Украина и Россия восстановят нормальные отношения — это вопрос времени

Украина и Россия восстановят нормальные отношения — это вопрос времени

Президент Украины Владимир Зеленский отправил в отставку правительство страны, объяснив свое недоверие к нему некомпетентностью министров по ряду экономических и социальных вопросов. Решать проблемы неудовлетворительных темпов развития экономики Украины придется новому правительству под руководством Дениса Шмыгаля. О состоянии украинских финансов и промышленности, взаимоотношениях Украины с Евросоюзом и Россией в беседе с нами рассказал президент Украинского аналитического центра, украинский экономист Александр ОХРИМЕНКО.

— Г-н Охрименко, по данным замдиректора от Украины в МВФ Владислава Рашкована, в 2020 году Украина должна выплатить суммарно более 17 млрд долларов по долговым обязательствам, из них 13 млрд — долг, а 4 млрд — проценты. Сможет ли Украина выполнить эти обязательства? Какова нынче финансовая ситуация в стране, остается ли угроза дефолта?

— Дефолта не будет однозначно. В этом году предстоят выплаты по государственным обязательствам примерно в 9 млрд долларов (в 2019 году выплатили 11 млрд долларов).

А финансовая ситуация в стране довольно хорошая (плохо было в 2014–2015 годах). В том числе и в связи с уменьшением объема облигаций внутреннего государственного займа (ОВГЗ). Если в 2019 году их число увеличивалось (за год более 12,5 млрд долларов — прим. автора), то в начале 2020 сумма уменьшилась почти на 830 млн долларов. И самое главное — выросли золотовалютные резервы: их уже свыше 25 млрд долларов.

Кроме того, нынче в стране переизбыток валюты, и Нацбанк с начала года уже купил более 1 млрд долларов.

В целом валютную ситуацию могу охарактеризовать так: нам повезло.

Пока наши гастарбайтеры перекачивают валюту домой, беспокоиться не стоит.

А вот когда этот поток неизбежно иссякнет, тогда мы и увидим правительственные «реформы» во всей красе.

— Так что же, у нас все «в шоколаде»?

— Не совсем. У нас есть проблема с государственными финансами — недовыполнение доходной части бюджета и в 2019 году, и за первые месяцы 2020-го.

Следующая важная проблема: не функционируют опция кредитования бизнеса и ипотечные программы. Это весьма печально.

— А есть кого кредитовать в условиях деиндустриализации?

— Разумеется! Если посмотрим на структуру ВВП, то доля промышленности осталась неизменной, и она примерно такая же, как, например, в России или Франции.

Скажу прямо: у нас промышленность есть, и она громадная. Ее основная отрасль — пищевое производство, которое шикарно работает.

Хороша и наша металлургия, но здесь дела не очень.

Столько металла, сколько она может производить, нам не нужно, а в мире в 2019 году спрос на него упал.

Есть еще и химическое производство, но ему нужен недорогой газ, чтобы выпускать конкурентоспособную продукцию. А вот с дешевым газом у нас как раз не складывается.

В машиностроении есть крошечные успехи в торговле с ЕС. За последние несколько лет открылось порядка 100 предприятий в этой отрасли, а надо их намного больше.

Так что в нынешней ситуации спрос у промышленности на кредиты есть, фирмы хотят развиваться. Но тормозом служит система оценки кредитоспособности заемщика, которая заимствована в Европе.

А она не подходит нашим реалиям, для этого Национальному банку Украины (НБУ) необходимо убрать всякие глупые требования. Условия для ипотечного кредитования (и притом в довольно приемлемом варианте) также имеются, но это опять же увязло в бюрократии: кабмин не принял необходимого постановления, а НБУ не утвердил соответствующую программу. Так что есть масса всего необходимого, но, увы, оно не функционирует.

— Это понятно. Но ведь наши промышленные гиганты вроде Николаевской судоверфи или запорожского «МоторСич» или встали, или работают в неполную силу…

— Выскажу крамольную мысль: они и не нужны сейчас. Впрочем, «МоторСич» понемногу все же производит свои авиационные двигатели. Но запорожцы тут скорее исключение: массу старых заводов точно надо сдать в металлолом. Вот их земляки — запорожский трансформаторный завод — потихонечку клепают свои аппараты, но делают их по технологии прошлого века.

