Уханьский приговор украинской «соборности»

Уханьский приговор украинской «соборности»
Рисунок Игоря Конденко

Коронавирусный майдан случился в годовщину «гидности» не случайно...

Полмесяца народ, затаив дыхание, ждал, когда же Украина начнёт эвакуировать своих же неинфицированных граждан из очага коронавирусной эпидемии. Однако «слуги народа» – те самые, чей лидер призывает всех уехавших с Украины жителей Земли возвращаться домой – «тупо морозились» (прошу прощения за лексику «Квартала 95»).

Злые языки поговаривали, что виной всему итоги расследования Шария, «Страны.ua» и Елены Лукаш о действительном количестве погибших на майдане правоохранителях и их убийц из «небесной сотни». Нужно было хоть чем-то сбить эту информационную волну. Тогда Зеленской мог бы поскорбеть на «Аллее героев», не отвлекаясь на память тех, кого значительная часть его же избирателей считает героями истинными.

Нет разницы, у какого памятника ты скорбишь, если улица перед ним заасфальтирована вместе со следами от пуль, летевших из Консерватории и гостиницы «Украина»

Однако Господь располагает времена и события, как Ему угодно. А угодно было, чтобы в годовщину евромайдана «Єдина країна» явила и всю свою гиднисть, и всю соборнисть: когда каждый регион «від Сяну до Дону» спихивал друг другу сограждан «козацького роду», пока те накручивали в небе над Нэнькой 35-й круг.

Впрочем, вру – не до Дона, конечно. И даже не до Донца. Думаю, также не случайно несчастных соотечественников принял аэропорт Харькова – столицы «Русской весны» того же 2014 года, когда случилась гиднисть.

Яростнее всех отбивался давший 80% майданных убийц «Украинский Пьемонт» (местный госпиталь ветеранов АТО и УПА* был изначально намечен для эвакуированных из Китая). «Славне місто Тернопіль» – то вообще вышло на молебен против благополучной посадки самолёта из Уханя на их «Богом даній землі». Молились той самой «небесной сотне». Она в небесном пантеоне галичан теперь отвечает за лётную/нелётную погоду в границах расово правильных регионов.

Даже взоры продвинутых блогеров были обращены к небу.

«Не в тот самолёт попала ракета…» – сокрушалась о жертвах трагедии шестилетней давности известная волонтэрка.

Более гуманные особи предлагали локализовать прибывших в Чернобыльской зоне.

Однако власти прислушались к самым массовым предложениям.

Узнав, что борт развернули на восток, львовские носители Клятвы украинского врача (национальный аналог клятвы Гиппократа) со слезами на глазах прокамлали победный гимн «про вороженьок».

Соответственно, и под Тернополем «молитва сработала». Тем самым было зафиксировано первое чудо новообразованной СЦУ, отогнавшей китайский «геноцид украинского народа» (определение замглавы облрады) за Збруч.

И только прожжённому цинику могло прийти в голову, что Зеленский (за которого голосовала вся Украина, кроме Галичины) просто в очередной раз прогнулся: мол, ну его – будоражить святой и гордый «Пьемонт». А Полтавщина проглотит как-то… Не проглотила. За годы гидности с её непременным образом врага сей славный край тоже порядком оскотинился.

И вновь запылали шины. В День «героев Майдана». И полетели булыжники в стёкла автобусов. В годовщину Херсонского погрома. Совпадали не только числа, но дни недели и даже часы. Ныне грозятся поджечь медцентр «Новые Санжары» со спрятавшимися в нём сорока десятками соотечественников. Как в Одессе.

И всё это под плакатом «Мы разные, но мы едины».

Фото «Страны.ua» из Новых Санжар

А была ли еднисть?

Существовало ли это единство вообще когда-нибудь? Хотя бы после «революции достоинства»?

