Олег Царёв: «Буду защищать Россию с оружием в руках»

Олег Царёв: «Буду защищать Россию с оружием в руках»

Выступления навальнят обречены благодаря слаженной работе российских правоохранителей. Однако прошедшие акции – только первая серия протестной активности. Сценарий наверняка предполагает продолжение на фоне выборов в Государственную Думу и, тем более, муниципальных кампаний. Впрочем, опыт по недопущению украинского сценария уже отработан.

На Украине, тем временем, продолжается захват государства «западными партнёрами». Закрытие оппозиционных телеканалов каналов – не более чем «отжим» олигарха Медведчука из украинской политики и экономики. За ним последует Коломойский. Следующие – Порошенко, Ахметов и Пинчук. Транснациональные компании не собираются делиться властью и деньгами с местными элитами. Тем более, накануне открытия рынка земли.

О том что, тот, кто жил на Украине, майдан в России никогда не поддержит, обозревателю ПолитНавигатора Валентину Филиппову рассказал экс-депутат Верховной рады Олег Царёв, один из немногих украинских парламентариев, перешедших на сторону Русской весны в 2014 году.

Валентин Филиппов: По уже сложившейся доброй традиции наша виртуальная студия сегодня находится в гостях у Олега Царёва, которого представлять, я считаю, не нужно. Здравствуйте, Олег.

Олег Царёв: Здравствуйте, Валентин.

Валентин Филиппов: Олег Анатольевич, вы, как человек опытный, а все, прошедшие Украину, опытные люди, скажите. Вот борьба с протестами в России. Я обратил внимание на то, что делает ОМОН. Он не даёт структурироваться толпе. Он не даёт им постоять, перезнакомиться, о чём-то сговориться. То есть, людей просто сразу грузят и увозят. Я считаю, и хочу россиянам сказать, очень корректно. Они не знают, что такое некорректно.

Скажите, такой способ был бы действенным на Украине, тогда в 2013, когда только начали собираться?

Олег Царёв: Да, конечно.

Валентин Филиппов: А могли ли украинские спецслужбы так работать?

Олег Царёв: Я видел работу украинских спецслужб немного изнутри. Хочу сказать, что задача спецслужб – это всё видеть, всё слышать и докладывать руководству.

СБУ, в отличие от ФСБ, – это большие глаза, большие уши. Ещё больше уши, чем глаза. Такой Чебурашка с маленькими, короткими руками. Количество оперативного состава в сотни раз меньше в СБУ, чем в МВД. Поэтому, действия, по-видимому, должны были совершать МВД. Но, СБУ предлагало сценарии…. И, обратите внимание, единственный штурм успешный здания профсоюзов, причём выполненный поминутно, был сделан Альфой. Это служба СБУ.

Валентин Филиппов: То есть, в принципе, если бы было принято решение Януковичем, всё-таки, справились бы?

Олег Царёв: Разговаривая с некоторыми сотрудниками, которые были вынуждены уехать из Украины, они жалеют, что о своих операциях они докладывали наверх. И большинство из них было отменено нашим нерешительным (такое мягкое слово) руководством.

О некоторых операциях я не расскажу и через пять, и через десять, и через двадцать лет. Но, поверьте, всё можно было сделать, причём руками самих протестующих.

Валентин Филиппов: Хорошо, вернёмся в Москву сегодняшнюю. Как считаете, опасность полностью ликвидирована? Или, все-таки, эти 2 года и 8 месяцев заканчиваются, как раз, в сентябре 2023 года, и опасность будет только нарастать?

Олег Царёв: Исходя из того, что СМИ находятся под контролем государства…. Да, социальные сети, их влияние, конечно же, год от года растёт. Но, тем не менее, основные СМИ находятся под контролем государства. И, исходя из того, что государство показывает, что оно намерено действовать решительно, я не думаю, что уличные протесты приведут к захвату власти.

