Провальный нормандский саммит: такой «мирный процесс» Донбассу не нужен

Провальный нормандский саммит: такой «мирный процесс» Донбассу не нужен

В Париже состоялась историческая встреча лидеров «нормандской четверки». Как и ожидалось, сторонам не удалось договориться по ключевым вопросам, связанным с реализацией политической части Минских соглашений. Результатом саммита стала совместная декларация, в которой говорится о новом перемирии и намерении повторно встретиться через четыре месяца.

1. Можно ли назвать переговоры успешными?

Нет. Итоговая пресс-конференция лидеров «четверки» и подготовленный ими документ подтвердили опасения скептиков: нормандский саммит оказался во всех смыслах провальным.

Сторонам удалось договориться только по нескольким незначительным вопросам. В частности, речь идет о заведомо неудачной попытке обеспечить полное и всестороннее прекращение огня в Донбассе, разведении сил на трех новых участках фронта и расширении мандата мониторинговой миссии ОБСЕ.

Отныне международные наблюдатели будут фиксировать обстрелы не 12 часов в сутки, а круглосуточно. Зачем? Об этом история умалчивает.

Политическая часть «Минска» по-прежнему остается непреодолимым камнем преткновения.

Зеленский ожидаемо потребовал вернуть Киеву контроль над участком российско-украинской границы в Донбассе до проведения местных выборов, что прямо противоречит мирным договоренностям. Позиция Москвы неизменна: соглашение нужно выполнять четко и последовательно. Это касается не только границы, но и других неприятных для Зеленского моментов (изменений в Конституции, амнистии и так далее).

По факту с 2016 года, когда состоялся предыдущий нормандский саммит, ситуация не изменилась. Разница только в том, что все эти годы Путин не хотел иметь дела с Порошенко, а к Зеленскому все-таки решил присмотреться. Но на этом история их отношений может и закончиться.

К оглавлению

2. Состоится ли следующая встреча лидеров «нормандской четверки» через четыре месяца?

Нельзя сказать наверняка. Президент России действительно согласовал итоговую декларацию, заявив тем самым о намерении встретиться с лидерами Украины, Франции и Германии еще раз. Но организация нового саммита привязана к выполнению поставленных задач. Если Киеву не удастся развести войска на трех новых участках фронта и произвести обмен пленными с ЛДНР по принципу «всех на всех», то Путин вряд ли согласится снова вести переговоры с Зеленским.

Судя по выражению лица, с которым президент РФ сидел на итоговой пресс-конференции, он уже потерял интерес к своему украинскому визави. Поэтому «нормандский формат» снова может быть «заморожен».

С другой стороны, российский лидер может согласиться поучаствовать в новой встрече, что называется, ради сохранения лица. Однако здесь снова стоит обратиться к тексту совместной декларации. В ней сказано, что через четыре месяца Киев, Москва, Париж и Брюссель будут обсуждать организацию местных выборов. То есть на повестке дня будет стоять политическая часть «Минска», а не обмены пленными и режимы прекращения огня. И если Зеленский не переступит через свои «красные линии», третья встреча уже наверняка не состоится.

К оглавлению

3. Чью сторону в итоге заняли Франция и Германия?

О том, что происходило за закрытыми дверями, мы можем только догадываться. А на итоговой пресс-конференции Меркель и Макрон ожидаемо заняли нейтральную позицию. Во всяком случае, на Зеленского они явно не давили. Канцлер ФРГ даже немного подыграла украинскому президенту, когда сказала, что в Минские соглашения можно было бы внести некие изменения, дабы сделать этот документ «гибким и живым».

Впрочем, стоит учитывать, что эта встреча носила ознакомительный характер. Стороны изложили свое видение ситуации по вопросу «Минска» и разошлись, чтобы «переварить» услышанное.

Более предметное обсуждение политической части договора пройдет через четыре месяца. Тогда Меркель и Макрону придется сказать свое слово.

Не исключено, что они попытаются склонить молодого украинского президента к выполнению Минских соглашений без внесения каких-либо правок.

К оглавлению

4. Как нормандский саммит повлияет на ситуацию в Донбассе?

Глобально ничего не изменится. Очередное перемирие гарантированно будет сорвано. Разведение сил на новых участках фронта будет медленным и «тягучим», а мониторинговая миссия ОБСЕ с ее расширенным мандатом останется такой же бесполезной.

Прояснилась, наконец, судьба закона об особом статусе Донбасса. Срок его действия истекает 31 декабря. В Зе-команде собирались разработать новый документ, но президент в итоге отказался от этой затеи: «Мы его [действующий закон] продолжаем на год. Думаю, в этом нет проблем». За это решение Зеленского можно только похвалить.

Жителей ЛДНР также должны порадовать слова Зеленского об обновленном плане разминирования и предложение Путина создать новые контрольные пункты въезда-выезда для более комфортного пересечения линии разграничения. При этом об ослаблении блокады Донбасса ни одна из сторон не упомянула.

Очевидно, ключевой вопрос для населения непризнанных республик – это установление прочного режима прекращения огня.

Первая встреча Путина и Зеленского дает надежду на то, что кровопролитие со временем все же удастся остановить. Если президент Украины сумеет обеспечить разведение войск на новых участках фронта, то этот процесс будет продолжен.

К оглавлению

5. Удалось ли Путину и Зеленскому договориться о новом транзитном контракте?

Этот вопрос президенты двух стран обсудили с глазу на глаз, подключив к дискуссии представителей «Газпрома», «Нафтогаза» и министров энергетики. Но ни о чем конкретном договориться не получилось. Известно только то, что консультации продолжатся.

Если верить Зеленскому, о контракте на один год – этот вариант предлагала Россия – речь уже не идет. Но навязать «Газпрому» десятилетнее соглашение тоже вряд ли получится: «Очень сложно, когда одна сторона настаивает на одном году, а мы настаиваем на десяти. Мы найдем что-то посередине».

Президент также пояснил, что «Нафтогаз» не намерен отказываться от выигрыша в Стокгольмском арбитраже, но готов пойти на компромисс и взять эти деньги газом.

Путин при этом намекнул на возможность прямых поставок газа на Украину по выгодным ценам. Поэтому почва для компромисса действительно есть.

Вопрос лишь в том, успеют ли стороны договориться – до завершения действующего договора осталось всего три недели. Пока что продолжение украинского транзита по-прежнему под вопросом.

Алексей Ильяшевич

Комментарии