«Факт!» – заверят те же львовяне, в знак «единства страны» перешедшие на один день на русский язык сразу после победы майдана. Сам премьер Яценюк заговорил по-русски! Тот самый Яценюк, что парой дней раньше яростно поддержал отмену закона Колесниченко – Кивалова об имплементации русского языка как регионального. Кстати, отмена «Закона КК» стала самым первым постмайданным решением Рады. И лишь после того, как до яценюков с туричновыми и прочих парубиёв дошло, что упразднением регионального языка они подлили бензин в разгоравшуюся «Русскую весну», была срочно запущена информкампания «Єдина країна». В её рамках 26 февраля 2014 г. шановнэ львиськэ панство и снизошло на один день до «языка блатняка и попсы» (как именовали до и после указанной даты русский язык властители свидомых умов).

Но Донбасс не повёлся на «порожняк» о мире, дружбе и кружевных трусах. Там прекрасно знали, с какими трафаретами активисты носятся по Киеву, развенчивая официоз кампании «Восток и Запад вместе».

И пусть лицом этого единства выступало животное, священное, скорее, для Правобережной Украины, а туловищем лев, в каковом извечные слуги поляков представляли почему-то себя, дончане всё поняли.

Лишь когда получив по зубам в Харькове, Симферополе, Донецке и Луганске, те же актывисты осознали, что там живут вообще не «свинопасы» и не «рабы» (как это звучало в майданном лозунге «Рабів до Раю не пускають!», обращённому к «Юго-Востоку», «отчего-то» не поддержавшему переворот), отношение к Донбассу вернулось на круги своя. Каким было все годы самостийности.

Вполне легальная футболка одной их «европейских партий» в рамках домайданной предвыборной кампании

Уже в 2015 г. Юрий Луценко (тогда глава фракции «Блока Петра Порошенко» в высшем законодательном органе) открыто называл «единый с Украиной» Донбасс «Лугандоном» и – вслед за самим Порошенко – «раковой опухолью».

Министр украинской культуры Евген Ныщук – тот вообще в духе евгенического наследия рейхсминистерства оккупированных восточных территорий заговорил об «отсутствии генетики в Донбассе и Запорожье». Почему население Новороссии – «генетический мусор», со знанием дела растолковал бывший вице-губернатор Севастополя Базив (это фамилия).

А бравурные телесюжеты об «отработке» украинских вертолётчиков «по площадям» всё ещё шли под флажком кампании «Єдина країна».

Уж не помню, тогда ли премьер Яценюк в соответствии с расовой теорией Третьего рейха отнёс население Донбасса к «унтерменшам» («недочеловекам»), но сотни тысяч нацистских лайков набирали в соцсетях и в Ютубе и куда более откровенные высказывания о населении «Юго-Востока Украины»…

А ненавидеть «Юго-Восток» (прошу прощение за это глупейшее словосочетание, в украинском варианте обозначающее треть территории государства, охватывающую весь его Восток и Юг) у истинных арийцев есть за что.

Из жизни «одноклеточных»

Уже в 2016 году, несмотря на тотальную русофобскую пропаганду по всем общенациональным медиа, на юге Украины (а это пять областей) доля негативно настроенных по отношению к РФ граждан только уменьшилась – с 32% до 27%. И это – по оценкам украинских социологов. А в западных областях продолжался рост русофобии.

Как жаловался в том же 2016 г. бывший замглавы Донецкой военно-гражданской администрации львовянин Андрусив, даже в Краматорске (в конце 1940-х принявшем из Галичины немало вынужденных переселенцев из числа семей репрессированных бандеровцев) всего 2% «радуются в День незалежности».

«Главный праздник страны» в 150-тысячном Краматорске

Вторил ему глава военно-гражданской администрации прифронтовой Красногоровки. По его словам, на весь десятитысячный город «проукраинских людей» – не более 50 человек: «Вот мы на мероприятия собираемся — День вышиванки, День флага, другие государственные праздники. Человек десять могут взять флаги наши, символику нашу. Остальные — нет». «Здесь большой процент тупого населения, — объясняет мэр. — Восточная Украина — это Сумщина, Харьковщина. Слобода. Что такое слобода? Это нейтральная территория между двумя государствами, куда высылали маргиналов и преступников. А гены ж не поменяешь. В генах многое зарождается. Вот тебе и генофонд. Его выводить надо».

