Всё русское скоро вытравят: В Казахстане готовится «кумысная революция»

Всё русское скоро вытравят: В Казахстане готовится «кумысная революция»
Фото: Kalizhan Ospanov/Xinhua/Global Look Press

Не знаю, существует ли пресловутый «международный еврейский заговор», но что некоторые чрезвычайно сведущие и делающие весьма точные прогнозы на будущее евреи существуют – это точно. И политолог Евгений Сатановский – из их числа. Так вот, недавно в одном из интервью он предрёк, что «в Казахстане добрые люди из Госдепартамента майдан готовят. Полыхнёт – мало не покажется»…

А ведь и правда, полыхнуть может! Сатановский – эксперт очевидно пророссийский, но при этом несколько дистанцированный от официоза и потому объективный, да и ошибается весьма редко. Вот и сейчас, описывая обстановку вокруг России, он даёт весьма далёкую от утешительной картину:

Параллельно в Белоруссии бардак, Украина совсем охамела и одурела, вконец зарвавшись и заворовавшись, да и Польша и Прибалтика со своим посредничеством, о котором их никто не просит, не лучше. На Кавказе армяне с азербайджанцами конфликт как активизировали, так он и завис. Средняя Азия, запертая в собственных границах, подкипает

Почему в первую очередь удар будет нацелен именно на Белоруссию и Казахстан? Да потому, что это два наиболее стабильные островка постсоветского пространства, сумевшие сохранить хотя бы некоторые положительные достижения «красной империи» и за счёт этого обеспечить своему населению отсутствие гражданских и междоусобных войн, относительную экономическую стабильность и сносный, сравнительно с рядом других экс-советских республик, уровень жизни. При этом в том и другом случае модель «СССР+» мутировала в две отчасти сходные по сути (авторитарное государство), но отличные по форме системы – «европейскую» (Белоруссия) и «азиатскую» (Казахстан). Просто «революционные» технологии при этом, очевидно, будут разные – с учётом национальной ментальности.

К оглавлению

Удар на национальном фронте

Будучи с 29 лет профессиональным партийным функционером, Нурсултан Назарбаев по сознанию своему едва ли не дольше всех пытался оставаться человеком «советским». Однако волна самостийности требовала от «национального лидера» быть не лидером всех, а лидером казахского народа в первую очередь. Национальное самосознание и традиция которого требовали иметь во главе страны условного «хана» – и если бы им не стал Назарбаев, то стал бы кто-то другой.

Любой государственный национализм, исключая естественным образом сложившийся имперский, начинается у «малого народа» с сочинения подогнанной под него «великой истории». Так, украинский майдан готовился два десятилетия при попустительстве властей через насаждение совершенно идиотской антинаучной истории Грушевского, перетекающей в мифы о «древних украх», которые всё на свете изобрели и создали – пока не пришли «кляты москали» и всё испортили. Примерно на том же строится историософия нынешних белорусских оппозиционеров, считающих себя «литвинами» и превозносящих память Великого княжества Литовского (в котором к XVIII веку белорусы были, как правило, в статусе холопов), а в национальные герои записывающих польского шляхтича Константина Калиновского (его ещё на белорусский манер в начале ХХ века Кастусем обозвали), воевавшего с Россией в ходе польского мятежа 1830-1831 годов за… Белоруссию в составе «Польши от моря до моря», которую оборзевшие шляхтичи (доля их поддержки в народе не доходила и до 20%) хотели отгрызть от Российской империи.

Белоруссия и Казахстан – это два островка постсоветского пространства, сумевшие сохранить положительные достижения «красной империи» и обеспечить своему населению отсутствие гражданских и междоусобных войн. Фото: Kremlin Pool/Global Look Press

Ну, а казахи, спрашивается, чем хуже?! Назарбаевым была заказана и сочинена собственная «великая история», отражение которой вы могли видеть в снятом на деньги казахского правительства с участием голливудских актёров псевдоисторическом фильме «Кочевник», имеющем к реальной истории примерно такое же отношение, как фильмы о Джеймсе Бонде к работе реальной разведки. В нём мужественные казахские батыры встают на пути вторгшейся в их цветущую культурную Родину (один город Туркестан с библиотеками, дворцами и банями чего стоит!) джунгарской орды и разбивают её в хлам, устанавливая своё национальное единство, суверенную государственность – и всё это, разумеется, без малейшего участия каких-то там русских.

На самом деле всё было, мягко говоря, не совсем так. В XVII веке родственные калмыкам джунгары (ойрат-монголы) начинают вторжение в Среднюю Азию, дойдя до Ташкента и Сырдарьи, разбив по пути казахов. Остановить их удалось, когда на помощь последним 600 казахам с 20-тысячным войском пришли бухарцы (их эмир с казахским ханом были родственники – чингизиды). Через полвека – новое вторжение джунгар, страшная казахско-джунгарская война, стоившая казахам трети населения.

