Беларусь: нефть, рубль и интеграция

Беларусь: нефть, рубль и интеграция

Противникам Лукашенко внутри страны важно, чтобы нефть была дорогой, а рубль – дешёвым.

Министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей на прошлой неделе ясно высказался о своих взглядах на интеграцию в рамках Союзного государства РФ и РБ. «Давайте решим вопрос с нефтяными поставками, а потом уже будем дальше думать… Смысла нет сейчас работать над этими дорожными картами, пока не будут решены все вопросы».

Фактически белорусский министр иностранных дел поставил общественность в известность о том, что в Минске не будут работать над дорожными картами углублённой интеграции в формате Союза. Заявление главы внешнеполитического ведомства РБ прозвучало на фоне слов, сказанных Александром Лукашенко генеральному секретарю ОДКБ Станиславу Засю о приверженности Беларуси интеграционным процессам с оговоркой о «суперпрагматичной позиции» Минска, предполагающей следование только своим интересам: «На эту суперпрагматичную позицию, ты знаешь, кто подталкивает республики, которые находятся вокруг этого интегратора», – намекнул белорусский президент.

Вообще, в сообщении о встрече Лукашенко с Засем намёков было много: и о том, что интересы Беларуси ПОКА «абсолютно совпадают с интересами наших соседей, особенно членов Организации договора о коллективной безопасности»; и о том что белорусские интересы «не очень-то противоречат интересам и Украины – нашей главной южной соседки»

Правда, посетившая на днях с визитом Минск председатель Совета Федерации РФ Валентина Матвиенко считает, что вопросы в энергетической сфере будут непременно решены. «Не надо преувеличивать масштаб этих разногласий и, главное, их политизировать. Сегодня отношения между Россией и Беларусью носят стратегический характер. Мы строим Союзное государство. Наше сотрудничество многоплановое, проросло корнями и человеческими связями и в образовании, и в здравоохранении, и ряде других сферах. При таком многоплановом сотрудничестве периодически появляются какие-то проблемы, рабочие вопросы. Но главное, что есть воля лидеров наших стран решать их спокойно и конструктивно», – сказала Матвиенко в эфире телеканала «Беларусь 1». По её мнению, Россию и Беларусь объединяют «и общее историческое прошлое, и близость наших культур, языков, и нашего общего мира, и наши духовные ценности. И это – наша общая победа, Великая Победа над фашизмом нас очень объединяет».

И ещё одна цитата из заявления председателя российского Совфеда: «Мы услышали и почувствовали, что в Белоруссии твёрдый настрой на продолжение глубокого сотрудничества с Российской Федерацией на фундаменте общности нашей истории, культуры, языка, духовности, веры. Это всё очень искренне».

Может быть, приходит время, когда в основу углублённой интеграции Российской Федерации и Республики Беларусь будет всё-таки положена незыблемость культурно-исторической общности Белоруссии и России-Великороссии, а не цена нефти? Тогда, может быть, и работа над дорожными картами никому из представителей официального Минска не покажется бессмысленной?

«Чёрный понедельник» на нефтяных рынках 9 марта уже подвиг премьер-министра РБ Сергея Румаса заявить: «Это сегодня дополнительные возможности договориться с Российской Федерацией. Потому что ситуация, которая есть сегодня, значительно отличается от ситуации в декабре или январе». Румас считает, что обвал цен на нефть поможет Беларуси договариваться и с альтернативными поставщиками. А белорусский политолог Александр Шпаковский поторопился прокомментировать новость про падение нефтяных котировках репликой «Вкусно», когда же ему указали на то, что вместе с нефтью обвалился и белорусский рубль, а народ кинулся в обменники, Шпаковский заявил, что, мол, «обвал рубля – не всегда плохо». Другой белорусский политолог, Алексей Дзермант, высказался более осторожно: «Это серьёзный вызов не только для российской экономики, но и для белорусской, которая находится с ней в симбиозе. Исхожу из той логики, что все, что хорошо для России – хорошо и для Беларуси. И наоборот, если что-то плохое, оно доходит и до нас. Но по уму надо было кому-то не пытаться нас нагнуть, а договориться, и сейчас для России надёжный покупатель 18 млн тонн нефти был бы вовсе нелишним».

Дзерманту грамотно возразил редактор газеты парламентского собрания России и Беларуси Вениамин Стрига: «Это не те вопросы. Вообще не те, мимо кассы. Вопрос в том, выгодно ли России отдавать нефть на переработку в Беларусь, отдавая часть своего рынка более высокого передела, или нет. Ответ очевиден – нет, если нет интеграции, и нельзя покрыть это продажей продукции ещё более высоких переделов. И чем ниже цена на сырьё – тем менее выгодно России отдавать Беларуси нефть с субсидией. Если мировая текущая цена, без премии, ОК, – ради бога, но тогда на какие рынки вклинится Беларусь? Три бензовоза до Смоленска? Так там целый НПЗ закрыт, в гешефт Беларуси, кстати. Подумайте про это».

Однако с «подумать» у экспертов есть проблемы. Оппозиционная пресса – антилукашенковская и одновременно антироссийская – не рассуждает сейчас об интеграции: она внимательно следит за снижением курса белорусского рубля, цитируя всё того же Румаса, обещающего, что «Национальный банк будет следовать рыночным тенденциям и не будет искусственно сдерживать белорусский рубль». В Telegram-каналах публикуются фото очередей у обменников и рассказывается о напряжённой ситуации на белорусских НПЗ. Даже ресурсы «Радыё Свабода» к вечеру 9 марта ограничились короткой ссылкой на сообщение о падении мировых цен на нефть на 30%, а далее не уставали сообщать о ситуации с белорусским рублём, нагнетая панику. И понятно для чего: любая большая неудача Лукашенко накануне президентских выборов в Белоруссии (они могут состояться уже в июне) позволит противникам режима вывести людей на улицы.

Однако ни на какие антироссийские митинги белорусы массами не пойдут. Всё, что можно было выжать из протестов против интеграции с Россией, – выжато. Результат мизерный. Другое дело – обвал белорусской валюты. Если ситуация в ближайшие дни не стабилизируется, белорусская оппозиции и её покровители на Западе начнут играть против Лукашенко в полную силу.

Предвыборная схватка с Лукашенко выдвигается для белорусских западников на первый план. Эту схватку не выиграть за счёт антироссийской риторики, потому противники действующего белорусского президента внутри страны спокойно следят за его «альтернативными» метаниями в поисках дешёвой нефти, с удовольствием отмечая, что они дорого обойдутся белорусам. А вот провалы социальной политики позволят собрать массовые митинги против власти. Поэтому белорусской оппозиции важно, чтобы нефть была дорогой, а рубль – дешёвым.

Арина Цуканова

Комментарии