Ростислав Ищенко: Арсен Аваков и нанайские мальчики

Ростислав Ищенко: Арсен Аваков и нанайские мальчики

Министр внутренних дел Украины Арсен Аваков был не самой заметной фигурой на втором майдане (впрочем, как и на первом). Это не помешало ему к началу седьмого года после государственного переворота стать не просто самым успешным из политиков-путчистов, но символом постмайданного режима.

Ушёл в небытие «Народный фронт», по квоте которого Аваков закрепился (после голосования на Майдане) в правительстве Яценюка. Где-то на просторах Вселенной потерялся и сам Яценюк — любимец американских демократов и украинских грантоедов. Аваков пережил многолетний конфликт с президентом Порошенко и помог ему проиграть президентские выборы 2019 года. Несмотря на непреходящее желание команды Зеленского и самого президента избавиться от слишком самостоятельного и амбициозного министра, Аваков до сих пор занимает свой пост, а украинские политики обсуждают слухи то о его грядущей отставке, то о диктатуре Авакова. Правда, ни отставка, ни диктатура так и не наступили.

Первый раз отставки Авакова требовали национал-радикалы (ныне благополучно им окормляемые) ещё 27 марта 2014 года (после того, как в ночь с 24, на 25 марта «орлами Авакова» из спецподразделения МВД был убит Александр Музычко). С тех пор тема отставки не рассасывается, но, как было сказано, отставка не наступает. Неужели так тяжело отправить в отставку одного министра, после того как от власти оказались отодвинуты практически все остальные «символы майдана»?

В принципе технически отправить Авакова в отставку несложно. Зеленский мог сделать это сразу после досрочных парламентских выборов. Тогда, в соответствии с законом, правительство сложило полномочия перед вновь избранной Верховной Радой (перейдя в статус исполняющих обязанности). Президенту достаточно было не подать кандидатуру Авакова на должность министра, не надо было даже увольнять. Команда Зеленского выступала именно за такое решение, но он Авакова оставил.

Сейчас слухи об отставке Авакова активизировались в связи с тем, что конфликт между Ахметовым/Соросом/Пинчуком (которые контролируют президента и правительство) и Коломойским (потерявшим контроль над Зеленским) резко обострился. Аваков неформально поддерживает Коломойского, не просто усиливая его позиции в противостоянии с другими олигархическими группировками, но фактически блокируя возможность добить Игоря Валерьевича. Логика подсказывает, что в такой ситуации президент должен рано или поздно постараться избавиться от министра, и окружение Зеленского активно его к этому подталкивает. Однако за пределы слухов и информационной войны давление на Авакова пока не выходит.

Стандартное объяснение — Аваков контролирует главный силовой ресурс страны (полицию, Национальную гвардию и незаконные вооружённые формирования радикальных националистов). В случае угрозы отставки он может не подчиниться президенту и поднять вооружённый мятеж.

Это соответствует действительности. Но ведь попытка необязательно будет успешной. За шесть лет борьбы с Аваковым разных президентов можно было выработать алгоритм его тихого отстранения или устранения. В конце концов, даже Берию смогли снять с постов и арестовать, а ведь именно его подразделения несли охрану Кремля, да и вооружённой силы у него под рукой было никак не меньше, чем у советских военных, и поболе, чем у Авакова.

Если президент внесёт в Раду представление об отставке Авакова и парламент проголосует (а голоса за отставку там есть давно), то достаточно считанных минут, чтобы подписать соответствующий указ (он может быть заготовлен заранее), после чего Аваков уже не министр. И Зеленский, и Аваков, и все остальные прекрасно знают, что в тот момент, когда он потеряет официальный статус, значительная часть подчинённых ему генералов радостно его предаст (как предавали его предшественников, как предали Януковича, как предали Порошенко). Находящийся в руках у Авакова силовой ресурс не исчезнет полностью, но существенно сократится, а прохождение его команд будет блокироваться. Да и для окружающего мира Аваков будет уже не министром, а путчистом.

В общем, при минимальной подготовке отставка министра — решаемый вопрос. Почему же не решается?

Во-первых, украинская власть не знает, на чьей стороне окажется сила, если Аваков не подчинится указу о своей отставке. Что делать в том случае, если расквартированные в центре и предместьях столицы несколько тысяч наиболее преданных Авакову национальных гвардейцев и боевиков выступят против власти с оружием в руках? Найдётся ли у президента и Рады достаточное количество убеждённых защитников?

Однако, как было сказано, это вопрос решаемый. Авакова можно просто арестовать во время любого совещания, тем самым сразу обезглавив возможный мятеж, а верные ему части заранее блокировать в местах дислокации. Поэтому важнее второе соображение.