В 1729 году состоялась та самая Анкарайская битва, про которую снят фильм и в которой впервые все три жуза (рода) казахов – Старший, Средний и Младший выступили единым войском, что и позволило победить. Правда, письменных подтверждений этому факту нет: вопреки рассказу «Кочевника» о городах, библиотеках и высокой культуре степняков, письменности своей у казахов тогда не было, и вся информация о битве и победе – из устного народного предания, записанного в 1905 году собирателем казахского фольклора А. Диваевым. Историческая достоверность чего немногим выше, чем у какой-нибудь русской былины «Про Илью Муромца и Соловья-разбойника».

Зато доподлинно известно, что уже год спустя командовавший казахами в Анкарайской битве хан Абулхайр обратился к России с просьбой о принятии в её подданство Младшего жуза в обмен на защиту от джунгар и башкир. В 1732 году его примеру последовал Средний жуз. То есть, вопреки киношной трактовке, люди тогда понимали, что джунгары не «разбиты наголову», а ещё вернутся. Что и произошло спустя всего 10 лет.

Разумеется, как и в случаях с присоединением Украины и Грузии, в последующие годы была масса метаний, предательств элит и т.д., так что полное присоединение к России казахских степей завершилось только в XIX веке с построением ряда оборонительных линий и крепостей, названия которых до самого последнего времени были вполне русскими: Гурьев (1645), Семипалатинск (1718), Усть-Каменогорск (1720), Петропавловск (1752), Кокчетав (1824), Акмолинск (1824), Казалинск (1848), Актюбинск (1868), Кустанай (1876) и другие. Даже нынешняя столица Казахстана Нур-Султан (до этого – Астана) и прежняя столица Алма-Ата – это не что иное, как русские Акмолинск (1824) и Верный (1854). Разумеется, сегодня в ходе «дерусификации» все эти русские города переименованы на казахский лад – ибо в «суверенной» казахской истории не должно было остаться упоминаний о том, что творилась она не суверенными казахскими батырами, а в составе Империи и с опорой на русские штыки.

Да, к чести Казахстана и лично Назарбаева, в отличие от ряда республик, русских погромов и депортаций в республике не было – это факт. Но фактом является и проводимая «сверху» дерусификация всего и вся, замена русских на казахов при каждом удобном случае, демонстративная замена русских топонимов и вытравливание какого-либо русского следа в истории республики. Притом что русским на 1991 год владел в республике практически каждый, сегодня на его преподавание отводится в пятом классе один час(!) в неделю(!).

Взялись и за РПЦ: за миссионерскую деятельность типа иконок в госучреждениях теперь штрафуют. Что выглядит некоторым историческим парадоксом, поскольку массовое распространение в Казахстане ислам получил благодаря политике Екатерины Второй, велевшей строить в присоединённых районах мечети, приглашая имамов из Казани, дабы таким образом плотнее привязать степняков (многие из которых привычно исповедовали прадедовские языческие культы) к поликонфессиональной имперской культуре.

Русское население видит в государстве какую ни на есть защиту от постоянно наглеющих националистов из диких степных районов. Фото: Omri Eliyahu/Shutterstock

Итог известен: из северных районов Казахстана, бывших некогда территорией трёх казачьих войск, русские сегодня продолжают уходить со скоростью около 50 тысяч человек в год, ибо не видят для себя в республике перспектив, а жить среди окружающего тебя тихого издевательства противно. Возможно, кому-то в руководстве Казахстана это покажется благом и движением к мононациональной республике. Но на самом деле – это мина под более или менее светский и современный Казахстан, поскольку именно русское (ментально «имперское») население видит в государстве какую ни на есть защиту от постоянно наглеющих националистов из диких степных районов, для которых примитивная и понятная без включения ума идея упрощения системы до уровня феодального халифата бесконечно ближе призывов к прогрессу и процветанию Родины как современного евразийского государства. Эти «новые джунгары» рано или поздно непременно захотят взять своё и придут за властью: стоит только русским уйти, а России утратить повод кого-либо в Казахстане защищать. И это вторжение дикой степи может стать гораздо опаснее для светского Казахстана, чем нашествие XVIII века тех, настоящих джунгар.

К оглавлению

Удар на социальном фронте

При относительном благополучии населения Казахстана (вторая-третья средняя зарплата по СНГ), что достигается в основном транспортировкой за рубеж нефти и газа, говорить о социальном мире в стране надо очень осторожно. Прежде всего потому, что при относительной «назарбаевской» стабильности выросло новое молодое поколение, которое не может не воспринимать в качестве препятствия для собственного роста занявших все лучшие места представителей клана Назарбаевых и их родственников.

Старшая дочь пожизненного «национального лидера» Дарига – успешная бизнес-леди и политик, состояние которой оценивается в 600 млн долларов. С личной жизнью, правда, у наследницы не сложилось: муж её, бизнесмен Рахат Алиев, в 2008 году развёлся и уехал в Германию, где по запросу Казахстана был арестован полицией и вскоре найден повешенным в камере.

