Альтруизм с петлёй на шее: Почему саудиты сокращают добычу

Альтруизм с петлёй на шее: Почему саудиты сокращают добычу
Фото: rudall30/Shutterstock.com

Королевство Саудовская Аравия в одностороннем порядке приняло решение сократить добычу нефти на 1 миллион баррелей в сутки – весьма увесистая уступка. Но так ли альтруистичен этот внезапный порыв?

Закон спроса и предложения торговцы интуитивно понимали ещё за тысячелетия до нашей эры, но, говорят, он был впервые чётко сформулирован арабским мыслителем Абу Зейдом Абдуррахманом ибн Мухаммадом аль-Хадрами (более известного как Ибн Хальдун) в XIV веке: «Если товар редок и пользуется спросом, его цена высока, а если товара много и он не пользуется спросом, то его цена будет низкой». И вот сейчас наследники Ибн Хальдуна решили сделать товар (нефть) более редким – в надежде, что он будет пользоваться спросом, а значит, и цена вырастет.

Доцент Финансового университета при правительстве РФ Леонид Крутаков, однако, в колонке для Forbes выражает сомнение в том, что саудиты руководствуются исключительно указанным выше принципом и не имеют в рукаве несколько козырных карт.

К оглавлению

Комбинация из трёх этапов

Резонансное решение стало следствием телефонного разговора избранного «четырьмя процентами населения» (как верно подметил прозревший Павел Дуров) планеты лидера США Дональда Трампа с его коллегой из Саудовской Аравии королём Сальманом бен Абдель Азиз Аль Саудом. Через три дня власти арабской страны объявляют, что Saudi Aramco снизит добычу в июне на 1 млн баррелей в сутки – и то дополнительно к ранее согласованному в рамках соглашения ОПЕК+ снижению добычи в размере 2,508 млн баррелей в сутки. Совпадение? Крутаков так не думает и приводит важную цитату представителя Белого Дома Джадда Дира: «Лидеры двух государств согласились, что стабильность на мировых энергетических рынках очень важна, и подтвердили прочность сотрудничества США и Саудовской Аравии в сфере обороны».

Саудиты решили сделать товар (нефть) более редким – в надежде, что он будет пользоваться спросом. Фото: creativemarc/Shutterstock.com

А ведь совсем недавно США угрожали Саудовской Аравии выводом своих войск – и этот демарш Трампа был настолько внезапным, что наследный принц Сальман бен Абдель вопреки традициям попросил своих помощников покинуть помещение, чтобы тет-а-тет уточнить, не послышалось ли ему чего-то лишнего. Оказалось – не послышалось.

В оборонном или, что чаще бывает у арабов, атакующем плане Саудовская Аравия, лидер Ближнего Востока – колосс на глиняных ногах, целиком и полностью зависящий от США. Стоит американцам прекратить военное сотрудничество с Эр-Риядом – и стонущий под санкциями Тегеран немедленно расправит плечи и спросит, кто же тут всё-таки главный; у Израиля и Турции тоже есть свои соображения на этот счёт, а тут ещё Сирия с этими русскими… Да и братьям по полуострову палец в рот не клади. В общем, без американских военных Аравии никуда.

А США совершенно не собираются терпеть низкие цены на нефть и разорение сланцевых магнатов. И Вашингтон решил поставить на место заигравшийся в демпинг на нефтяном рынке Эр-Рияд. Распробовав после десятилетий запретов «нефтяную иглу», американцы по своему обычаю хотят диктовать правила и на этом рынке.

И им нужны высокие цены. Демпинг Эр-Рияда, который раздаёт нефть буквально даром, не вызывает никакого понимания в Вашингтоне, где рост экспорта является священной коровой нынешней администрации. Сама по себе нефтяная индустрия не так важна для США, как для России или Саудовской Аравии, но демократическая оппозиция с удовольствием рассказывает избирателям, как какие-то первобытные арабы прогнули хвалёного Трампа и лишили работы миллионы американцев. До президентских выборов, между прочим, меньше полугода.

Вот, похоже, высокие договаривающиеся стороны и нашли компромисс:

1. Под угрозой лишения военной поддержки саудиты уступают требованиям американцев и сокращают добычу для поддержания цены;

2. Но при этом сохраняют лицо, объявляя свой шаг альтруистической поддержкой рынка – король Салман, конечно, никуда избираться не собирается, но показать слабость для него смерти подобно: в таких обществах очередь к престолу всегда тянется до горизонта;

3. И указывая на пример Аравии, высокие договорившиеся каталы получают «моральное право» требовать такого же самопожертвования от других крупных игроков рынка.

К оглавлению

Добыча и экспорт: подмена понятий

Инвестиционный стратег УК «Арикапитал» Сергей Суверов, в свою очередь, напоминает, что сокращение количества нефти на мировом рынке далеко не всегда тождественно сокращению добычи: накопленные резервы позволяют поддерживать, а то и наращивать экспорт, даже формально снизив добычу.

Так же Саудовская Аравия сразу же, в момент прекращения действия договора ОПЕК+, резко «нарастила» добычу до 12 млн баррелей в сутки. Нарастила в кавычках потому, что этот рост носил лишь словесный характер. Росла не добыча, а объём экспорта. После заключения соглашения ОПЕК+ саудиты сократили также не добычу, а объём изъятия нефти из своих запасов.

В реальности бремя России от сделки ОПЕК+ куда более значительное, чем саудовское, – мы должны сократить добычу на 48% от экспорта, тогда как Саудовская Аравия – лишь на 27%. Радует только то, что мы, в отличие от саудитов, имеем и другие отрасли экономики. В итоге в апреле российский экспорт составлял 5,189 млн баррелей в сутки, саудовский – 9,4 млн баррелей. Таким образом, Эр-Рияд сокращает бумажную добычу и требует от других участников пропорционального, но не бумажного сокращения.

Пора договариваться не об ограничении добычи нефти, а её экспорта? Фото: CharlotteRaboff/Shutterstock.com

Кстати, и внутренний рынок в Аравии минимум в три раза меньше нашего: население в четыре раза меньше, расстояния тоже не сибирские. Поскольку бросить внутренний рынок Россия не может, сокращение экспорта, а значит, и притока пресловутых нефтедолларов, у нас будет ещё более значительным. Всё это ставит Эр-Рияд в ещё более выигрышное положение, чем было при первом договоре ОПЕК+.

Чтобы исключить подобные шулерские подтасовки, может быть, пора договариваться уже об ограничении не добычи нефти, а её экспорта?

Дементьев Иван

Комментарии