«Константинополь должен быть наш» – русская мечта

«Константинополь должен быть наш» – русская мечта
Фото: Straesser, H./Globallookpress

Если Святую Софию сделают мечетью, то вскоре Стамбул станет Константинополем. Русский взгляд на неоосманизм. И его неизбежные последствия для Турции.

Будучи почти 500 лет придворной мечетью османских султанов, Святая София была в 1934 году переделана Ататюрком в музей. Символически порвав историческую связь выстраиваемой им светской Турции с Османской Империей.

Современный президент Турции Эрдоган, называющий своих сторонников «потомками османов», недавно вновь заговорил о превращении собора Святой Софии в мечеть. 2 июля этот вопрос будет рассматривать Государственный совет Турции. Эти намерения вызывают не только в православных странах, но в самой Турции известные тревожные ожидания. На Балканах хорошо помнят многочисленные предсказания, связанные с храмом Святой Софии и возвращением Константинополя в православные руки.

К оглавлению

Россия как Срединная Империя

О каждом народе есть свой особый промысел Божий. Известная только Царю Небесному историческая земная задача, которая поручается к исполнению тому или иному народу на Земле.

Когда же «наполняется мера беззаконий» народа, вследствие безнравственности, несправедливостей или жестоких отношений к другим народам, Бог производит суд над ним. Турция рискует быть взвешена на этих нелицеприятных судейских весах и может оказаться слишком лёгкой, чтобы продолжить дальнейшее своё существование. И её территория станет добычей соседних народов.

Россия, как наследница Византии, как Третий Рим в этом случае, не останется без своего законного достояния.

Великий Д. И. Менделеев писал: «Россия – более чем какая-либо иная страна – Срединное Царство, заинтересованное в ходе и направлении международных отношений» (Дополнения к познанию России. СПб., 1907. С. 17.)

На Балканах хорошо помнят многочисленные предсказания, связанные с храмом Святой Софии и возвращением Константинополя в православные руки. Фото: salajean/Shutterstock

Именно в силу своего срединного положения между Западом и Востоком, являясь Севером по отношению к Югу, Россия во многом открыта всем внешнеполитическим течениям мировой политики.

Русское государство на протяжении пятисот лет было активным участником во многих международных противостояниях. А русская колонизация, вслед за политикой, шла по направлению к своим естественным границам, т.е. «от моря до моря».

Собственно, малоазийско-кавказская колонизация, направленная в меридиальном направлении (т. е. с севера на юг), как её называет русский политический географ В. П. Семёнов-Тян-Шанский, существовала в исторической действительности начиная с первых русско-турецких войн.

Мировая история показывает, что уклонение государства от активной внешней политики приводит к внутреннему ослаблению и упадку. Экономная закрытость, поглощённость только внутренними интересами уменьшает жизненные силы народов и приводит их в конечном итоге к неспособности даже защищаться. Именно для сохранения и увеличения своего государственного могущества Россия должна вести активную мировую политику.

Русские люди существуют в своей истории, в разных ипостасях и как имперские строители своего государства, и как национальный культурный союз, и как крупнейшая часть Православного мира Вселенской Церкви.

Собственно, русские цивилизационно и родились как церковная национальность, православная общность, для которых русский сектант или воинствующий русский атеист не воспринимается как русский, в отличие от православных людей других национальностей. Глубоко церковное русское сознание осознанно молится, воздавая хвалу Пречистой Богородице за избавление в IX столетии Царьграда от нашествия нечестивых (проторусских) язычников и потоплении их в волнах Чёрного моря.

А потому современные события в Турции, связанные со святыней православного христианства, не пустой звук для русского сердца.

К оглавлению

Долгая русская дорога в Константинополь

С конца XVI века постоянные набеги крымского хана, вассала турецкого султана, обращают внимание Москвы к делам на южном направлении.

При первых Романовых покровительство православным на Востоке становится важным и постоянным принципом русской восточной политики.

Уже князь Потёмкин предлагает смелый «Греческий план» разгрома турок и образования Греческого царства во главе с Великим князем Константином Павловичем, братом будущего Императора Александра I.

Именно при Императрице Екатерине II было сломано турецкое представление о Чёрном море как о внутритурецком водоёме. Великая задумка началась с присоединения в 1783 году Крыма, Тамани и Кубани. Завоевание Крыма было только началом «Греческого плана», что подтверждает надпись, сделанная на воротах Севастополя в 1787 году, во время путешествия Императрицы: «Дорога в Константинополь».