Во-вторых, власть просто не знает, что делать после Авакова. Ни боевики, ни нацифицированные аваковские силовики никуда не денутся, даже если самого Арсена Борисовича пристрелят «при сопротивлении аресту» (как того же Музычко). У них просто появится новый куратор. При этом он будет хорошо помнить судьбу своего предшественника, а сами боевики после столь явного вызова (убийство или арест их куратора) будут настроены в отношении власти крайне враждебно. Они будут опасаться, что их самих зачистят вслед за министром.

Где гарантия, что преемник Авакова удовлетворится ролью «серого кардинала» или просто полицейского-служаки, а не использует этот потенциал для того, чтобы перехватить власть у тусовки грантоедов? Народ явно не выйдет защищать своих «слуг». Идея диктатуры популярна в самых разных слоях украинского общества. Чтобы предотвратить появление военного (полицейского) диктатора, Зеленскому надо самому становиться диктатором, а это сложно, опасно, да и ни к чему.

В-третьих, относительная умеренность Авакова, не рвущегося к формальной власти и стремящегося (в собственных интересах) поддерживать баланс между всеми борющимися группировками, никому не позволяя победить окончательно, является серьёзным аргументом в его пользу. Никто ведь не знает, чью сторону примет следующий держатель аваковского силового ресурса. Достаточно новому министру однозначно поддержать одну (любую) группировку, как все остальные (включая президента и его придворных) теряют всякое значение.

В условиях подобной неопределённости любой президент, обладающий зачатками чувства самосохранения, десять раз подумает, прежде чем нарушать баланс сил, сбивая Авакова.

Но тут возникает второй вопрос: а почему сам Аваков не захватывает власть? Зачем он рискует, оставляя формальные властные рычаги в руках людей, которые его, мягко говоря, ненавидят?

Раньше было понятно. США запрещали раскачивать утлую лодочку украинской государственности, опасаясь, что второй раз обеспечить международное признание власти, пришедшей в результате вооружённого путча, им не удастся. Но сейчас Америка занята собой. Ей не до Украины. Никто не может серьёзно помешать местным выяснять отношения как хотят. Американцы даже Коломойского (умудрившегося одновременно стать врагом и Трампа, и Сороса) никак успокоить не могут. Что же мешает Авакову разом решить все вопросы в свою пользу?

Дело в том, что Арсен Борисович тоже не знает, что делать потом. Сейчас он не отвечает ни за экономическую ситуацию, ни за кредиты МВФ, ни за войну в Донбассе (ею руководит Генштаб, а раньше это была зона ответственности СБУ), ни за минский мир (по этому поводу корячатся Офис президента и МИД). Аваков просто поддерживает межолигархический баланс, следя, чтобы никто слишком не усилился. Но если он захватит власть, он будет отвечать за всё. И вся та ненависть, которую народ (включая сторонников майдана) выплёскивал на Порошенко, а сейчас выплёскивает на Зеленского, выльется на самого Авакова. Плюс против него моментально сформируется олигархический консенсус, как он сформировался против Порошенко. Олигархи борются между собой за контроль над марионеткой-Зеленским. Но Аваковым они манипулировать не могут (как не могли манипулировать Порошенко), соответственно они будут бороться против Авакова.

Таким образом, захватывая формальную власть, Аваков ничего не получает, кроме проблем. Угрозы остаются те же, даже обостряются.

Мы имеем дело с уникальной ситуацией. На Украине выстроены все основы диктатуры. Значительная часть народа согласна на диктатора, надеясь, что он наведёт хоть какой-то порядок. Но все потенциальные кандидаты в диктаторы не желают принимать на себя эту ответственность, поскольку им комфортнее управлять из-за спины выдвинутой на первый план марионетки (даже рискуя тем, что марионетка может выйти из-под контроля). Кстати, и сама периодически бунтующая марионетка не рвётся к диктатуре. Марионетке достаточно внешних признаков власти.

Это уникальная особенность украинской политики. Все хотят иметь всё и не отвечать ни за что. В результате то, что на Украине называют демократией, представляет из себя хаос постоянно заключаемых и нарушаемых договорённостей между десятками крупных и мелких игроков. Разобраться в этом хаосе не смогли даже самоуверенные американцы и дотошные европейцы. Само украинское государство представляет из себя склад добра без замка и охраны, откуда каждый тащит столько, сколько может унести.

Так было при Богдане, так было при Центральной Раде, так было при гетмане, так было при Петлюре, так было при шести президентах после 1992 года. Так будет вновь, если когда-нибудь кому-нибудь вновь придёт в голову создать независимое украинское государство. Потому что нет власти без ответственности, а ответственности тем больше, чем больше власти. Украинские же политики желают управлять, а подведомственный им народ жить по принципу «Чтобы у нас всё было, а нам за это ничего не было». Потому-то каждый раз всё и заканчивается «Руиной».

Ростислав Ищенко

Комментарии