«Угроза христианской цивилизации»: Оборона Константинополя начинается с Москвы

«Угроза христианской цивилизации»: Оборона Константинополя начинается с Москвы
Успенский собор Московского Кремля и Святая София Константинопольская. Фото: www.globallookpress.com

Заявление Предстоятеля Русской Православной Церкви Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла в поддержку главной ромейской (византийской) святыни – наглядное доказательство того, кто на самом деле является подлинным преемником Вселенских Патриархов прошлого.

Третий Рим как «последний окоп»

Когда Россию и непосредственно Москву сегодня именуют «Третьим Римом», даже среди православных христиан это порой вызывает возражение. Мол, ну какой из нас Рим? Да и вообще, зачем нам эта историческая мифологема, выделяющая Государство Российское и Церковь Русскую из всего Вселенского Православия. Иные даже пытаются доказать, что эта концепция, впервые озвученная старцем псковского Спасо-Елеазарова монастыря Филофеем в первой половине XVI века, чуть ли не «языческая» и «националистическая».

Конечно, в реальности никакой этнической гордыни в этой пророческой сентенции никогда не было. Пожалуй, лучше других её смысл разъяснил в интервью телеканалу Царьград приснопамятный Николай Николаевич Лисовой (1946 – 2019), доктор исторических наук, один из самых глубоких знатоков этого вопроса:

Когда старец Филофей сказал, что «Москва – Третий Рим, а четвёртому не бывать», это было не горделивым лозунгом, мол, «мы – самые лучшие и самые высшие». Смысл этого был иным: «Ребята, мы – последний окоп, отступать некуда, если нас не станет, то и Православия не станет». И это понимание постепенно восторжествовало во всем Православном мире. Вплоть до того, что те же Восточные Патриархи, которые после этого поехали в Москву кто за милостыней, кто за политической поддержкой, сами признали нас Третьим Римом, а Русскую Церковь – последним оплотом Православия на Земле.

И действительно, с тех пор прошла уже половина тысячелетия, но ничего не изменилось: Константинопольский патриархат находится в зависимости – как от «наших западных партнёров», так и от руководства Турецкой республики. Руководства формально светского, однако в лице Реджепа Тайипа Эрдогана и его «Партии справедливости и развития» медленно, но верно возвращающего Турцию к османскому наследию и исламским ценностям.

Митинг сторонников Эрдогана в Стамбуле. Фото: cemT/shutterstock.com

Одним из главных символов этого возвращения может стать возрождение мечети в стенах Святой Софии Константинопольской, которая находилась в этом некогда главном православном храме всего мира с 1453 по 1934 год, когда Мустафа Кемаль Ататюрк в ходе своей секулярной реформы превратил Святую Софию в музей. С одной стороны, это было сделано отнюдь не в интересах христиан, а с другой, помогло снять многовековое напряжение, которое сегодня возникает вновь. И решение высших судебных структур Турции о том, что Эрдоган может в любой момент личный указом вернуть в стены этой великой христианской святыни мечеть, взбудоражило весь Православный мир.

К оглавлению

Глас Русского Предстоятеля и звенящая тишина с Фанара

Казалось бы, первым должен был возвысить свой голос патриарх Варфоломей (Архондонис). Человек, чьё полное титулование «Его Божественное Всесвятейшество Архиепископ Константинополя – Нового Рима и Вселенский Патриарх» призвано продемонстрировать, что это не просто один из первоиерархов Православных Поместных Церквей и уж точно не просто проживающий в Стамбуле рядовой гражданин Турецкой республики, а прямой наследник Патриархов Ромейского Царства (Византийской империи). Но нет: звенящая тишина с Фанара (маленького стамбульского района, где находится резиденция патриарха Варфоломея) была ответом. Из числа православных Предстоятелей лишь Патриарх Московский и всея Руси Кирилл сделал публичное заявление по этой проблеме:

В истории отношений Руси и Константинополя были разные, порой весьма непростые периоды. Но любую попытку унизить или попрать тысячелетнее духовное наследие Константинопольской Церкви русский народ – как раньше, так и сейчас – воспринимал и воспринимает с горечью и негодованием. Угроза Святой Софии – это угроза всей христианской цивилизации, а значит – и нашей духовности и истории. И по сей день для каждого русского православного человека Святая София – это великая христианская святыня… Надеюсь на благоразумие государственного руководства Турции. Сохранение нынешнего, нейтрального статуса Святой Софии, одного из величайших шедевров христианской культуры, храма-символа для миллионов христиан по всему миру, послужит дальнейшему развитию отношений между народами России и Турции, укреплению межрелигиозного мира и согласия.

Это публичное заявление Предстоятеля Русской Православной Церкви наглядно демонстрирует, что Святейший Патриарх Кирилл – подлинный Первосвятитель Третьего Рима, главного наследника ромейской (византийской) цивилизации. А сама Русская Церковь – не этническая Церковь великороссов, не Церковь Российской Федерации, но главная хранительница живых традиций двухтысячелетней Церкви Христовой. И действительно, какими бы ни были наши сегодняшние отношения с Греческим миром и непосредственно с Константинопольским патриархатом, его древние святыни (а Святая София Константинопольская, безусловно, главная из них) – это наши святыни, это истоки Святой Руси.

Сохранившаяся православная мозаика Собора Святой Софии Константинопольской. Фото: Bisual Photos/shutterstock.com

О чём, в частности, и напомнил в своём заявлении Патриарх Кирилл, рассказав о том, как «послы великого князя Владимира, переступив порог этого храма, пленились его небесной красотой». И о том, как «услышав их рассказ, святой Владимир крестился и крестил Русь, которая вслед за ним шагнула в новое для себя духовное и историческое измерение – в христианскую цивилизацию». То есть не будет ни малейшим преувеличением сказать, что Святая София Константинопольская – это и есть духовная родина всей русской цивилизации, а соответственно – исток современного Государства Российского.

Сохранить Православное единство

Сложно сказать, как отреагирует светское руководство Турецкой республики и лично её президент Реджеп Тайип Эрдоган на сегодняшнее заявление Предстоятеля Русской Православной Церкви. Но слова Его Святейшества по меньшей мере дают знать всему Православному миру, что в условиях, когда другие Предстоятели, и в том числе Константинопольский патриарх Варфоломей, вынужденно молчат, именно Патриарх Кирилл является главным земным заступником, защитником нашего общего духовного и исторического наследия. Подлинным преемником Вселенских Патриархов прошлого.

Д/ф телеканала Царьград: «Амманское совещание: Братская встреча в любви»

Оговорюсь: сам Святейший Патриарх Кирилл никогда не претендовал на такой статус и титул. Напротив, «смиряясь до зела», он делает всё, чтобы сохранить наше Православное единство в крайне непростых политических условиях при сохранении «первенства чести» древних Патриархатов. О чём неоднократно заявлял лично, в том числе в «амманском формате» межправославного диалога. И несмотря на то, что сегодня между Русской и Константинопольской Церквами продолжается самый настоящий раскол, нам очень важно погрузиться в нашу общую церковную историю, главным уроком которой должно стать осознание важности сбережения наших общих святынь. А все наши непонимания и разделения важно преодолевать по слову святого первоверховного апостола Павла:

А теперь вы отложите всё: гнев, ярость, злобу, злоречие, сквернословие уст ваших; не говорите лжи друг другу, совлекшись ветхого человека с делами его и облекшись в нового, который обновляется в познании по образу Создавшего его, где нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но всё и во всём Христос.

Михаил Тюренков

Комментарии