Павел I, в целом не склонный к следованию екатерининским начинаниям, в отношении «Греческого плана» шёл в том же направлении. Написанная по его поручению записка Ростопчина продолжала греческую идею Императрицы. Турцию предполагалось разделить между нами и французами. Её балканские владения с архипелагскими островами должны были составить Греческую республику, а затем соединиться с Российской Империей.

Его сын, император Александр I, следуя написанной графом Румянцевым записке «Общий взгляд на Турцию», так же рассчитывал на овладение Константинополем с окрестностями.

Да, собственно, и вся последующая русская политика на Балканах стремилась к освобождению угнетённых православных народов, к захвату проливов Босфора и Дарданелл и взятию самого Константинополя. Русские славянофилы, почвенники, консерваторы все писали и единогласно действовали в фарватере восточной русской политики. Фёдор Михайлович Достоевский сформулировал в своём дневнике это стремление как национальный лозунг: «Константинополь должен быть наш».

Последующие императоры – и Александр III, и Николай II – строили планы русских десантов по захвату Константинополя. По договорённостям с союзниками после победы в Первой мировой войне Российская Империя должна была, наконец, получить и проливы, и Константинополь.

Русский философ князь Е. Н. Трубецкой в 1915 году говорил:

Константинополь – та купель, из которой предки наши приняли крещение, и место нахождения великой православной святыни, которая оказала могущественное определяющее влияние на духовный облик православной России. Я говорю, разумеется, о храме святой Софии, превращённом турками в мечеть. Волею судеб именно с этим храмом связано самое глубокое и ценное, что есть в нашей душе народной, – центральная идея русской религиозности, а по тому самому – и религиозная миссия России – та её евангельская жемчужина, ради которой она должна быть готова отдать всё, что имеет». Князь-философ не забывал и о материальной составляющей: «Едва ли не три четверти вывозимого нами хлеба проходит через проливы; и, стало быть, вопрос о проливах есть вместе с тем вопрос обо всём экономическом настоящем и будущем России, о возможности для нас других кормить и самим этим питаться.

Знаменитый русский богослов митрополит Антоний (Храповицкий) в своей статье «Чей должен быть Константинополь?» уже строил послевоенные планы на восстановление Византийской Империи, объединение всего греческого народа в одном государстве и совместном с Российской Империей натиске дальше на юг, на Ближний Восток. Соединение нашего Кавказа железными дорогами с Сирией и Палестиной и заселение русскими людьми этих территорий, в помощь православным арабам. Митрополит был уверен, что «не пройдёт и десяти лет, как вся Палестина и Сирия обратятся в Владимирскую или Харьковскую губернию».

Современные события в Турции, связанные со святыней православного христианства, не пустой звук для русского сердца. Фото: Jochen Tack/Globallookpress

На апрель 1917 года Государь Император Николай Александрович планировал овладеть Царьградом. Но революция уничтожила все старания Русской Императорской армии и спасла Турцию от стратегического поражения.

Тем временем греческие войска во время Малоазийского похода (1919–1922) почти дошли до новой турецкой столицы Анкары. Но пришедший в России к власти Ленин со своими большевиками спас турецких революционных кемалистов поставками оружия и деньгами: 10 млн руб. золотом, более 33 тысяч винтовок, около 58 млн патронов, 327 пулемётов, 54 артиллерийских орудия, более 129 тысяч снарядов, полторы тысячи сабель, 20 тыс. противогазов, 2 морских истребителя и «большое количество другого военного снаряжения». Победа кемалистов закончилась массовой резнёй христиан и эмиграцией оставшихся в живых.

К оглавлению

Эрдоган может стать могильщиком Турции

Президент Эрдоган думает, что превращением Святой Софии из музея в мечеть он сможет дать некий симметричный ответ США в отношении передачи Голанских высот Израилю. На самом же деле этот шаг никоим образом не может впечатлить или огорчить ни США, ни тем более Израиль. А вот создать напряжённость со своими православными соседями вполне может, так как Царьград с его Собором Святой Софии является святыней именно православного мира.

Сегодня история возвращается на круги своя. Повторяется, только в убыстрённом варианте. Крым с Севастополем вновь вернулись в состав России. Дорога в Константинополь, открытая Императрицей Екатериной II, вновь в наших руках. Путь открыт. И Эрдоган своими необдуманными шагами может подтолкнуть колесо истории. Стать невольным могильщиком Турции.

Смолин Михаил

Комментарии