Другое дело, понятно, что это только первая серия. Вторая серия – это будут выборы в Государственную Думу. Мы видели, насколько непросто проходили выборы в Москве. А в Питере вдвое больше людей вышло на протест. Там настроение гораздо менее провластное. Я так думаю, что в Питере будет очень жаркая избирательная компания. Там совпадают по срокам муниципальные выборы с выборами в Государственную Думу. Поэтому, победить, «высушив» явку (сделать так, чтобы никому было неинтересно ходить на выборы, а привести только бюджетников), – не получится. Потому, что это будет проходить в рамках общегосударственной кампании. И там будет достаточно горячо.

Я думаю, что выборы в Государственную Думу – это будет следующая серия и гораздо более жаркая.

Валентин Филиппов: То есть, вся избирательная компания текущего года будет проходить на фоне остаточных явлений…

Олег Царёв: Я думаю, будут не остаточные. Будут новые явления, будут новые волнения, будут новые выходы. То есть, если первый инцидент, под который выходили люди, – это было задержание Навального, то следующий – это будут выборы в Государственную Думу.

Валентин Филиппов: Кто-то же этим всем откуда-то руководит? Не будет ли, как на Украине? Каждую неделю, каждый месяц возникает какая-то возмутительная ситуация: Булатову ухо отрезают…Черновол избили.

Олег Царёв: Да, в Украине был такой сценарий. Но, я не уверен, что в России можно продержать протесты до выборов в Государственную Думу.

Думаю, что они сейчас затухнут, и будет потом вторая очередь.

Валентин Филиппов: Нам известно, что никакие майданы, перевороты невозможны без предателей во власти. Как вы думаете, с кем-то уже работает Запад? Или же это полностью исключено в российской власти?

Олег Царёв: С одной стороны, российская власть более сильная. Я неоднократно говорил, что майдан на Украине имел все возможности, чтобы затухнуть. И при другом стечении обстоятельств: при более решительных действиях Януковича, ряде других моментов, были все возможности, чтобы майдан на Украине не победил.

В России у него ещё меньше шансов на победу. Другое дело, что майдан может быть использован для давления на власть, и для какой-то смены власти. Возможно, даже ускорит, как в России принято говорить, трансфер власти.

Валентин Филиппов: В России любят придумывать слова. Трансфер, модальность, верификация. Что такое транзит власти, мне не понятно до сих пор. Это передача власти кому-то, или эта власть транзитом проходит дальше, минуя выборы? Я не знаю, что они имеют в виду под транзитом.

А такая, как у Януковича была фишка: «раскрутим Тягнибока – победим его в первом туре». Не может ли подобная глупость прийти в голову российской власти? «Раскрутим Навального – победим в первом туре, понятно, что он жулик».

Олег Царёв: Выпустят Навального из тюрьмы, позволят ему баллотироваться…

Валентин Филиппов: Да.

Олег Царёв: Или зарегистрируют кандидатом в президенты его супругу, и дадут ей возможность баллотироваться. К сожалению, это не в политических традициях Российской Федерации. Вряд ли произойдёт настолько серьёзное изменение подходов.

Я всегда выступал за честные выборы и за соревновательность. Другое дело, что во время этих соревнований могут быть использованы всевозможные моменты для того, чтобы раскачать общество. Есть определённые риски. Но, с другой стороны, время реальных выборов – это тренировка на стрессоустойчивость для системы. Рано или поздно они будут происходить, но система будет не готова к выборам. Это очень плохо.

Валентин Филиппов: Плохо.

Олег Царёв: Вообще ситуация такова, что сказать, что всё в порядке в российском обществе, нельзя. За последние 10 лет, если посчитать стоимость введённых в эксплуатацию построенных российских кораблей военных, она будет меньше, чем стоимость яхт российских олигархов. Причём, яхты российских олигархов самые дорогие в мире. Олигархи не самые богатые, а яхты у них самые богатые. Я, конечно же, понимаю, что вы мне скажете сейчас о том, что все эти деньги заработаны тяжёлым каждодневным трудом, то, что яхты стране нужнее военных кораблей.

