4 ноября – Празднование в честь Казанской иконы Божьей Матери

4 ноября – Празднование в честь Казанской иконы Божьей Матери

С самого начала, задолго до объявления его государственным праздником, он был для православных россиян не только церковным, но и общенациональным торжеством.

Церковно-государственным праздник в честь Казанской иконы Богородицы становится с 1649 года, когда царь Алексей Михайлович повелел отмечать не только день ее явления, 8 июля (21 июля н.ст.), но и 22 октября (4 ноября н.ст.), в память избавления Москвы и России от поляков.

Он праздновался в течение трех столетий, вплоть до 1917 года. С приходом советской власти традиция отмечать освобождение Москвы прервалась. И только в 2005 году многовековой праздник Русской Церкви вновь стал государственным — 4 ноября 2005 года впервые отмечался День народного единства, известный всем православным как «осенняя Казанская». И Церковь, и государство вспоминают в этот день одно событие: освобождение Москвы от поляков в 1612 году, конец Смутного времени.

«Мы празднуем сегодня день победы, которая явилась результатом сплочения нашего народа, силы духа и силы веры. Как замечательно, что именно этот день избран в качестве государственного праздника – Дня народного единства. Какой еще пример мог бы послужить объединению людей, как не тот, что явлен нам в чудодейственном освобождении Руси от погибели?» (Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, «Слово после Божественной литургии в праздник Казанской иконы Божией Матери», 4 ноября 2010 года, Казанский собор на Красной площади).

Прославление иконы, ставшей для нас «иконой-спаситель­ницей», связано с трагическими событиями «Смутного времени». В 1605 г. умирает Борис Годунов; московские воеводы-предатели убива­ют его сына Федора, и в столицу въезжает Лжедмитрий I. Правда, через год он убит. Царем избран Василий Шуйский (1606–1610), но смута продолжа­ется. В 1608 г. появляется Лжедмитрий II; войска Шуйского разбиты. Начина­ется прямая интервенция: в 1609 г. польские оккупанты осаждают Смоленск, Троице-Сергиев монастырь под Москвой и вскоре входят в столицу. По дотла разоренному царству бродят ватаги разбойников и мароде­ров. В 1610 г. Шуйский свергнут; изменники-бояре избирают польского королевича Владислава на Московское царство. Православная Русь на краю гибели. Казалось, всё кончено. Но государство было спасено Церковью.

Троице-Сергиев монастырь не был взят, и позднее его келарь Авраамий Палицын, участник того страшного времени, высказал свой взгляд на причины смуты. Они кроются в грехах русских людей пред Богом. Главный же грех – это «всего мира безумное молчание»: подавление общественной инициативы, обернувшееся губительным для страны социальным эгоизмом. В решающий момент, оставшись без законного царя, «безумно молчащее» русское общество не смогло достойно перенести испытание и распалось на противоборствующие группы, руководимые своекорыстными интересами. В итоге безначальная Русская земля «побрела розно». В этом и заключалась суть наказания Божьего: «и сего ради попусти ны (нам) в самовластии быти».

В Смутное время Русь уже была близка к полному разрушению и погибели. Опасность заключалась не столько в том, что иностранные войска вошли на территорию Руси и одержали ряд побед; даже не в том, что была захвачена Москва, а в том, что в сознании людей наступило полное смятение. Никто не знал, что нужно делать. Многие были готовы поддержать оккупантов, принять их власть, считая, что именно они смогут принести стране процветание и богатство. Отсутствие сильной центральной власти привело к тому, что огромное количество людей страдало от разбойников. Страна оказалась разрушенной, оскверненной, по дорогам бродили нищие, инвалиды, и не было никакой опоры на светскую власть, потому что самой власти не существовало.