Снова «гены»… Самый эмоциональный пост о «генетическом мусоре», «примитивных г…подобных» и «одноклеточных» по отношению к «единому народу» выдала тогда ведущая телеканала Коломойского. Уж больно скорбела о некоем оперном певце, неудачно посафарившем в Донбассе.

И она была вполне «в тренде». Именно «г… подобными» изображали жителей Новороссии на самых «продвинутых» киевских выставках агитплаката.

Социологические итоги года подвёл Центр им. Разумкова. Даже по его грантоедским оценкам выходило, что «Восток воспринимает установленный порядок как плохой и чужой» (хотя неужели это было не ясно ещё осенью 2014 г., когда ЦИК опубликовал данные по явке на «первые истинно свободные выборы» в истинно украинский парламент?!).

Новороссия и Подкарпатская Русь просто проигнорировали «будущее страны»

80% населения подконтрольных Украине частей Слобожанщины и Донбасса к неожиданному разочарованию украинских социологов оказались не готовы даже на «временное снижение уровня жизни ради реформ и укрепления обороноспособности».

«Даже на третьем году конфликта для жителей Востока Россия по-прежнему не враг, – поражались киевские грантоеды. – …Агрессия России и война не привели к ожидаемому росту патриотизма на Востоке»: «В случае полномасштабного вторжения России только 13% жителей Востока считают, что Украина должна оказать вооруженное сопротивление…»

А какого желания положить живот за Украину можно было ждать от Юго-Востока, если в том же 2016 г. председатель высшего законодательного органа государства объявил, что Восток Украины населён людьми, завезёнными «московскими оккупантами», а посему их мнение при принятии важных государственных решений учитывать не следует.

Переходя к разделу «Гуманитарный разлом» авторы исследования сообщили, что «89% жителей Востока не считают, что им надо улучшать знание украинского языка… 64% на Востоке против идеи ограничения сфер использования негосударственных языков на территории Украины».

Наконец, «87% жителей Востока считают украинцев и русских братскими народами… 45% респондентов на Востоке вообще убеждены, что украинцы и русские – это один народ!» И это – особый повод задуматься тем «дарагим рассиянам», что готовы землями Исторической России разбрасываться: мол, без вас, хохлов-предателей, проживём…

Понятно, что по Западу Украины разумковцы привели противоположные цифры, но, что удивительно, даже на Западе украинцев и русских одним народом назвали 9,5%.

В следующем, 2017 году 51% на Юге и 57% на Востоке не побоялись признать, что «считают события, произошедшие зимой 2014 г. в Киеве, незаконным вооруженным переворотом». В то время как на Западе 80% и в Центре 60,8% продолжали считать майдан «народной революцией».

Не поддержал некогда индустриальный, а ныне ржавеющий «Юго-Восток» и курс евроинтеграторов Порошенко-Яценюка (разорвавших последние связи украинской промышленности с российскими смежниками) на «великую аграрную державу», то есть сырьевой придаток ЕС.

Поэтому уже к 2018 г. «святым» понятием «Єдина країна» оперировали разве что рекламщики, да и те – по давно утверждённым и уже проплаченным заказам.

Конечно, вынужденные переселенцы из Донбасса вряд ли могли рассчитывать на жильё в кварталах, подобных этой «патриотике». Уже летом 2014 г. те из них, кто решил обосноваться в «уютной европейской» Галичине, на собственной шкуре ощутили гостеприимство этого анклава подлинно украинской культуры. Три года спустя ООН констатировала уже в масштабе всей Украины, что «многие внутренне перемещённые лица продолжали сталкиваться с дискриминацией»: «Будучи лишенными политических прав, они… сталкиваются с непропорциональными трудностями при доступе к основным государственным услугам».

Фото из Фейсбук-страницы Владислава Бердичевского

Что ж, наверное, неслучайно, в то время как «истинные украинцы» грозятся поджогом медцентра «Новые Санжары», к его воротам переселенцы из Донбасса привезли и разгрузили продукты. Единственные из людей на момент написания статьи 23 февраля. От интервью они отказались и молча уехали.

Дмитрий Скворцов

Комментарии