Почему США используют в отношении России «другие критерии»?

Почему США используют в отношении России «другие критерии»?

«То, что делает Россия, имеет стратегический смысл»

Суждения 72-летнего американского политолога профессора Чикагского университета автора трудов по теории международных отношений, создателя концепции «наступательного реализма» Джона Миршаймера часто не укладываются в основное русло американской политической мысли. Это вновь обнаружилось тогда, когда в феврале 2020 года профессор из Чикаго дал интервью польской газете Do Rzeczy.

Джон Миршаймер. Фото: ruposters.ru

«Ответственность за нынешний украинский кризис несёт Запад, – втолковывал польскому корреспонденту Джон Миршаймер. – Я знаю, что это непопулярное в Польше и США мнение. Поляки и американцы обвиняют в произошедшем на Украине исключительно Москву, но это серьезное заблуждение. Виноваты не россияне, а Запад, в первую очередь Соединённые Штаты. Еще с середины 1990-х годов Россия неоднократно говорила, что она считает неприемлемым расширение Североатлантического альянса на восток. Несмотря на это, американцы настойчиво продвигали эту стратегию. Вступить в НАТО приглашали государства, в прошлом находившиеся в советской сфере влияния. США провоцировали «цветные революции» в постсоветских странах. В Грузии – «революцию роз», на Украине – «оранжевую революцию»… Ни одна держава не может себе позволить, чтобы военный союз, создававшийся как ее смертельный враг, оказался непосредственно у ее границ. Москва не могла допустить, чтобы Севастополь, порт, в котором находится российский Черноморский флот, внезапно стал военным портом НАТО. Так что я совершенно не виню россиян за шаги, которые они предприняли на Украине, это отвечало их национальным интересам. То, что делает Россия, имеет стратегический смысл. Американцы, западные европейцы, поляки продемонстрировали невероятную наивность, рассчитывая, что Украина и Грузия окажутся в НАТО. Из-за их иллюзий в континентальной Европе разразился серьезный кризис, который не соответствует интересам ни США, ни Западной Европы, ни Польши».

Категорично прозвучал и ответ профессора из Чикаго на вопрос польского журналиста, сможет ли Польша в случае ослабления Германии и России вступить в «большую игру» и вновь стать гегемоном Восточной Европы, как в XVI веке. «Нет, это нереально, – пресёк Миршаймер распространение этой иллюзии. – К сожалению, многонациональную мощную Речь Посполитую восстановить невозможно. Эта глава истории закрыта».

В концепции наступательного реализма Джона Миршаймера наращивание военной мощи – единственный способ обеспечения безопасности государства в условиях современной анархичной международной системы; чем больше государство наращивает военную мощь, считает он, тем ниже вероятность нападения на него.

«Если бы Мексика и Канада решили присоединиться к антиамериканскому военному союзу и пригласили к себе китайских военных, реакция Америки ничем не отличалась бы от реакции России на Украине или в Грузии… – говорит Миршаймер. – Ведь это необходимая оборона. Почему мы используем в отношении России другие критерии?»

Риторический вопрос о том, почему США, а за ними и Польша используют в отношении России «другие критерии», нежели те, которыми руководствуются в своей международной политике сами, прошёл мимо ушей польского корреспондента. Они такие вопросы не слышат.

Интервью продолжалось. Вопрос: «В прошлом Польша… создала унию с Великим княжеством Литовским. Может быть, сейчас нам стоит вернуться к такой стратегии и создать единый политический организм с Украиной, Белоруссией и другими странами, расположенными на пространстве между Германией и Россией?» Ответ: «Нет, ничего не получится… Эпоха династических уний осталась в прошлом, началась эпоха современных народов».

Отвечая на вопрос, что будет, если Соединённые Штаты отвернутся от Европы и та окажется «в серьёзной опасности», Миршаймер сказал, что в такой ситуации у Польши останется только один вариант – обзавестись ядерным оружием. При этом американский профессор заявил, что Россия вовсе не стремится подчинять себе Польшу и страны Балтии; для России, считает создатель теории наступательного реализма, это было бы «верным путём к огромным проблемам».

Разговор о ядерном оружии для Польши не случаен. Последнее время эта тема обсуждается в польской печати. «Тема размещения в Польше натовского ядерного оружия остаётся совершенно актуальной», – писало недавно польское издание Sieci. А 1 февраля 2019 года глава МИД Польши в интервью интернет-версии немецкого еженедельника Der Spiegel допустил, что «однажды» на территории Польши появятся натовские ядерные ракеты. «Все зависит от того, как будет действовать Россия в будущем», – заявил польский министр. К этому надо добавить, что в польском министерстве обороны уже несколько лет обсуждается программа так называемых совместных ядерных миссий, предполагающих, что к применению ядерного оружия могут быть допущены безъядерные государства-члены НАТО.

Возвращаясь к интервью Джона Миршаймера, надо заметить, что профессор Чикагского университета кратко разъяснил польской аудитории своё понимание стратегического смысла политики России в её ближнем зарубежье: «Грузинам и украинцам следует понять, что они живут рядом с крупной державой, значит, им не стоит ее провоцировать. Если вы спровоцируете эту державу, она может повести себя в вашем отношении безжалостно. Нравится нам это или нет, но так устроен мир».

Владимир Малышев

Комментарии