С лета на Украине начнётся «мовна АТО»

С лета на Украине начнётся «мовна АТО»

После вступления в должность языковой омбудсмен Татьяна Монахова, прозванная в народе «шпрехенфюрером», озвучила основные направления своей деятельности.

«Шпрехенфюрер» заявила, что «в публичной сфере, когда человек обращается к государству: «Защити меня, научи меня, исцели меня, дай мне работу», то государство требует использования государственного языка», и пригрозила штрафами от 200 до 700 необлагаемых минимумов, примерно от 9,8 тыс. до 11,9 тыс. грн, ($410 — 500 по нынешнему курсу) за использования любого языка, кроме державной мовы.Даже многие этнические украинцы в шоке от принятого правительством в мае 2019 года нового правописания украинского языка, в основу которого положено так называемое харьковское правописание от 1928 года, обогащённое предложениями грозы детских садиков Ирины Фарион, выдвинутыми ещё в 2013 году.

Нововведения принимала некая «орфографическая комиссия». По сути, мова теперь – это смесь «львивськой гвары», обогащённая американо-канадскими диаспоризмами выходцев из той же Галичины.

Классическая украинская мова, созданная благодаря многолетнему труду украинских советских филологов, возвращается к прошлому. Лишь бы «геть від савєцького мынулого». Теперь понадобятся переводчики с украинского на новояз. Некоторое время ещё будут действовать переходные положения и писать можно будет по-старому, но долго ли? Всё упирается в то, что пока недостаточно педагогов, умеющих говорить на этом новоязе и обучать ему учеников.

Новое украинское правописание

Как у Оруэлла в его классической антиутопии «1984», изобретён украинский новояз. Автомобиль превратился в «автивку», вертолёт – в «гвынтокрыл», штопор – в «коркотяг», зонт – в «розчипирку», соковыжималка – в «соковычувалку», телефон — в «слухавку». Для большинства профессий и должностей изобрели феминитивы: министр – министерка, доктор – докторка, член – членкиня. Пока употребление феминитивов ещё не носит обязательного порядка, но многие украинские журналисты уже вовсю перешли на них.

Сейчас этот новояз и «львивська гвара» со всеми андрутами, алярмами, бамбетлями, жирондолями, канапками, дзюнями, кобитамы, банякамы, пантофлямы, пляцыкамы, этерами, лэтовищами объявляется правильным украинским языком и навязывается всей Большой Украине. Вместе с распространением галичан по стране распространяется и их диалект. Всё чаще в Центральной и Юго-Восточной Украине можно услышать «львивську гвару» и увидеть рекламу всяких «смаколиків, запашної кави и гербати з цитріном» (сладостей, ароматного кофе и чая с лимоном). Даже многие этнические украинцы возмущаются таким коверканием мовы.

Реклама смаколыкив в Киеве

Кстати, «шпрехенфюрер» решила дотянуться и до детских кружков, в которых ребята разговаривают на русском. «По умолчанию должен быть украинский язык», – твёрдо заявила Монахова и пригрозила штрафами.

Тяжелей всего в нынешних условиях приходится тем, кто работает с людьми в сфере обслуживания, медицине, полиции, всевозможных государственных учреждениях. В русскоязычных регионах продавцов, кассиров, официантов, буфетчиц, собирают на собрания, где им проводят мовный ликбез и заставляют выучить десяток самых распространённых фраз по-украински. Печально наблюдать, когда продавец, заучивший расхожие выражения на мове, начинает общаться с покупателем. Если покупатель русский, то после украинского приветствия разговор продолжается на родном языке, но если встретился «щирий українець», то начинаются «пляски с бубном». Хорошо, если он не агрессивен и пытается договориться, а не истерит и швыряет в продавца мелочь, как это делала известная русофобка Ницой.

Как написала на своей странице в Facebook известный украинский блогер Мирослава Бердник, «когда в супермаркете двух русскоязычных украинцев понуждают говорить между собой на плохом украинском – это мерзко».

Нелегко и государственным служащим. По новому закону они все должны говорить и писать на мове. Но большинство чиновников крупного ранга и депутатов, руководителей предприятий являются русскими или русскоязычными. Даже на последних совещаниях у премьера Гончарука, записи которых слили в интернет, министры и сам премьер говорят на русском!