Валентин Филиппов: Я этого не скажу. Если яхты эти строятся у нас, то мне кажется, что это хорошо, что у нас есть заказчики на яхты.

Олег Царёв: У нас есть заказчики, но строят их не у нас, к сожалению. Ремонт Большого театра. Конечно же, это Большой театр. Он, во-первых, очень большой, а во-вторых, единственный в мире такой. Но ремонт стоил дороже, чем самый большой на тот момент небоскрёб Арабских Эмиратов. Много таких вещей.

Сокращали больничные койки. Потом разворачивали госпитали. Никто не понёс ответственность за то, что сокращали койки, ни один чиновник.

Провалили Украину.

Валентин Филиппов: Провалили.

Олег Царёв: Ситуация на Донбассе, когда построить витрину Русского мира…

Валентин Филиппов: К сожалению, в Российской Федерации нет чиновников, отвечающих за Украину, нет чиновников, отвечающих за Донбасс, нет чиновников, отвечающих за Одессу.

Вот в США есть комитет по Украине, комитет по Белоруссии, комитет… Они не стесняются это так называть. У них есть люди, которые отвечают за то, чтобы на Украине было так, как они скажут.

А у нас такой должности нет.

Олег Царёв: Ну, как нет. Есть.

Валентин Филиппов: Только мы никому не говорим, кто это.

Олег Царёв: Если я сейчас начну называть фамилии, то это будет прямое обвинение этих людей. Не моя работа обвинять кого-то, требовать снятия с работы. Но это, наверное, правильно. Потому что у любой неудачи есть, как говорил товарищ Сталин, фамилия, имя и отчество.

Валентин Филиппов: Год рождения и год смерти.

Олег Царёв: Поэтому, вопросов очень много. Но для нас, кто прошёл через украинский майдан, понятно, что, если выбирать между коррупционерами и иностранными шпионами, то хуже иностранные шпионы. Мы никогда не будем поддерживать переворот в Российской Федерации. Любая революция отбрасывает страну назад. Потом нужны сверхусилия, чтобы вернуть страну и отстроить заново.

Это непростой выбор. Но если придётся спасать Россию, я буду спасать, возможно, даже с оружием в руках.

Валентин Филиппов: Все будем спасать. У нас с вами тут такая ещё фигня. Нам бежать-то больше уже некуда.

Олег Царёв: На этой ноте тему с Навальным можно закрыть.

Валентин Филиппов: Можно закрыть, а можно и не закрывать. Можно, например, сказать, что на Донбассе очень многие говорят: Путину же как-то надо объединить нацию. Вот был Крымский консенсус. Может же быть Донецкий консенсус? Можно же сейчас, вообще, Навального на третий план отодвинуть – можно взять Донбасс в Россию! Можно взять Мариуполь, Краматорск. В конце концов, пора к Бердянску выходить, пора выходить к Херсону.

Вот такое действие сейчас действительно объединило бы Россию. Люди бы увидели, что власть действительно за них, за объединение нашего Русского мира. И были бы воодушевлены, и их бы не волновали, вообще, Навальный с его фильмами, со 100 миллионами накруток. Это бы ушло на второй, на третий, на четвёртый план.

С другой стороны, мы все понимаем, что история с Навальным – это что-то международное, кроме всего. Например, в Киеве или Одессе говорят: «Ну, понятно, а что Путин хотел, посадить Навального и чтобы ничего не было? Вот, он посадил Навального, а ему за это три телевизионных канала на Украине закрыли. У него было три канала на Украине, он там вещал свою российскую пропаганду, и их закрыли». Потому что на Украине до сих пор считают, что у них есть какой-то канал, который российскую пропаганду вещает.

Скажите, а вообще связано как-то дело Навального и закрытие каналов на Украине? Потому что же явно американцы приказали.

Олег Царёв: Конечно же, связано. Связано в подходах. Российская Федерация всегда пытается опираться на закон, переспрашивать Запад, следить за тем, чтобы Запад был доволен. А Запад всегда делает, как он хочет.

