Шпионы, диссиденты и враг у ворот: Литва за 30 лет разменяла СССР на «совок»

Шпионы, диссиденты и враг у ворот: Литва за 30 лет разменяла СССР на «совок»

Ровно 30 лет назад Верховный Совет Литвы провозгласил восстановление независимости республики и возобновил действие Конституции 1938 года. Этот день широко отмечается по всей стране как главный государственный праздник. «Праздник, в котором мы всегда слышим поющую революцию, вдохновленную надеждой возрождения», — так описывала его экс-президент Литвы Даля Грибаускайте. Но если в Литве за последние три десятилетия что-то и возродилось, так это худшие советские практики управления — пресловутый «совок».

На момент восстановления литовской независимости большинство мест в парламенте контролировали депутаты от «Саюдиса», в котором верховодил Витаутас Ландсбергис. Политики его поколения уже давно не у дел: «Иных уж нет, а те далече».

Горбачев потягивает пиво в немецких барах, Шушкевич читает лекции в университетах, Кравчук изредка мелькает на украинском телевидении. И только «дедуля» Ландсбергис по-прежнему восседает на политическом Олимпе.

Бывший президент Казахстана Нурсултан Назарбаев пошел по его стопам, когда после выхода на пенсию остался носителем официального титула «Лидер нации» (Елбасы). В Литве такой титул тоже существует. Неофициально, конечно. Но своего «лидера нации» литовцы знают не хуже казахов.

Под чутким руководством Ландсбергиса первая республика, которая воспользовалась правом выйти из состава СССР, унаследовала все самые безобразные «совковые» практики.

К примеру, истеричную шпиономанию: за сбор информации для российской разведки в Литве судят членов «шпионской группы» во главе с оппозиционным политиком Альгирдасом Палецкисом. Показательный политический процесс в худших советских традициях.

Впрочем, одним Палецкисом сыт не будешь. Враги повсюду, поэтому президент Литвы Гитанас Науседа совсем недавно предложил внести поправки к закону о разведке, которые расширяют полномочия спецслужб.

Позволяют им вызывать жителей на превентивные беседы, проверять их личные документы, производить административный арест.

В частности, превентивные беседы разрешается проводить, если у разведслужб есть «данные о том, что человек может быть связан <…> с деятельностью, которая может повышать риск или представлять угрозу для национальной безопасности или государственных интересов Литвы».

По иронии судьбы, недавно выяснилось, что за самим Науседой во время предвыборной кампании следил Департамент государственной безопасности (ДГБ). Директор ведомства Дарюс Яунишкис на закрытом заседании литовского парламентского Комитета по нацбезопасности оправдывался тем, что его подопечные не присматривали за кем-то конкретно.

Оказывается, объектами слежки были все кандидаты в президенты. «Штази» нервно курит в сторонке.

Оно и понятно: страну буквально наводнили «агенты Кремля». Редкое событие происходит здесь без их участия.

Консерваторы поддержали акции протестов литовских учителей? Премьер-министр Саулюс Сквернялис просит ДГБ проверить их на предмет сотрудничества с Москвой. Концерн MG Baltic оказался в центре коррупционного скандала? Комитет Сейма по национальной безопасности и обороне «пристегивает» к нему «Росатом». На побережье Куршской косы выбросило тонны парафина? «Это вещество могло попасть на территорию Литвы из России», — тут же заявляют в литовском Агентстве по охране окружающей среды.

Даже Белорусскую АЭС Москва строит для того, чтобы «наказать Литву за независимость».

Столь нелепые обвинения не звучали даже в самые напряженные периоды холодной войны. И уж тем более никто не пугал население своих стран «ядерной гибелью», как это делает Витаутас Ландсбергис.

Каждый литовец знает, что экономика СССР не выдержала изнурительной гонки вооружений. Какие выводы из этого сделаны? Наряду с Латвией Литва находится в мировом топе стран, которые демонстрируют самые высокие темпы роста расходов на оборону.

За последние десять лет военный бюджет республики увеличился на 156% — больше, чем у любой другой страны Евросоюза.

Возможно, экономика Литвы настолько сильна, что в государственной казне аккумулируются большие излишки? На этот вопрос в прошлом году ответил Совет национальной обороны, который одобрил выделение дополнительных ассигнований на оборону за счет заимствований.

То есть для поддержания военного бюджета на уровне 2% ВВП, как этого требует Трамп, Литве уже нужны кредитные средства.

А ведь официальный Вильнюс не скрывает, что расходы на оборону будут расти и впредь. Вот они, хранители традиций советского милитаризма!

Тотальный идеологический контроль КПСС сменился уголовной ответственностью за оспаривание новой «генеральной линии партии», которую сформулировали Ландсбергис и компания.

За отрицание «советской оккупации» и других «преступлений СССР против Литовской Республики» можно схлопотать штраф, арест или лишение свободы сроком до трех лет.

Соответствующие поправки к Уголовному кодексу были приняты в 2010 году и позволили привлечь к ответственности Альгирдаса Палецкиса, который дерзнул озвучить альтернативную трактовку трагических событий 13 января 1991 года.

Кстати, официальных представителей Литвы на международных площадках нисколько не смущает факт законодательного ограничения свободы слова в их стране. Как и тот факт, что за три холостых выстрела в небо советский офицер Юрий Мель — участник штурма Вильнюсской телебашни — обвинялся в преступлениях против человечности и получил семь лет тюрьмы.

Вместо политической и экономической зависимости от союзного центра — такая же зависимость от Брюсселя и Вашингтона.

Разменяв четвертый десяток, Литва судорожно хватается за дотации из еврофондов, без которых не мыслит своего существования.

Разница только в том, что из «витрины социализма» Прибалтика превратилась в глубокую капиталистическую провинцию.

Новые хозяева уже не заморачиваются поддержанием здесь относительно высокого уровня жизни. Напротив, именно под давлением Евросоюза Литва согласилась вывести из эксплуатации Игналинскую АЭС — подарок «оккупантов», который мог стать основой реальной энергетической независимости страны и снабжать дешевой электроэнергией соседние страны.

Вместо этого Вильнюс взвалил на себя бремя ликвидации атомной станции с уран-графитовыми реакторами, чего никто в мире раньше не делал.

Воспользовавшись своим законным правом на выход из СССР, Литва могла унаследовать отдельные элементы старой системы хозяйствования. Но было решено ломать все до основания.

«Перешли из одной крайности — неэффективной советской плановой экономики — в другую: чрезмерно возвысили невидимую руку рынка, — пожаловался недавно Гитанас Науседа. — В то время как большинство стран с похожей судьбой искали равновесие, мы оставили свое завоеванное тяжелой борьбой государство на голодном пайке».

Зато те проявления «совка», от которых стоило бы избавиться, в Литве остались. Неужели ради этого нужно было переподчинять республику «вашингтонскому обкому»?

Алексей Ильяшевич

Комментарии