Новое амплуа Владимира Зеленского: «политический акробат»

Новое амплуа Владимира Зеленского: «политический акробат»

Взявшись в интервью «Нью-Йорк Таймс» подводить итоги своей работы в 2020 году, Владимир Зеленский усилил страхи украинцев относительно того, что им нечего ждать у «зеленого» моря погоды. Много самомнения, мало понимания происходящего, детская вера в навязанные извне клише.

В чем в чем, а в неуемном желании быть или, по крайней мере, выглядеть искренним и откровенным Владимиру Зеленскому не откажешь. Увы, выигрыш от воплощения этого желания в жизнь невелик. Чрезмерная открытость, не подкрепленная надлежащей компетентностью и политической ответственностью, работает против него. Слишком, к большому сожалению, невысока степень готовности нынешнего лидера украинской нации к тому, чтобы искренне и откровенно рассуждать о насущных проблемах «города и мира», известных ему исключительно по докладам льстивых подчиненных.

Если судить об итогах 2020 г. только на основе оценок президента Украины из его интервью «Нью-Йорк Таймс», то страна встречает новый год на гребне успеха, во всеоружии от всех бед и проблем, будоражащих другие страны мира. Эпидемиологическая ситуация под контролем власти и лично президента. Олигархи вот-вот утратят влияние. Еще немного, и инвестиции польются потоком. Дороги и другая инфраструктура вышли на мировой уровень. Переданные в концессии порты уже почти стали курами, несущими золотые яйца. Соединенные Штаты ждут не дождутся, когда вместе с Украиной станут, наконец-то, осваивать космос «по-взрослому». Владимир Путин не успевает переваривать «вводные», данные ему киевским коллегой.И так далее, и тому подобное. Все в одном и том же духе, вселяющем животный страх. Настолько это «все» наивно, схематично, безнадежно оторвано от реальной жизни страны и забот миллионов украинцев. И ко всему прочему приправлено всепобеждающей уверенностью в собственной правоте и безусловной эффективности того, что делает власть. Парадокс ситуации в том, что, по мнению президента, он сам и его «команда», пусть в очень тяжелых условиях, но работают хорошо, обеспечивая движение вперед и улучшения, Украине и украинцам же, судя и по объективным показателям и по социологическим опросам, становится жить все хуже и хуже.

Общее, если можно так выразиться, состояние души Зеленского к концу первого полного года его пребывания в главном кабинете страны не просто вполне спокойное и не лишенное оптимизма, но даже, пожалуй, более чем позитивное. Президент доволен собой и, судя по всему, продолжает погружаться в «теплую ванну», созданную для него его окружением. Страна в его представлении, преодолевая трудности, неуклонно движется вперед, ее жителям живется с каждым днем и месяцем все лучше и радостнее. Над тем же, что даже в его собственных утверждениях доминируют противоречия, Зеленский особо не задумывается, демонстрируя то ли ограниченность, то ли чудеса феномена, им самим названного «политической акробатикой».

«Я столкнулся с тем, что утрачены позиции Украины в мире и Европе с точки зрения приоритетности стран, — говорит президент, рассуждая о том, когда и где он планирует добывать для украинцев вакцину от COVID-19. — Мы не входим в список стран, которые первыми получат вакцину (как звучит, а? Это притом что Украина не только не числится среди первых, а очутилась в самом конце заветного списка, в ряду с самыми отсталыми и бедными странами). Я не знаю, сколько десятилетий утрачены за время независимости, но это есть, и я признаю этот факт. Я с этим борюсь. Поэтому тут мы должны быть, скажем так, акробатами в политике, чтобы умудриться каким-то образом попасть в приоритет стран, должны быть очень гибкими».Вот так вот: я знаю, что было плохо, потому что до этого плохого довели дело без меня, я борюсь с этим, делаю хорошо, поэтому при мне все хорошо.

Об успехах в борьбе против коррупции Зеленский предпочел в этот раз особо не распространяться. Эта его недавняя «фишка» в общении с прессой и публикой явно утратила для него приоритетное значение. Вопрос «почему?» по этому поводу прозвучит риторически. Потому что ничего не сделано. Ни из того, что многократно обещал сам глава государства, ни даже из того, что иногда проскальзывало в этой сфере при его предшественнике.

