Выборы Лукашенко: Навальный против Ходорковского

Выборы Лукашенко: Навальный против Ходорковского
Фото: Roofsoldier / Shutterstock.com

Не прошло и двухсот лет, как до российских «освободителей» и «борцов с режимом» дошло, что, если они хотят получить поддержку людей, им надо хотя бы притвориться, что они работают на Россию, а не против неё. Притвориться патриотами. Авось кто-нибудь и поверит.

Дело давнее, было ещё в 1854 году. Великий русский поэт и опытный дипломат Фёдор Тютчев шёл пешком по Петербургу, думая о едва начавшейся тогда Крымской войне. Навстречу ему попался некий шапочно знакомый профессор университета. Без шляпы, в расстёгнутой шинели, идущий, как вспоминал потом Тютчев, в состоянии одушевления и ажитации. Он бросился навстречу поэту с восторженным: вы слышали? Наши проиграли битву при Альме! Тютчев вспоминал, что он был поражён явной и искренней радостью этого человека от того, что Россия потерпела где-то поражение. Этот случай, запавший в память автора строк о том, что «в Россию можно только верить», оказался весьма и весьма типичным. С тех самых пор и до сего дня все противники политического режима, все революционеры, все борцы с деспотизмом на поверку оказывались в России изменниками Родины. Предателями. Дважды им крупно повезло: призывая к поражению своей страны в великой войне, сначала в Первой мировой, потом в холодной, они вытянули счастливый билет – поражение страны совпало с их приходом к власти. Вероятно, поэтому им редко приходит в голову мысль, что вообще-то люди хотели бы видеть в своих правителях тех, кто работает на благо страны, а не против.

Однако время идёт, всё эволюционирует, даже «освободители». И сегодня некоторые из вождей борцов с режимом решили хотя бы делать вид, что думают о благе родины, а не об интересах заокеанских кукловодов. Правда, договориться между собой, как именно нужно кривляться, чтобы притвориться патриотами, у них пока не получилось.

Возьмём в пример двух самых известных оппозиционеров – Михаила Ходорковского и Алексея Навального. Оба высказываются по вопросу о том, что происходит сегодня в Белоруссии. И оба неожиданно делают это как бы с позиции – что выгоднее для России? И это, конечно, делает их высказывания, хотя бы теоретически, значимыми для российской политизированной публики.

Ходорковский придерживается классической «демократической позиции»: раз Лукашенко «авторитарный лидер», стало быть, он плохой.

Ему не хватило 26 лет, чтобы спасти страну, – иронизирует Ходорковский, – невозможная задача – спасти страну от самого себя.

Навальный рассуждает, каков реальный уровень доверия населения Белоруссии к Лукашенко, и утверждает, что никто не поверит в победу этого лидера, с каким бы результатом он ни выиграл выборы, и уподобляет сложности Лукашенко будущим сложностям, с которыми столкнётся Путин.

Лидеров оппозиции волнует происходящее сегодня в Белоруссии. Фото: Julia Khvoshch / Shutterstock.com

Внимание! Неважно, что именно они говорят о Белоруссии. Неважно, как они рассуждают о результате будущих выборов у союзника России. Важно, что они делают это, притворяясь, что они – за Россию, а не против.

И ещё важно, что они это делают, противореча друг другу.

Интересно тут не то, ЧТО они говорят. Интересно, что оба они говорят, как им кажется, то, что может привлечь к ним интерес публики, и, с этой точки зрения, они говорят одно и то же. Как, по их мнению, сегодня можно привлечь этот интерес? Для этого нужно сделать вид, что отстаиваешь интересы России, а не Запада. Что ты якобы за то, чтобы Россия взаимодействовала с дружественной Белоруссией. Что ты не предатель, а по-своему свой, что у тебя есть альтернативное нынешнему российскому руководству, но в основе патриотическое понимание того, что сегодня выгодно стране.

Это враньё, но очень характерное враньё. Вожди несистемной оппозиции поняли, что, если будут продолжать «топить» за поражение России, их вообще никто слушать не будет.

Второй важный момент – они спорят сейчас не с «властью». Они спорят друг с другом. Им мало места на тесной площадке. «Прежде чем объединиться, надо размежеваться», прежде чем попытаться устроить в России революцию, нужно выяснить, кто тут более правильный революционер.

Тут надо сказать, что традиция иметь три разных партийных мнения на двоих любых произвольно взятых борцов с режимом тоже очень давняя. Участников исторического съезда РСДРП, разделившегося на большевиков и меньшевиков, было всего-то 47 человек. А непримиримое противоречие между ними касалось управления одной мало кому тогда известной газетой «Искра». Большевики были за Ленина и Плеханова, меньшевики – за Мартова. К концу съезда участников стало меньше, потому что не все поехали продолжать дискутировать в Лондон… И вот эта горстка людей не смогла договориться – и выгнала Мартова со сторонниками. А через некоторое время хитрый и молодой тогда Ленин поссорился уже и со старым и гораздо более умеренным Плехановым… И как-то так получилось, что подмял под себя всё революционное движение.

Михаил Ходорковский – один из лидеров несистемной оппозиции. Фото: Dave Bedrosian / Globallookpress

Я смотрю на наших освободителей и понимаю, что все эти люди – в том числе и те из них, кто недостаточно грамотен, чтобы помнить про съезды своих давних предшественников, которые только в Лондоне могли решить, что же делать с Россией, потому что только в интересах Лондона на самом деле и работали… Так вот, у них там сейчас назревает «второй съезд». И размежевание. И очень скоро Ходорковский и его сторонники – а их довольно много, насколько вообще можно говорить «много» про горстку людей, присвоивших себе право рассуждать о «прекрасной России будущего», – обнаружат, что они то ли «меньшевики», навсегда в тени новых большевиков, то ли, принимая во внимание разницу в возрасте, и вовсе «плехановцы», которым, если победят, большевики даже, может быть, пенсии дадут. Или в лагеря отправят, тут уж как повезёт.

…Меньшевики, кстати, по итогам революционных событий, оказались более приличными людьми. Почти никто из них не стал призывать к гражданской войне вместо империалистической. После 1917 года многие обнаружили себя среди белых, а не среди красных.

Но сейчас, глядя на этих господ, можно констатировать, что это просто пауки в банке. Очень, очень ядовитые и опасные пауки. Даже если притворяются, для того, кто смотрит снаружи банки, милыми созданиями. Тут не ошибиться бы.

Андрей Перла

Комментарии