Красно-синий и бело-чёрный раскол в США

Красно-синий и бело-чёрный раскол в США
Художник Игорь Ярошенок, фото REUTERS

«Он обещал вернуться»

Совсем не триумфальной выглядела инаугурация 46-го президента США Джозефа Байдена. Пустой Вашингтон, окружённый проволокой и, помимо полицейских, тридцатитысячной гвардейской группировкой – не от вируса же… Напряжённые лица участников, да и самих победителей, как будто в ожидании того, что откуда-то вот-вот набегут сторонники Трампа.

Всё указывало на то, что внутренний конфликт в Америке 20 января не только не прекратится, но с большой вероятностью будет обостряться. Недаром в своей прощальной речи уходящий президент обещал «ещё вернуться в том или ином виде» и утверждал, что «движение, которое он задал стране, никуда не исчезнет, а с каждым днём будет только укрепляться». И пусть физически

Трамп, может быть, больше не появится в Белом доме, как из-за фактического военного положения не смогли появиться в Вашингтоне в обещанном миллионом марше протеста его сторонники, идейно он продолжит существенным образом влиять на американскую общественно-политическую жизнь.

В Конгрессе наблюдают за прощальной речью Д. Трампа

Знаменитый Фрэнсис Фукуяма, который в своё время возвестил «конец истории» ввиду «окончательной победы либерализма и США на мировой арене», ныне сетует, что процесс ухудшения ситуации в стране за последние годы развивался с поразительной скоростью и в масштабах, которые трудно было представить. А «фундаментальные условия, которые привели к этому кризису, остаются неизменными». Правительство США по-прежнему находится в плену влиятельных групп элиты, которые извращают государственную политику в своих интересах и подрывают легитимность власти в целом. И вся система, по его мнению, остаётся всё ещё слишком жёсткой для того, чтобы её реформировать.

Фрэнсис Фукуяма: конец старой или начало новой истории?

То, что когда-то было политическими различиями между «синими» (демократическими) и «красными» (республиканскими) фракциями конгресса, считает Фукуяма, превратилось в кардинальные разногласия по поводу политической идентичности, то есть участия в партиях фиксированных групп, определяемых расовой или этнической принадлежностью, полом и другими значимыми социальными факторами. И когда это произошло, политические партии превратились в политические племена.

Одни из острейших противоречий нового политического цикла, с которыми могут столкнуться демократы во главе с Байденом, могут быть вызваны расовыми проблемами. Его однопартийцы, сделавшие ставку в перехвате власти у Трампа на национальные меньшинства (включая цветных и чёрных), спровоцировали консолидацию значительных слоёв белого населения вокруг республиканского кандидата. Сенсацией выборов, по мнению большинства аналитиков, стал не проигрыш Трампа, а то, насколько маленьким оказался разрыв. Если отбросить пресловутое голосование по почте, то из числа сознательно пришедших на участки значительное большинство почти повсеместно голосовало за Трампа. Претензии ушедшего президента отброшены, но как быть с активными 75 миллионами, опустившими бюллетени в его пользу?

Нет сомнений, что положение чернокожего населения США (около 50 млн человек), неравноправное и ущемлённое в прошлом, во многом таким и остаётся. Недовольство этой группы оправданно. Именно на неё выпадают основные тяготы – наиболее высокий уровень заболеваний и потери работы. Составляющим 12,5% населения страны чернокожим, по последним данным, принадлежит лишь 3,8% от общего богатства. И они гораздо чаще других становятся жертвами полицейского произвола. Но то, в какие насильственные и гротескные формы был направлен политическими спекулянтами их, в общем-то, справедливый гнев, не могло не вызвать возмущённой реакции других групп населения, которых теперь демократы называют расистами и террористами.

Многим памятны события лета 2020 г., когда по всей стране прокатилась волна погромов, поджогов, разрушений памятников и грабежей со стороны движения Black Lives Matter (BLM). Погибли десятки людей. Унизительным процедурам постановки на колени и целования обуви подверглись многие ни в чём не повинные граждане. В одном Миннеаполисе, например, было повреждено 220 зданий и нанесён ущерб в 55 миллионов долларов.