И в этом смятенном состоянии духа вдруг был явлен источник духовного роста. Это был святой великомученик Ермоген, Патриарх Московский. Он находился в Кремле, в заточении у поляков, которые склоняли его к тому, чтобы поддержать их власть. В Церкви были и те, кто уже уступил их притязаниям, и одного слова Патриарха было бы достаточно, чтобы вся страна склонилась перед властью польского королевича. Но этого не произошло. Святой священномученик Ермоген предпочел избрать смерть, чем разрушить свое Отечество, и обратился с воззванием к людям, чтобы они собрались и дали отпор врагу. Он сумел тайно отправить в Нижний Новгород воззвание: «Пишите в Казань митрополиту Ефрему, пусть пошлёт в полки к боярам и к казацкому войску учительную грамоту, чтобы они крепко стояли за веру, унимали грабёж, сохраняли братство и, как обещались положить души свои за Дом Пречистой и за чудотворцев, и за веру, так бы и совершили. Да и во все города пишите, <…> везде говорите моим именем».

Нижегородцы откликнулись на призыв Первосвятителя. Собранное Кузьмой Мининым ополчение возглавил князь Димитрий Пожарский. Присоединившиеся к нему казанские дружины принесли с собой список с Казанской иконы и передали князю Димитрию с верой, что Пресвятая Богородица возьмёт ополчение под Своё покровительство. Перед Ее образом совершались молебны. Наши предки поняли, что все беды обрушились на страну за народные грехи, и стали готовиться к битве постом, молитвой и покаянием. После этого воинство двинулось на штурм оккупированной Москвы.

В ночь на 22 октября (по старому стилю) 1612 года томившемуся в плену архиепископу Арсению Элассонскому явился преподобный Сергий Ра­донежский и сказал: «Арсений, наши молитвы услышаны; заутро Москва бу­дет в руках осаждающих, и Россия спасена». Это радостное известие разле­телось по войскам, и, подкрепляемые силой Свыше, русские воины в этот же день штурмом взяли Китай-город, а через четыре дня польский гарнизон в Кремле капитулиро­вал.

Страшный зверь по имени «Смута» был повержен. В 1613 г. избрали за­конного царя – Ми­хаила Романова, сы­на будущего патри­арха Филарета (1619–1633), и Рос­сия стала возрож­даться. Поэтому именно в перелом­ный для судьбы страны день 22 октября (по старому стилю) стали совершать особое празднование в честь Казанской иконы Божией Матери. Сначала это был лишь московский праздник, а с 1649 года он справедливо стал всероссийским.

Икона Казанской Богородицы — одна из наиболее почитаемых, относится к типу Одигитрия, что означает «указующая путь». По преданию, первообраз этой иконы был написан апостолом Лукой. Основной догматический смысл этой иконы — явление в мир «небесного Царя и Судии». Богородица изображается огрудно, в характерных одеждах, с небольшим наклоном головы к Младенцу. Младенец Христос представлен строго анфас, фигура ограничена по пояс. На явленной в Казани иконе Христос благословляет двумя перстами, но в некоторых поздних списках встречается именословное перстосложение.

Богослужение Праздника Казанской иконы Богородицы. Считается, что именно Патриарх Ермоген написал службу праздника явления Казанской иконы Богородицы. «Заступнице усердная, Мати Господа Вышняго, за всех молиши Сына Своего, Христа Бога нашего…» — говорится в тропаре празднику.

Тропарь, глас 4:

Заступнице усердная, Мати Господа Вышняго, за всех молиши Сына Своего Христа Бога нашего, и всем твориши спастися, в державный Твой покров прибегающим. И всех нас заступи, о Госпоже Царице и Владычице, иже в напастех и скорбех, и в болезнех обремененных грехи многими, предстоящих и молящихтися умиленною душею, и сокрушенным сердцем, пречистому Твоему образу, чудотворныя иконы со слезами, и невозвратно надежду имущих на Тя, избавитися от всех зол. И всем полезная даруй, и вся спаси Богородице Дево. Ты бо еси Божественныи покров рабом Твоим.

Кондак, глас 8:

Притецем людие к тихому сему, и доброму пристанищу, скорой Помощнице, готовому и теплому спасению покрову Девы. Ускорим на молитву, и потщимся на покаяние. Источает бо нам неоскудныя милости, Пречистая Богородица, варяет на помощь, и избавляет от великих бед и зол, благонравныя и богобоящияся рабы Своя.

По материалам открытых источников

Комментарии