Китайские аналоги дешевле, немецкие дороже, но надежнее; кто же будет покупать громоздкие и часто выходящие из строя запорожские? До майдана их брали россияне, но теперь и этот рынок закрылся.

— Да, но ведь китайцы очень хотят купить тот же «МоторСич»…

— Действительно, им нужны двигатели для своих самолетов и вертолетов. Но тут возник конфликт интересов больших игроков.

Американцы не желают, чтобы китайцы могли производить для своих потребностей авиадвигатели.

И президент [США Дональд] Трамп, объявивший торговую войну КНР, не хочет допустить подобную сделку. А мы в итоге попали между молотом и наковальней.

— Спустимся с небес на землю. Так будут ли ее в Украине продавать и когда?

— Очень надеюсь, что вскоре это случится. Понятно, что сначала будут скандалы и протесты, но лет через 5 ВВП страны действительно сможет расти на 5–10% ежегодно. В Украине нет нефти и газа, как в России, но есть замечательная земля. Когда она станет рыночным товаром, то случится сумасшедший рост, при этом не только в аграрном секторе.

Сельхозпродукцию надо будет экспортировать, уже сейчас один наш бизнесмен заказал для этого в Николаеве пару кораблей. А с появлением рынка земли появится потребность в новых кораблях, портах, элеваторах, дорогах, снова вырастет спрос на металл и так далее.

Подчеркиваю: у нас отличная земля, но технологии ее обработки — это даже не технологии прошлого века. А вкладываться в сельское хозяйство бизнесмены захотят лишь тогда, когда земля будет в их собственности.

Для сравнения: если вы арендуете квартиру, то будете ли вы делать в ней капитальный ремонт и обустраивать ее? Вряд ли, конечно. То же самое и с землей. А противниками земельного рынка являются региональные «латифундисты» и депутаты, лоббирующие их интересы (не бесплатно, разумеется).

Я имею в виду местную власть и псевдофермеров, которые в условиях нынешнего правового хаоса практически за бесценок пользуются нашими черноземами. Они нещадно эксплуатируют сельхозземли по принципу: после нас хоть потоп!

— Мы вскользь упомянули слабо функционирующую ассоциацию с ЕС. Есть ли в этом вопросе перспективы? Или все же лучше наладить былые экономические связи с РФ?

— В отношениях с европейцами очень многое зависит от нашего правительства. Есть конкретная программа, что ему необходимо сделать, и она по официальным данным выполнена лишь на 65% (в первую очередь это относится к колоссальному числу нормативных документов). Если бы это уже было осуществлено, то у наших бизнесменов не было бы проблем.

К примеру, некий производитель мебели у нас в Черкасской области мог бы запросто открыть свой склад, допустим, в Польше, и оттуда торговать своей продукцией по ЕС.

Но вот за 6 лет все эти документы так и не утверждены и не согласованы с Европой.

Был [президент Петр] Порошенко и его правительство, но и нынешний министр экономики [Тимофей] Милованов (на момент интервью возглавлял Министерство развития экономики, торговли и сельского хозяйства — прим. RuBaltic.Ru) занимается только пустыми разговорами типа «А давайте изменим соглашение с ЕС!» Да вы хотя бы то, что уже подписано, выполните! Удочку вам уже дали, чего же рыбу не ловите?

Что касается экономических отношений с Россией, то есть надежда на их улучшение (особенно после замены [помощника президента РФ Владислава] Суркова на [заместителя руководителя Администрации президента РФ Дмитрия] Козака). Многие острые политические разногласия несколько сгладятся, и тогда можно будет потихонечку начать решать накопившиеся проблемы. Например, восстановить авиационное и нормальное железнодорожное сообщение (в частности, взаимообмен грузовыми вагонами), урегулировать навигационные вопросы.

Есть масса подобных нюансов, которые могут быть устранены, как говорится, без лишнего шума, и это будет первым шажком для восстановления нормальных взаимоотношений, которые нужны и нам, и россиянам.

То, что они наладятся, это однозначно. Вопрос лишь в том, сколько на это понадобится времени.

Гурген Григорян

Комментарии