Вместо предыдущей появилась и укрепилась в сознании и риторике новая «фишка»: дорожное строительство. Вот и в новом интервью президент уделил ей особое внимание. Говорил с явным удовольствием и очевидной уверенностью в том, что его дело в этом отношении правое и что победа непременно будет, и даже уже есть, за ним. Среди прочего им опять был сделан акцент на том, что заниматься дорогами в разгар эпидемии опасного вируса нужно и должно, и что в этой деятельности присутствует, кроме всего остального, еще и «медицинский» аспект. Президент убежден, что новые дороги, которые при нем появляются, нужны для того, чтобы врачи и «скорая помощь» успевали вовремя доехать к пациентам, в том числе в отдаленных местах.

Тезис и прежде выглядел не очень убедительно по причине того, что врачей вдали от крупных городов в результате медицинской реформы почти не осталось, пользоваться новыми дорогами некому. Теперь же он зазвучал как чистое издевательство. Буквально за пару-тройку дней до обращения Зеленского к читателям «Нью-Йорк Таймс» Верховная Рада приняла новый порядок работы для системы «скорой помощи», которым, по сути дела, окончательно даже формально разрушила остатки советской системы. «Скорая» по новым порядкам вообще никуда не поедет и не приедет. Значит, президент лукавит, увязывая дороги с медицинским обслуживанием. Значит, дороги нужны не врачам и «скорой», не простым людям, а кому-то другому.

Тем не менее, и в разговоре на медицинские и эпидемиологические темы Зеленский преисполнен оптимизма. «Сегодня с утра настроение у меня лучше, — говорит он, — потому что мы уже недели две-три подряд получаем статистику, скажем так, стабилизации этой сложной ситуации».О чем это? О какой стабилизации может идти речь в отношении положения дел с распространением коронавируса в Украине и лечением заболевших? Ничего подобного нет и в помине. Ситуация ухудшается, проблем с каждым днем становится все больше. Реакции власти на них или нет вовсе, или она запаздывает на два-три месяца. Кроме хорошей статистики, которой кормят президента его придворные медики, в этой сфере нет ничего, что могло бы настраивать на хотя бы относительно оптимистический лад. Как ни странно, но эту часть своего спича сам же Зеленский завершает вполне здравым и объективным суждением: «К сожалению, констатирую, что медицинская система в Украине была развалена». Опять та же модель: раньше было плохо, при мне стало хорошо, «разваленная» система стала вдруг работать.

Весь значительный по объему блок, посвященный вопросам внешней политики, вылился в панегирик Соединенным Штатам Америки как лучшему другу Украины и лично Зеленского.

Больше, если его послушать, никого и ничего не существует. Склонность к «политической акробатике» слилась с «геополитическим холуйством». Для обычного украинского уха звучит странно, американское «ухо» ничего из сказанного не только не поймет и не отметит для себя, но даже не услышит и не зафиксирует. Если же все-таки услышит, то искренне посмеется. Например, по поводу того, что Зеленский говорит о совместном украинско-американском освоении… космоса. Да-да, именно космоса. «Великая аграрная держава», как назвал когда-то Украину один из бывших послов США в Киеве, думает о космосе, предлагая свое партнерство не молдаванам или албанцам, а американцам. Без комментариев!

Особую пикантность в американском «кейсе» приобретают мечтания «юного украинского Вертера» об инвестициях, с которыми американский бизнес когда-нибудь, по его словам, «мощно зайдет» в вернувшийся в состав Украины Донбасс. Предлагая американцам задуматься об этой перспективе уже сегодня, Зеленский завлекает их обещаниями максимального благоприятствования их проектам в Украине со своей стороны.

Звучит, мягко говоря, забавно, как-то по-детски наивно и трогательно. Тем более учитывая, что если бы американцы действительно решили «мощно зайти», то сделали бы это, не спрашивая позволения у Киева и, скорее всего, даже не уведомляя его о своем решении. Конечно, такая ситуация безнадежной зависимости сложилась не при Зеленском, она досталась ему в наследство, это так. Но он же ее принял, воспринял и даже усугубил. Такая вот «акробатика».

Павел Рудяков

Комментарии