасс и Новороссию включили, чтоб разбавить пролетариатом, преимущественно, крестьянское население Центральной Украины. Большевики не питали иллюзий по поводу настроений «мелкобуржуазного» украинского крестьянства и решили таким способом упрочить свою власть.

Государство, искусственно образованное из разных составляющих, вряд ли будет жизнеспособным. Разорвав экономические связи с Россией, которые формировались на протяжении столетий, Украина оказалась в тупике. Западу мощная Украина не нужна, крупные инвестиции вкладывать в ее экономику никто не собирается. Режим используют для указанных выше целей.

Прогнозировать будущее не самое благодарное занятие, но определенные выводы рисуются сами собой. Украина геополитически состоит из трех основных частей: Запада, Центра, Юго-Востока и Юга. Последняя часть есть Новороссия, в ней достаточно сильны пророссийские настроения. Другой полюс — Западная Украина. Для Русского мира, однозначно, отрезанный ломоть. Ее будущность в виде небольшой республики, входящей в Европейский Союз либо иной континентальный блок, который придет на смену. Этакая Малая Польша со своей ультранационалистической и консервативной спецификой.

Центральная Украина, лишившись западной и юго-восточной частей, оправдает в некотором смысле положение центра. Она будет между Западом и Россией. Обозначится как Восточно-Украинская Республика со столицей в Киеве. Кроме регионов, примыкающих к столице, возможно, в нее войдут некоторые южные области. Это такие, как Днепропетровская, Херсонская, Николаевская, Одесская. Республику Новороссия представят четыре региона: Донецкий, Луганский, Запорожский и Харьковский. Вероятная столица — Донецк.

Если Россия в среднесрочной перспективе будет ощутимо сильна, Восточная Украина и Новороссия оформятся в единое образование, предположительно, Новорусскую Республику — союзницу Москвы. Таким видится окончательный раздел советского пирога под названием «Украинская СССР»!

К оглавлению

Национальная идея как стержень союза

Большевики в свое время предложили идеологическую модель, позволившую объединить основную территорию Российской империи. С опорой на военную силу идеология худо-бедно работала, но в стратегическом плане оказалась недолговечной и себя изжила.

На повестке дня — новая национальная идея для России, которая должна включать несколько емких формул, фокусирующих дух нации. Одну из таких формул целесообразно обозначить как славизм. Русская национальная идея призвана окормлять не только великорусов, граждан России, но и восточных украинцев с белорусами. Русская идея есть идея для русских в широком значении слова!

У России и союзных ей в перспективе Восточной Украины Новоруссии и Восточной Белоруссии должна быть единая государственная идеология. Как только осуществится идейный «захват» восточных украинцев и белорусов, вопрос объединения славянских сестер из разряда пустопорожних прожектов перейдет в практическую плоскость.

Единство восточных славян — это не чья-то прихоть, не чьи-то амбиции, а настоятельная необходимость, залог достойного выживания в современном, далеко не радужном мире. Консолидация всех восточных славян по определению невозможна. Надо быть реалистами и попытаться объединить их большую часть.

Валерий Капленков

Комментарии