Валентин Филиппов: Так, как ему нужно.

Олег Царёв: Знаете, если сел играть с ворами, опасайся за свой кошелёк. Если пришёл играть в напёрстки, и тебя облапошили, ты обращаешься к окружающим. Хотя это, очевидно, подельники напёрсточников. Говоришь: «Ну, посмотрите, что происходит?!». Это, как сейчас украинские политики обращаются к западу. Те говорят: «Ну, да, ну что вы. Всё понятно. Свобода слова. А как вы хотели? Всё нормально».

Поэтому, я считаю, что все эти игры в импичмент, они ничем не кончатся. Запад будет очень жёстко и последовательно делать то, что он хочет. Он будет забирать Украину. И Медведчук – это первое звено, следующее звено – Коломойский. Потом будет Ахметов, Пинчук и Порошенко. Самое интересное – Пинчук и Порошенко. Олигархов на Украине не останется. Им не нужны олигархи, с которыми нужно согласовывать, договариваться, которые влияют на депутатов. Они заберут у всех олигархов телеканалы. Они всех их обанкротят, возбудят уголовные дела и выдавят из Украины, пустят по миру.

Валентин Филиппов: То есть, это закрытие каналов – это про отжим олигархов из Украины.

Олег Царёв: Просто Медведчук – это первое звено. Следующим будет Коломойский.

Валентин Филиппов: А перевыборы Рады? Американцы не думают?

Олег Царёв: А какая разница. Ну, будут перевыборы. Проведут, кого посчитают нужным.

Валентин Филиппов: Этим действием, закрытие телеканалов, рейтинг Зеленского ещё больше упал. Тем более, человек, который клялся, что он в своей жизни не закроет ни одного канала. Причём даже, будучи президентом, он так говорил.

Олег Царёв: Да, но кто теперь расскажет людям о том, что Зеленский раньше об этом говорил? Люди уже это забыли, а телеканалов новых уже не будет, где такое будут говорить. И кто сказал, что Запад вообще озабочен судьбой Зеленского?

Зеленский обеспокоен своей судьбой, а Запад нет. Сейчас есть две точки зрения. Первая – оставить, все-таки, Зеленского, и есть вторая точка зрения – провести кого-то ещё более проамериканского. Просто назначить человека, который будет на 100%, от начала до конца зависеть от американцев.

Валентин Филиппов: Ну, вот Разумков. Сейчас ролики пошли. Нет?

Олег Царёв: Разумков, Сенцов, неважно кто. Разумкова сопровождают очень давно. Разумков неоднократно делал заявления в защиту русского языка и вообще показывал свою центристскую позицию, не влезал ни в один скандал. Кстати, он решение СНБО не подписал. Кстати, это решение СНБО – грубейшее нарушение. Санкции против украинского гражданина не вписываются в украинское законодательство. Санкции могут быть по отношению к иностранцам и иностранным компаниям, потому что это не юрисдикция Конституции Украины.

Валентин Филиппов: Дело в том, что в информационном пространстве создано убеждение, что это российские каналы.

Мне кто-то когда-то говорил, что понятие собственности – это понятие консенсуса в обществе. Вот этот дом ваш. Он ваш до той поры, пока все вокруг считают, что он ваш. Даже если у вас есть документ. И если все вокруг считают, что он не ваш, то вы со своим документом, что это ваш дом, ничего никому не докажите.

И тут такая же ситуация. Это же «российский олигарх». Медведчук – он же кто? Он, прежде всего, кум Путина, а потом всё остальное. Ну и что, что у него украинский паспорт, но он же кум Путина, он же «представитель России».

Олег Царёв: Валентин, вы говорите чушь.

Валентин Филиппов: Почему?

Олег Царёв: Потому что санкции введены против Тараса Козака, а не против телеканалов. Телеканалы, как собственность Козака, попадают под санкции. И это санкции против украинского гражданина. Это первый случай в мире, когда санкции применяются государством против собственного гражданина.

