Polskie Radio (Польша): ракеты и танки — лишь элемент стратегической игры

Polskie Radio (Польша): ракеты и танки — лишь элемент стратегической игры

Интервью с экспертом варшавского Центра восточных исследований Петром Жоховским (Piotr Żochowski).

Polskie Radio: Российские СМИ сообщают, что в Калининградской области к будущему году развернут мотострелковую дивизию.

Петр Жоховский: Россияне говорят, что она появится в 2020 году.

— Центр восточных исследований прогнозировал ее появление. В докладе «Крепость Калининград» он писал: «Появление танкового полка можно счесть первым шагом к формированию в Калининградской области мотострелковой дивизии, который производится параллельно с завершением процесса воссоздания остальных мотострелковых дивизий, а также претворением в жизнь планов по возвращению танковых батальонов в 7-й мотострелковый полк и 336-ю бригаду морской пехоты. К началу следующего десятилетия общее количество танков в подразделениях 11-го армейского корпуса дойдет до 300». Это очень много.

— Следует помнить, что игра ведется на нескольких уровнях. Россия использует сообщения о вооружениях, в том числе в Калининградской области, как элемент информационной войны. Например, новость о том, что там появится мотострелковая дивизия, распространили за два дня до саммита НАТО. Российские СМИ проводят активную информационную кампанию, подчеркивая, что Россия стремится обрести перевес над силами НАТО в регионе.

— Значит, формирование дивизии — это лишь одна из угроз, а использование ее темы в пропаганде — отдельная проблема, о которой не стоит забывать.

— Да. Кроме того, вооруженные силы в Калининградской области нельзя рассматривать вне контекста сил всего Западного военного округа РФ. Россияне с 2015 года начали с размахом наращивать в нем количество подразделений и военных структур. Такие же процессы происходят в Южном военном округе, который находится ближе к Украине. Что касается шагов, связанных с продолжающимся вот уже 10 лет процессом модернизации российской армии, то обо всех них объявлялось заранее, кроме того, они были согласованы с календарем политических событий. Россияне называют разные мотивы претворения в жизнь своих планов, но что бы они ни говорили, они от них не откажутся.

— Иными словами, мы не виноваты в том, что россияне вооружаются: они в любом случае этим бы занимались. Значит, мы видим реальное наращивание потенциала вооруженных сил, которые представляют угрозу для восточного фланга НАТО, а одновременно — пропагандистскую игру Кремля.

— Например, в контексте саммита НАТО россияне пытались провести мысль, что в районе Калининградской области они обладают перевесом. Стороны меряются силами уже давно.

— Калининградскую область, говоря о количестве сил на квадратный метр, называют одним из самых милитаризованных регионов мира.

— Там, по нашим оценкам, находится примерно 25 тысяч военнослужащих. Этот регион, однако, лишь часть военной системы России. Конечно, россияне считают его очень важной платформой в регионе Балтийского моря. Это плацдарм, выступающий своего рода стратегическим клином, врезающимся в силы НАТО. При этом он включен в общую военную систему и не может функционировать без других ее частей. Наращивание российского потенциала выглядит попыткой оказать давление на страны Балтии и другие государства региона, поскольку военное присутствие России может нести угрозу их безопасности.

— При этом речь идет не только о мотострелковой дивизии, танках, но также о ракетах и складах, где хранится в том числе ядерное оружие.

— Это связано с подходом России к Калининградской области: ее задача — противостоять растущему потенциалу НАТО, отражать его возможное наступление. Россиян тревожит, что Запад тоже наращивает возможности, в связи с чем российские силы не смогут действовать свободно, их будет сложно использовать.

Мы наблюдаем своего рода игру. Здесь следует напомнить известный тезис: военная сила — это важный элемент, использующийся Москвой для достижения ее целей во внешней политике, инструмент давления. События недавнего прошлого показывают, что россияне способны точечно ее применять. При этом они стремятся не столько решить собственные проблемы, сколько дестабилизировать обстановку в соседних странах.

Примером здесь может послужить Украина. Украинская операция оказалась с российской точки зрения не вполне удачной, но проблемы, которые она спровоцировала, имели серьезные последствия для политики европейской безопасности.

— Россия вкладывает в армию большие средства. Это видно по цифрам, которые приводятся в упоминавшемся выше докладе Центра восточных исследований: если в декабре 2016 года в Калининградской области был 41 танк, то в следующем их станет уже 300.

— Это был первый сигнал, свидетельствующий, что россияне восстанавливают дивизию, которая будет охранять южный и западный участок границы. Следует помнить также о других силах Западного военного округа. На оперативную ситуацию Калининградской области влияет в том числе существование совместной группировки сил России и Белоруссии. Кремль предполагает, что войска, которые находятся под его контролем, могут занять доминирующее положение в регионе, граничащем с территорией членов НАТО и ЕС.

