Юрий Селиванов: Термоядерная тень британской короны

Юрий Селиванов: Термоядерная тень британской короны

Вероятность ядерного вооружения Австралии существенно повышается в связи с её размытым государственным статусом, как территории находящейся под верховной властью британской короны.

Известный принцип всех комбинаторов и жуликов этого мира гласит: «Если нельзя, но очень хочется, то можно!». В мире большой политики, где и тех и других более чем достаточно, его можно понимать как способность политического игрока толковать в свою пользу некоторые недостаточно конкретные и просто расплывчатые термины и понятия современного международного права. Например, такое, как «государство». Вот что написано по этому поводу в Большой российской энциклопедии:

«ГОСУДАРСТВО, ос­нов­ной ин­сти­тут по­ли­тич. сис­те­мы об­ще­ст­ва, спо­соб со­ци­аль­но­го бы­тия в ус­ло­ви­ях по­ли­тич. от­чу­ж­де­ния вла­сти. Нау­ка и ме­ж­ду­нар. пра­во до на­стоя­ще­го вре­ме­ни не рас­по­ла­га­ют еди­ным и об­ще­при­знан­ным оп­ре­де­ле­нием по­ня­тия «го­су­дар­ст­во». Ни ООН, ни др. ме­ж­ду­нар. ор­га­ни­за­ции не име­ют пол­но­мо­чий фик­си­ро­вать на­ли­чие гос. ста­ту­са. При­зна­ние но­во­го Г. или пра­ви­тель­ст­ва – это акт, ко­то­рый мо­гут со­вер­шить или от­ка­зать­ся со­вер­шить толь­ко са­ми Г. и пра­ви­тель­ст­ва.»

Нас этот вопрос интересует не в теоретическом, а сугубо практическом плане. А именно в связи с недавним мировым скандалом, который разразился после объявления о создании тройственного англосаксонского военного блока AUKUS в составе США, Великобритании и Австралии. Каковое событие было еще больше отягощено разрывом крупнейшего контракта на строительство подводных лодок между Австралией и Францией и его фактической передачей Соединенным Штатам.

Как известно, в рамках новой версии данного соглашения, США построят для ВМС Австралии 8 субмарин многоцелевого назначения с ядерными энергетическими установками (ЯЭУ), вооруженными торпедами и крылатыми ракетами типа «Томагавк».

Возникший по этому поводу в мировых СМИ немалый ажиотаж связан, прежде всего, с тем, что указанные подлодки будут атомными. В обывательском сознании это моментально ассоциируются с ядерным оружием. И с неизбежным пугающим выводом о том, что еще одна держава этого мира обзаведется потенциалом массового уничтожения.

Поэтому для начала следует внести ясность в данную ситуацию. Между подводной лодкой с ЯЭУ и ядерным статусом государства, той же Австралии, например, дистанция огромного размера. Действующее международное право никак не ограничивает строительство любой страной субмарин с любыми типами двигателей, в том числе и с атомными. Не ограничивает именно потому, что такие двигатели никакого отношения к ядерному оружию не имею.

Поэтому сам по себе факт возможного принятия на вооружение ВМС Австралии атомных подводных лодок (АПЛ) никаких международных норм не нарушает и является суверенным правом этой страны. Точно так же, например, как никто не предъявляет претензий Южной Корее, которая сегодня тоже находится в одном шаге от создания атомного подводного флота.

Загвоздка заключена в другом. А именно в том, что новые атомоходы ВМС Австралии планируется вооружить, в частности, крылатыми ракетами «Томагавк». Между тем, это оружие двойного назначения и может быть снабжено как обычным, так и ядерным боезарядом, замена которых один на другой особой технической проблемы не составляет и большого времени не требует.

А вот это уже реальный шаг, приближающий Австралию к статусу ядерной державы. Тем более, что сам факт обладания такими вооружениями двойного назначения в обычной комплектации не противоречит основным положениям действующего Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО).

Таким образом, для ядерного вооружения той же Австралии останется сделать только один шаг — оснастить крылатые ракеты будущих АПЛ ядерными боеголовками, например — американскими, и передать эти ракеты под австралийский национальный контроль.