Санкции политические – это внесудебная, незаконная мера. Она применяется именно потому, что она действует не в национальном правовом поле. И в данном случае санкции не могли быть применены по украинскому закону. Есть Конституция, есть украинское законодательство, есть взаимоотношения гражданина и государства. Они описываются украинскими законами и Конституцией.

В частности, для того, чтобы Янукович во время прямых призывов к свержению власти, к захвату зданий, сопротивлению Беркуту закрыл украинский телеканал, он собирался ввести чрезвычайное положение. Потому что другого способа у него не было.

Если бы Зеленский ввёл чрезвычайное положение, он мог бы закрывать те каналы, которые считает нужным. Эта процедура прописана в Конституции, прописана в украинских законах.

Это не первый случай, когда нарушилась Конституция. Мало кто про это помнит. Я просто обратил внимание, потому что это меня касалось. Это решение СНБО, введенное в действие указом Порошенко, где санкции вводились против ряда украинских политиков и российских политиков и чиновников. Я бы не обратил на это внимание, но там была моя фамилия. И по этим санкциям мне – гражданину Украины, до сих пор запрещён въезд на Украину.

И здесь получается шизофрения. С одной стороны, я нахожусь в розыске. И, если я добровольно решу приехать и сдаться…

Валентин Филиппов: Вас не впустят.

Олег Царёв: Говорю, во избежание возможных моментов. Я не собираюсь этого делать. Но меня не должны пустить по решению СНБО.

Про то, что в этот перечень тогда Порошенко включил украинских граждан, я, кстати, об этом писал, говорил. Но никто на это из украинских политиков не обратил внимания. Тогда применили санкции по отношению к Царёву, сейчас по отношению к украинским телеканалам.

А дальше…. Почему загрустили украинские олигархи? Почему ни Ахметова, ни Коломойского не обрадовало это решение? Потому что они понимают, что если так можно, то можно тогда всё. И они следующие.

Валентин Филиппов: А они ничего не могут сделать? Они могут попытаться сместить этого президента, посадить своего? Вдруг получится? Взбунтоваться, что называется. Продажная Рада сидит. Можно по миллиону, по два, по три раздать на голосование. Оно того стоит.

Видели переписку «слуг народа»? Они говорят: «Ой, нам по шесть тысяч долларов недоплатили в этом месяце». Можно доплатить, можно по шестьдесят доплатить.

Олег Царёв: Они и платят. Ахметов платит своей группе депутатов и группе Павлюка. Коломойский платит своей группе. Офис президента старательно вдогонку повышает с 10 до 20 тысяч в месяц для того, чтобы не отстать от Коломойского и Ахметова.

Валентин Филиппов: Перекупить всех.

Олег Царёв: Я думаю, тогда вам надо поговорить с Коломойским. Думаю, он охотно с вами поговорит.

Валентин Филиппов: Пусть с депутатами говорит. Движуху пора уже. По срокам уже следующий майдан на Украине должен быть. Уже пора. Люди привыкли. У людей майданозависимость выработалась. Они уже хотят очередной трэш.

Олег Царёв: Валентин, мы очень сильно осуждаем Запад. Но ведь, смотрите, какая была ситуация. Ведь у Российской Федерации в руках было всё.

Валентин Филиппов: Я радовался майдану, потому что я понимал, что они сейчас такое сотворят, что Россия нас всех просто заберёт, и всё.

Олег Царёв: Был Янукович, загнанный в угол, который был готов подписывать. Давай опустим, подписывал – не подписывал какие-то документы. Был момент, когда можно было вмешаться на майдане, хоть как-то вмешаться. Был момент, когда после майдана семь областей (я губернаторов просто лично знаю) были готовы, звонили, обрывали телефоны, некоторые даже летали и спрашивали: «Что нам делать?». И Российская Федерация сказала, что ничего не надо делать!

И Запад сейчас говорит: «Вот вы могли делать всё, что вы хотели. Вы отказались. А теперь мы делаем всё, что мы хотим. Какие к нам претензии? Была страна ваша, вы от нее отказались, вы ничего не делали. Вы не делали ни до майдана, ни после майдана, ни во время майдана».