Размещенные в Калининградской области силы (в том числе Балтийский флот) нужны Москве также для демонстрации того, что она в состоянии контролировать обстановку на Балтике, несмотря на то, какую оборонную политику проводят Скандинавские страны. Следует отметить, что Балтийский флот действует также в Средиземном море. Он выступает в роли объединения, которое будет иметь стратегическое значение в случае применения российских вооруженных сил в Средиземном море или в ближневосточном регионе. Так что он не предназначен исключительно для действий в Балтийском море (как могло бы показаться по его названию): это один из элементов, который может использоваться в операциях в отдаленных акваториях.

Официальная позиция россиян выглядит так: «мы отвечаем на агрессивную политику НАТО, нас вынуждают развивать вооруженные силы». Следует, однако, подчеркнуть, что движут ими другие мотивы. Планы, о которых они объявляли ранее, свидетельствуют, что Россия в любом случае стремилась и стремится развивать свою армию.

— Но она объясняет причину наращивания потенциала иначе.

— Основные силы России размещены на западном, а не, например, на дальневосточном направлении. Европейский театр потенциальных военных действий имеет для россиян ключевое значение. Одновременно, развивая армию, Москва оказывает психологическое давление на всю Европу. Она старается показать, что если разразится конфликт, она будет иметь перевес, а это не позволит европейцам эффективно обороняться.

20191217-104616-01
Военные учения на полигоне Балтийского флота в Калининградской области

Одновременно Кремль рассказывает россиянам, что вооружаться ему приходится из-за агрессивной политики Запада. Пропаганда использует язык холодной войны: Россию якобы вновь окружают враги, главный из которых, конечно, США. В российской политике важную роль играют разнообразные действия, призванные заставить европейских партнеров задуматься о будущем системы безопасности в Европе. Калининградская область — лишь один из элементов масштабной игры: Россия стремится получить возможность влиять на формирование новой архитектуры безопасности. Она хочет быть государством, которое сможет повлиять на то, как будет выглядеть безопасность в Европе. Такое послание адресует Кремль миру.

— И регулярно его повторяет.

— Да. В одном из наших докладов мы в Центре восточных исследований использовали формулировку «обреченные на конфликт». Официальные цели политики безопасности России за последние десятилетия не изменились: она хочет, чтобы американцы ушли из Европы, а Североатлантический альянс перестал существовать.

— Вернемся к Калининградской области. В последние годы там активно проводятся военные учения и создаются зоны ограничения и воспрещения доступа и маневра.

— Количество проводимых учений увеличилось не только в Калининградской области, но и в других частях России. Можно сказать, что россияне удерживают часть войск в состоянии оперативной готовности. Это тоже инструмент запугивания. Операция на Украине показала, что Москва способна внезапно точечно использовать свои силы. Делает это она, однако, оценив потенциальные потери и расходы.

— В комплексах «Искандер» можно использовать ракеты с ядерными боеголовками.

— Ядерный потенциал — это тоже одна из тем, которые использует российская пропаганда. Россия подчеркивает, что она остается ядерной державой.

— Она стремится показать, что наши возможности ограничены, что у нас нет выхода.

— Россия хочет, чтобы все думали, что она сильнее и опаснее, чем на самом деле. При этом россиянам не нравится, когда Запад укрепляет свой оборонный потенциал, ведь тот лишает их свободы действий. Когда Москва сталкивается с организованным сопротивлением, ей приходится по-новому взглянуть на ситуацию. Вооруженные силы — это молоток, которым можно нанести удар, а держат его в руках кремлевские элиты. Именно они решают, когда его использовать.

— Значит, чтобы оценивать ситуацию верно, нам нужно не только следить за развитием потенциала армии, но и за политическими настроениями в России. Кроме того, следует учитывать, что Москва изображает свои возможности в гипертрофированном виде, стараясь исказить реальную картину.

— Именно этого добивается российская пропаганда. Россия считает себя крупной державой и одним из важнейших глобальных игроков.

— Угрозы существуют, но НАТО дает на них ответ.

— Один из вариантов реакции — это отказ от того, чтобы на политическом уровне мириться с агрессивными действиями Кремля. У России есть экономические интересы в Европе, россияне не готовы от них отказываться. Игра с Москвой ведется на нескольких уровнях, у россиян можно отбить желание применять силу, в том числе продолжая предпринимать действия, направленные на укрепление нашей обороны.

Важно также понять роль вооруженных сил в российской политике: они участвуют в формировании информационной повестки. Можно привести такой пример: в течение 10 лет Россия пугала нас «Искандерами», сообщая то, что они едут, то, что они возвращаются обратно. При этом было известно, что в соответствии с официальными планами по модернизации ракетных подразделений, они в любом случае попадут в Калининградскую область. Россияне старались заставить НАТО отказаться от стягивания сил на восточный фланг, а страны региона — от политики увеличения оборонных бюджетов. Однако из этого ничего не вышло.

Агнешка Марцела Каминьска

Комментарии