Средняя дочь – Динара Кулибаева вышла замуж за крупного бизнесмена, состояние супругов – более 2 млрд долларов (занесены в список «Форбс»).

Младшенькая Алия с 11 лет получала образование за границей, в 18 лет папа-хан задумал форменный династический брак, выдав дочь за Айдара Акаева, сына президента Киргизии. Появился даже анекдот:

– Вы знаете, почему третья дочь Назарбаева вышла замуж не за казаха, а за киргиза? Ответ простой. Потому что третьего зятя экономика Казахстана не смогла бы выдержать.

Правда, вскоре молодые развелись, и отношения между Казахстаном и Киргизией резко ухудшились: султан обиделся. Сегодня Алия владеет сетью фитнес-клубов, открытых ею, разумеется, «совершенно самостоятельно» и «чтобы не зависеть от папы».

Вся прочая родня тоже не обижена. Племянники пристроены на высоких должностях в прокуратуре или спецслужбах, руководстве государственных и общественных организаций. А первый из назарбаевских внуков Нурали Алиев стал первым вице-президентом Банка развития Казахстана, а туда попал из руководства Нурбанка, где они вместе с мамой, Даригой, являлись основными держателями акций.

При относительном благополучии населения Казахстана говорить о социальном мире в стране надо очень осторожно. Фото: Omri Eliyahu/Shutterstock

В общем-то, ничего не то что возмутительного, а даже необычного для восточной ментальности здесь нет: человек, долго пребывающий у власти (а тем более в статусе «национального лидера»), просто обязан сформировать собственный клан и выделить ему в «наследственную вотчину» и кормовую базу часть государства на правах «нерушимой частной собственности». К примеру, в том же Азербайджане сын и наследник Гейдара Алиева Ильхам со своим кланом и кланом жены, как поговаривают, контролирует чуть ли не 9/10 всей экономики. Да что там Азербайджан! У нас в России в списке «Форбс» четвёртую(!) позицию занимает с капиталом 2,85 млрд долларов семейство Шаймиевых, чей глава Минтимир Шаймиев 19 лет бессменно (и, надо признать, весьма удачно) правил Татарстаном. Здесь, пожалуй, остановлюсь, потому как, если копнуть поглубже в происхождение запредельных капиталов жён, детей и прочей родни ведущих российских политиков, можно такого накопать…

Однако то, что воспринимается «вполне естественным» на Востоке (и – увы! – у нас в России), Западом воспринимается принципиально иначе – по крайней мере, с того момента, когда обладатели сомнительных состояний начинают вести себя не так, как ему, Западу, хочется. Тут-то и начинается вываливание компромата и «борьба за правду», долженствующая показать «простым людям» и молодёжи особенно, что пока представители правящего клана оседлали все сколько-нибудь важные должности, вырубив социальные лифты для «чужих», ничего всем прочим в «этой стране» не светит. А Навальные свои под это дело прекрасно сыщутся и среди казахов.

Здесь же непременно сыграют на том же клановом сознании оппонентов Назарбаевых или просто ими обиженных, но обладающих достаточным ресурсом, чтобы если и не свалить «хана» с его семьёй самостоятельно, то профинансировать тех, кто это сделать попытается. Благо легальную форму для этого найти всегда можно. Помните, как говаривал незабвенный Остап Бендер? «Предлагаю помочь детям. Только детям, и никому другому! Вы меня понимаете?» И нет сомнений – охотники «помочь детям» (тем более – собственным детям) в казахской элите наверняка найдутся.

К оглавлению

«Чем кумушек считать, трудиться, Не лучше ль на себя, кума, оборотиться?» (И.А. Крылов)

Как сказал когда-то казахский аксакал и поэт Абай (тот самый, что написал защитникам блокадного Ленинграда гениальные стихи «Ленинградцы, дети мои!»): «Хочется встретить умного человека, да где его найдёшь в этой степи?!» И хотя с тех пор многое в казахской степи изменилось, не исключаю, что и сегодня мудрый старик Абай сказал бы примерно то же самое. Причём – не про один только свой родной Казахстан: в нынешних российских элитах таковых тоже ничтожно малое число.

Это можно утверждать хотя бы потому, что на 30-летнюю ползучую «дерусификацию» всего бывшего постсоветского пространства Россия смотрела сквозь пальцы. Не поддерживала своих – русских и «тех, кто за русских». Не предпринимала внешнеполитических действий, которые непременно предприняли бы в тех же США, если бы новоизбранным властям в какой-нибудь Мексике пришло в голову выдавливать из страны американцев и ограничивать изучение английского.

Плоды этой страусиной политики мы уже пожинаем – на Украине, в Белоруссии, Казахстане, Прибалтике, Средней Азии, Закавказье, ну и «далее – везде». А значит, получается, что вслед за Белоруссией и Казахстаном мы – следующие. Потому как, если сломают нас – все прочие послушно построятся и пойдут, куда велят.

Владимир Хомяков

Комментарии