Валентин Филиппов: Я не думаю, что Запад прямо так говорит.

Олег Царёв: Запад говорит: «Вы нарушаете закон, у вас нет свободы слова, вы такие-сякие, вы вмешиваетесь в наши выборы. А вот мы, когда вмешиваемся в ваши выборы, мы правильно делаем».

Валентин Филиппов: Вот вы говорите – Украину отдали. А, может, мы просто врага заманиваем, как всегда, на свою территорию? И ждём зимы?

Олег Царёв: И как поют в песне. «Когда мы отступаем – мы вперёд идём».

Валентин Филиппов: Ну, хорошо. Я не назову эту ноту позитивной, на которой мы вдруг неожиданно заканчиваем.

Олег Царёв: Позитив в том, что прямо сейчас майдана в России не будет. И прямо сейчас всё будет хорошо. Но, в долгосрочной перспективе Российская Федерация должна меняться.

Меняться сейчас под давлением майдана? Этого, я думаю, делать не будут. У меня есть знакомые, которые выходят на этот майдан. Мы общаемся, точно так же, как я общался со многими, которые выходили на украинский майдан. Они говорят: «Мы выходим ради того, чтобы были изменения. Да, пусть ничего кардинально не поменяется».

Валентин Филиппов: А какие? Каждый же свои изменения видит.

Олег Царёв: Ну, хоть какие-то.

Валентин Филиппов: Зачем хоть какие-то. Пусть будет всё стабильно, и пусть чуть-чуть растут доходы. Вот и всё. Людям же большего не надо. Будет стабильность, безопасность и чуть-чуть растут доходы из года в год.

Олег Царёв: Валентин, ты ведь понимаешь, что тот, кто выходит с лозунгами про стабильность – проигрывает. Ты ведь политтехнолог, ты хороший политтехнолог.

Поэтому, я скажу для телезрителей. Тот, кто выходит с лозунгами про стабильность, обязательно проигрывают тем, кто выходит с лозунгами об обновлении. Потому что значительное количество людей воспринимают стабильность, как стабильно плохо, а не как стабильно хорошо. Об этом можно долго говорить, почему это происходит. Любой, кто ведёт к изменениям, выигрывает.

Валентин Филиппов: Вы сейчас говорите о непосредственном моменте, когда выходят, и когда кто-то поднимает какие-то лозунги. Но когда действительно у человека всё стабильно, и доходы по чуть-чуть растут, он никуда не выходит. В обществе не появляется протестных настроений. Я не говорю сейчас, как политтехнолог и как человек, который какую-то рекламную компанию организовывает.

Олег Царёв: Падение ВВП 3%. Причём падение ВВП было получено в тот момент времени, когда ковидных инфицированных был просто мизер. Вы помните этот ужас, когда на улицу можно было выйти только в сопровождении собаки, получении каких-то кодов и всё остальное? Вот тогда обрушили экономику. Не сейчас, не осенью, когда в сотни раз больше было заболевших. Экономику угробили тогда. И вот кто-нибудь ответил за то, что обрушили экономику, и вместо «стабильно хорошо» получили стабильное ухудшение?

И в этом есть определённые проблемы. Так вот, к сожалению, этот майдан, который происходит… Система не пойдёт на изменения под давлением майдана. К сожалению, люди, которые выходят с благими намерениями, они законсервируют систему. В данный момент времени, пока будут волнения, изменения вряд ли будут идти.

А системе надо меняться. Потому что, если система не меняется со временем по чуть-чуть, она рано или поздно изменится революционным путём. А это будет очень плохо. Система может не выдержать.

Валентин Филиппов: Хорошо, мы благодарим Олега Царёва за его, как всегда, точные оценки происходящего, даже если они нам какие-то не нравятся. Надеюсь, что всё будет хорошо. Россия победит. Россия, как всегда, выкарабкается. Счастливо.

Олег Царёв: До свидания.

Валентин Филиппов

Комментарии