На первый взгляд, это совершенно невозможно, потому что ДНЯО подобные действия прямо запрещает:

«Договор о нераспространении ядерного оружия

одобрен резолюцией 2373 (XXII) Генеральной Ассамблеи от 12 июня 1968 года

Статья I

Каждое из государств-участников настоящего Договора, обладающих ядерным оружием, обязуется не передавать кому бы то ни было ядерное оружие или другие ядерные взрывные устройства, а также контроль над таким оружием или взрывными устройствами ни прямо, ни косвенно; равно как и никоим образом не помогать, не поощрять и не побуждать какое-либо государство, не обладающее ядерным оружием, к производству или к приобретению каким-либо иным способом ядерного оружия или других ядерных взрывных устройств, а также контроля над таким оружием или взрывными устройствами.»

Нарушение этого прямого запрета наверняка не стало бы серьёзным препятствием для англосаксонских союзников, если бы речь шла только о сугубо юридических последствиях. Их мера законопослушности и правоверности общеизвестна именно тем, что стремится к нулю. Но они люди практичные. И потому не могут не опасаться других последствий слома режима ДНЯО, что может легко привести к тому, что ядерные ракеты, в порядке ответной реакции, могут появиться, например, в Венесуэле или на Кубе, причем совсем не обязательно по инициативе России. А это для англосаксов совсем не желательно.

Поэтому на прямое и грубое попрание основополагающего Договора о нераспространении ядерного оружия они точно не решатся. Ибо такой шаг только себе в убыток. Но означает ли это, что они по данной причине вообще откажутся от попыток наделить Австралию ядерным статусом? Не факт!

Во-первых, с этой целью может быть использована уже давно отработанная технология неофициального «трансфера» военных ядерных технологий неядерным государствам. Использование такой скрытой формы сотрудничества, кстати, многое объясняет в доселе таинственных обстоятельствах появления ядерного оружия у некоторых весьма близких англосаксам по духу держав. Не будем тыкать пальцами, и так все знают о ком идет речь.

Что же касается Австралии, то здесь вообще случай особый. И мы совсем не случайно начали эту статью с констатации юридической размытости понятия государства в современном международном праве.

Данная неопределенность создает ситуацию правовой двусмысленности с государственным статусом той же Австралии. Которая, с одной стороны, вроде бы, выглядит полноценным независимым государством, а с другой является территорией, которой управляет королева Великобритании через своего местного генерал-губернатора. Иначе говоря, достаточно очевидно, что Австралия является составной частью земель Британской короны. И эта корона, де-факто и де-юре, является в Австралии высшей государственной властью. Во всяком случае, при том условии, что власти Австралии будут согласны с таким пониманием своего государственного статуса. А они вряд ли станут возражать, если бонусом за их юридическую покладистость станет обладание ракетно-ядерным потенциалом.

Соответственно, исчезает тот главный и, по сути, единственный барьер в виде целиком отдельной государственности, который отделяет Австралию от вполне законного обладания ядерным оружием.

В силу указанного выше правила всех жуликов «Если нельзя, но очень хочется, то можно!», а это как раз тот самый случай, англосаксонским юристам и прочим крючкотворам не составит особого труда доказать в международных инстанциях, особенно при традиционно благожелательном отношении таковых к пожеланиям их подлинных хозяев, то есть самих англосаксов, что Австралию, в данном контексте, следует рассматривать не иначе, как территорию Британской короны, находящуюся в её полной государственной власти. А поскольку сама Великобритания уже является ядерной державой, то распространение данного статуса на еще одну подведомственную ей территорию никакого нового качества не создаст. И в противоречие с ДНЯО также не вступит.

Вероятность использования англосаксами этой аргументации будет тем более высока, чем большим будет их стремление оснастить вооруженные силы Австралии ядерным потенциалом. А такое стремление вряд ли будет у них в дефиците. Потому что объективно слабеющий Запад уже точно не сможет удерживать оба открытых им глобальных фронта — против Китая и России, только неядерными видами вооружений. Тем более, что сами австралийские вооруженные силы практически ничтожны по сравнению с возлагаемыми на них Западом задачами и в сравнении с военными возможностями КНР.

А это означает, что усилия в указанном направлении англосаксы будут предпринимать с нарастающим усердием, пока не добьются реализации поставленной цели.

Юрий Селиванов

Комментарии