Путин взялся за сачок: Кремль прозевал «Тик Ток»

Путин взялся за сачок: Кремль прозевал «Тик Ток»

На двадцать втором году правления в России Владимир Путин решил последовать завету и «непременно занять телефон, телеграф и железнодорожные станции». Не поздновато ли? Нет, не поздновато. Ведь речь идет о таком виде «телефона и телеграфа», который на момент прихода ВВП к власти в 2000 году находился еще в состоянии технологического младенчества. «Мы прозевали Тик Ток. То, как он был использован в январе в ходе акций в поддержку Навального, стало для нас громом среди ясного неба» — признался мне мне на днях видный соратник президента.

Однако, как следует из заявления самого Путина на встрече с представителями волонтерских организаций, больше «зевать» власть не намерена. Страна медленно, но верно, приближается к решительному выяснению отношений между Кремлем и мировыми интернет-гигантами.

«Сидит в интернете такой крутой Рэмбо, толкает какую-то девчонку или пацана с крыши прыгать… Как только полиция зашла, в штаны наложил в прямом смысле этого слова. Ублюдок такой там сидит, понимаете? Букашка, раздавить его не жалко!» — когда Путин начинает публично оперировать туалетными образами, это практически всегда свидетельствует о его предельно серьезном настрое. Впрочем, о том же самом ВВП сказал не на языке образов, а открытым текстом: «По большому счету интернет должен подчиняться даже не просто законам, формальным юридическим правилам, но и моральным законам общества, в котором мы живем. Иначе эти законы будут разрушаться изнутри».

Будут разрушаться или уже разрушаются? С точки зрения российской власти речь точно идет именно о втором варианте. Еще вчера социальные сети казались чем-то детско-безобидным — «игрушкой» для подростков и хипстеров. Но в январе 2021 года это «вчера» закончилось окончательно и бесповоротно.

Сначала американские интернет-гиганты продемонстрировали, что президент США в их глазах является кем угодно, но только не властью. Затем после «взлома Тик Тока» в шоковое состояние погрузилась и власть в России. Сейчас социальные сети в глазах наших руководителей однозначно ассоциируются уже не с детскими забавами, а с крайне важными политическими ресурсами, которые необходимо взять под контроль.

Оправдана ли подобная позиция? Некоторые представители российской (и не только) прогрессивной общественности уже успели, что власть не имеет права «трогать» мировые интернет-гиганты так как они являются частной собственностью и имеют право самостоятельно устанавливать для себя правила. При всем почтении к институту частной собственности, такой подход напоминают мне историю, в которую угодил британский министр авиации на момент начала Второй мировой войны сэр Кингсли Вуд.

Согласно политической легенде, когда у министра поинтересовались, почему британские самолеты не разбомбили немецкие оружейные заводы в Эссене, он аж затрясся от негодования: «Как вы можете такое предлагать?! Это же частная собственность!» Никоим образом не желая сравнивать нынешних мировых интернет-гигантов с гитлеровской военной машиной, я, тем не менее, убежден: аргумент про неприкосновенность частной собственности рассчитан на очень наивных людей. Негосударственная форма собственности не освобождает корпорации от государственного регулирования в интересах общества. Это верно не только для России с нашим традиционным почтением к государству. Это верно даже для такой цитадели капитализма как США. Во всех традиционных сферах американской экономики государственное регулирование присутствует — иногда в очень жесткой форме.

То, что мировые интернет-гиганты, пока по большому счету являются сами себе регуляторами — это безусловный анахронизм. Анахронизм, вызванный тем, что чиновники и политики в большинстве стран мира (кроме очевидных исключений типа Китая) до самого недавнего момента просто-напросто не поспевали за развитием технологий. Но ситуация, похоже, начинает меняться. Например, стремясь защитить интересы традиционных СМИ, власти Австралии очень жестко наехали на социальные сети и ведущие мировые новостные агрегаторы (так на мудренном языке называется то, чем занимается, скажем, Гугл). Мол, хватит беззастенчиво воровать чужой новостный контент. Пора делиться!

Делиться, естественно, никому не хочется. Сначала «лидеры новой экономики» встали в позу — типа зачахнете вы без нас в своей Австралии! Но потом для них настало время серьезных разговоров, компромиссов и уступок. Как представитель традиционных СМИ я уверен: с австралийцев надо брать пример. Социальные сети и мировые интернет-гиганты стали слишком могущественными. Их надо срочно брать в рамки.

Весь вопрос в том, в какие именно и каким образом. А вот на этот вопрос ответа из уст Путина пока не прозвучало. А получить его ох как хочется! Ведь «букашки» бывают разные — бывает вредные, которых действительно «не жалко раздавить», а бывают и очень полезные. Есть и такой аспект как способность «букашек» сопротивляться давлению. Помниться, еще совсем недавно наша власть торжественно обещала раздавить (простите, ошибся, «заблокировать») Телеграм. Но кто в итоге «смеется последним»? Ставшее после своего отказа «заблокироваться» официально одобренным средством общения в интернете творение Павла Дурова!

Короче, от ВВП подробностей того, как он намерен — уж не знаю, с чем: с сачком, хлыстом, или гаечным ключом — «охотиться за насекомыми». Посмотрим, кто в итоге окажется «настоящим Рэмбо».

Комментарии