Перевернутый флаг Америки как символ ее отторжения

Удивительно, но либеральные СМИ, сосредоточившиеся на поддержке Байдена на выборах, не находили особых слов осуждения этих поступков, скорее, наоборот: выражали им сочувствие, поскольку видели в них своих избирателей. Они сделали немало для того, чтобы привлечь к этим акциям и другие либерально настроенные группы, придавая акциям «антитрампистское» звучание. Гораздо более критическим был их тон в отношении тех сторонников Трампа, которые 6 января ворвались в здание Конгресса, хотя видимых повреждений и не причинили.

Осквернённый памятник генералу Ли в Ричмонде
Попытки свергнуть памятник 7-му президенту США Э. Джексону в Вашингтоне

У этого вандалистского движения возник свой символ, своя «икона». Это отсидевший пять раз в тюрьме рецидивист Джордж Флойд. Неоправданная жестокость полицейских, приведшая к его смерти, очевидна, но превращение этой фигуры в идеал, было явным перебором со стороны политтехнологов.

Джордж Флойд

Свою причастность к организации и инспирированию этих событий пришедшая к власти Демократическая партия продемонстрировала, когда её фракция выдвинула в палате представителей специальный Законопроект о правосудии имени Джорджа Флойда, предусматривавший реформу полиции; республиканцы наложили на законопроект вето.

Теперь возникает ответ с другой стороны, и демократам придётся с этим что-то делать. Буквально на глазах происходит консолидация в единое движение прежде расколотых многочисленных радикальных групп белого населения и различных «добровольных милиций». Совместно выступают такие течения, как America First, QAnon, «Гордые парни», «Хранители присяги». Это ярко проявилось в событиях 6 января на Капитолии и могло бы быть видным ещё сильнее 20 января, если бы не фактическое введение в этот день военного положения в Вашингтоне. Однако сохранять его на постоянной основе, тем более в масштабах страны, не получится. Как полагает немецкая медиаплатформа ARD, эти люди стали сомневаться в легитимности президентства Джо Байдена ещё до того, как его президенство началось. Им не нравится, что их изображают «нацистами, расистами, дном общества, болванами».

У этого крыла Америки, как бы в противовес Флойду, появился свой собирательный символ, своя «сакральная жертва», которые будут работать и после того, как люди начнут забывать о Трампе. Это погибшая 6 января участница протеста в здании Конгресса женщина – ветеран вооружённых сил Эшли Бэббит.

Эшли Бэббит за мгновение до смерти

Основные американские СМИ пытаются представить Бэббит как склонную к насилию неуравновешенную сторонницу «теории заговоров». The New York Times пишет, что из Бэббит «делают икону, а её имя превращают в боевой клич ультраправые и белые националистические группировки в Интернете, считающие ее смерть доказательством того, что с ними поступили несправедливо». Однако такие публикации лишь раздражают её почитателей, в том числе действующих и уволенных в запас военнослужащих. Она 14 лет прослужила в ВВС, выезжала в боевые командировки в Ирак и Афганистан. Камера чётко зафиксировала, что в тот момент, когда в Бэббит выстрелил охранник, она спокойно стояла, не предпринимая никаких угрожающих действий. И это может видеть вся Америка.

Оборона Конгресса: кто из них стрелял в Эшли Бэббит?

Против мейнстримовской пропаганды работает и очевидный контраст между личностями Бэббит и Флойда. Его возвеличивание и принижение Бэббит многие американцы считают оскорбительным, скандальным. «Почему мы ещё не знаем, кто застрелил безоружную девушку на Капитолии?» – возмущается Базз Паттерсон, кандидат в конгресс от Республиканской партии. «Назовите его имя», – призывает он, повторяя лозунг, который использовали активисты движения BLM после убийства Флойда. В соцсети Parler, куда ушёл Трамп после его блокировки в Twitter, разошёлся хештег «Справедливость для Эшли».

Импровизированный мемориал Эшли Бэббит у Капитолия

Дело уже давно не в Трампе. Демократы, крайне неосторожно применившие против него весьма чувствительное в Америке расовое оружие, неизбежно столкнутся с ситуацией, когда дальше это оружие будет действовать уже по собственным законам. Легко представить ситуацию, когда недовольными окажутся все. Улучшение положения населения, судя по представленной командой Байдена программе, в обозримом будущем едва ли предвидится. Если чёрные в поиске виноватых будут воевать против белых и наоборот, а вместе они ещё будут бороться с властью, тогда точно «посеянный ветер» обернётся бурей.

Дмитрий Минин

Комментарии