Множество мовных скандалов происходит с участием проводников поездов. Ещё до принятия закона о тотальной украинизации отличилась «захысныця мовы» Ницой. Она накинулась на проводницу, разговаривавшую по-русски, с требованием перейти на мову. В ответ на резонное замечание девушки о том, что «у нас же свобода слова, правильно? Каждый разговаривает как ему удобно», Ницой написала на неё донос министру транспорта.

Мовные активисты на страже

Такие инциденты с участием свидомитов сейчас происходят регулярно. Пассажир поезда Ивано-Франковск-Николаев агрессивно требовал у проводницы говорить с ним на мове, когда она ответила ему, что не владеет ею, он бросился к начальнику поезда с доносом. Девушку перевели из проводниц на работу в депо.

Две патриотичные тернополянки устроили скандал на вокзале Ивано-Франковска, когда проводница потребовала предъявить паспорт на русском языке. Начальник поезда также оказался русским. Мовнючки отправились к начальнику вокзала и стали требовать у него, чтобы с ними балакали исключительно на державной мове. На что тот ответил: «Мне что делать? И так нет людей, никто не хочет работать, хоть на русском, хоть на украинском». В итоге мовные активистки остались на перроне, а поезд ушёл. Следующий донос одна из них написала в СБУ: «Я открыто обращаюсь к СБУ, чтобы они проверили этот украинофобский поезд, всех работников, причастных к его следованию. Это провокаторы». Теперь свидомиты ожидают, когда весь коллектив поезда Киев – Ворохта привлекут к ответственности.

В Прикарпатье популярно объясняют, что война там, где нет мовы

Достаётся и водителям маршруток и автобусов, которые включают во время движения русские песни.

Полицейские тоже попали под мовную раздачу. Недавно в Днепре (бывший Днепропетровск) целый наряд полиции предупредили о неполном служебном соответствии и пригрозили понижением в должности за использование русского языка во время оказания помощи пострадавшим при поножовщине. Причём полицейские спасли жизнь одному из участников драки, у которого была перерезана артерия. Нашёлся стукач, который обвинил их в использовании языка «государства-агрессора».

Характерно, что глава МВД русскоязычный Арсен Аваков во время своих выступлений и пресс-конференций говорит на диком суржике.

Но хуже всех приходится медикам. По новому закону они должны общаться с пациентами только на мове и заполнять на украинском всю документацию, включая амбулаторные карты, истории болезней, эпикризы и посыльные на ВТЭК.

Ещё в 2000 году при содействии благотворительного фонда «Третє Тисячоліття», где заправляла жена Виктора Ющенко Кэтрин Клэр-Чумаченко, был выпущен тиражом 20 тыс. «Російсько-Український Медичний Словnик Z Іnшомовnими Nazвами» под редакцией некоего С. Нечая. Поначалу врачи воспринимали термины из этого словаря как анекдот. Но оказалось, что это было подготовкой к тотальной деградации всей медицинской сферы.

Вот примеры медицинских терминов, которые должны употреблять современные украинские медики. Шприц теперь «штрыкавка» или «впорснык», а укол – «заштрык». Акушерка стала «пупоризкой», операционная – «орудней», диагноз – «розпизнавой», амбулатория – «прыхидней». Диагнозы на свидомой укромове могут поставить в тупик любого врача: лейкоз – «билокривцэопух», инфаркт миокарда – «знэкровозмэртвиння серцемъязу».

Заполнение историй болезни, написание выписок из истории и эпикризов, превратилось теперь в «угадайку». Врачи собираются в ординаторской и начинают гадать, как пишется то или иное слово на мове. Хорошо, если в их коллективе есть знаток из Галичины.

А представьте себе, если такая выписка, написанная где нибудь в Тернополе или Львове, попадает врачу в Харьков или Мариуполь? Требование к исключительному общению на державной мове относится и к диспетчерам скорой помощи, причём всё это идёт под запись и любой укропатриот может обвинить сотрудника в том, что он не пользуется титульной мовой. Представьте себе ситуацию, когда больной звонит на скорую и жалуется, что у него боли в сердце и давление 240/160, а диспетчер в ответ – на мове.

Тяжело и больным. Все аннотации к лекарственным препаратам написаны на мове, а тем, кто её не знает, приходится искать переводчика или принимать таблетки наобум, что несёт непосредственную угрозу здоровью.

Монахова заявила, что вступает в полномочия только через полгода после назначения. «Первые полгода надо запускать юридическую машину защиты украинского языка». Так что мовный террор в полную силу начнётся с июня 2020 года, а пока закрываются все русские школы и учителей русского языка и литературы отправляют на переподготовку.

Андрей Назаренко

Комментарии