Какой рейтинг у Лукашенко: мутные воды белорусской социологии

Какой рейтинг у Лукашенко: мутные воды белорусской социологии

Одним из наиболее интригующих вопросов президентской кампании в Беларуси стали рейтинги кандидатов в президенты. Предвыборная социология является неотъемлемой частью избирательных кампаний в демократических обществах. Но в Беларуси ситуация в этой области особенная.

Независимой социологии в современной Беларуси как таковой нет. Наиболее известными негосударственными центрами, занимавшимися социологическими исследованиями, были Независимый институт социально-экономических и политических исследований (НИСЭПИ) и Белорусская аналитическая лаборатория А. Вардомацкого.

И тот, и другая базируются за пределами Беларуси (НИСЭПИ — в Вильнюсе, лаборатория Вардомацкого — в Варшаве) и проводить замеры предвыборных настроений в белорусском обществе не могут.

Среди официальных структур фактической монополией в этой области обладает Институт социологии НАН РБ. Право проводить замеры общественного мнения в предвыборный период также получил аналитический центр Ecoom, однако и эти организации не спешат баловать общественность регулярными цифрами. Естественно, все это способствует распространению всевозможных слухов и домыслов об уровне популярности кандидатов.

К оглавлению

Почему безмолвствуют социологические службы

Публичная социология, особенно в предвыборный период, — инструмент обоюдоострый. По большому счету, это способ не столько отражения, сколько формирования политической реальности. Цифры, озвученные социологами и подкрепленные авторитетом науки, сами по себе способны повлиять на общественные настроения и изменить их в ту или иную сторону.

Поэтому предвыборный сезон становится временем настоящих войн социологов, когда разные службы публикуют данные, порой расходящиеся весьма существенно.

Естественно, здесь всегда возникает проблема ангажированности социологов — как говорится, кто платит, тот и заказывает музыку. Конечно, речь идет не о тотальной фальсификации данных, но об их коррекции в сторону, выгодную заказчику.

Учитывая, что многие избиратели в силу природного человеческого конформизма склонны примыкать к большинству, подобные цифры, вброшенные в публичное пространство, вполне способны повлиять на электоральное поведение. Получается своего рода самосбывающееся пророчество.

Учитывая, что белорусские выборы 2020 года проходят в специфической обстановке накопившегося общественного недовольства и ожиданий перемен со стороны политически активной части общества, можно не сомневаться, что альтернативные кандидаты могли бы получить мощную поддержку со стороны «независимой» социологии, которая рисовала бы им убедительные цифры поддержки, тем самым «помогая» избирателям определиться с выбором в нужном направлении. Поэтому ограничения в отношении «независимых» социологов выглядят вполне логичными с точки зрения белорусской системы власти.

Очевидно, по этой же причине были ограничены и опросы на популярных информационных порталах.

Эти опросы, не будучи репрезентативными, являются еще более подверженными манипуляциям, чем «академическая» социология, а по воздействию на сознание аудитории, пожалуй, даже более эффективны.

Ведь порталы типа tut.by или onliner в Беларуси читают практически все. Напомним, до момента запрета на подобные опросы они показывали уверенное доминирование альтернативных кандидатов над Александром Лукашенко, причем по этим данным Виктор Бабарико имел шансы одержать победу уже в первом туре.

На этом фоне официальная социология «рисует» совершенно иную картину. Делает она это весьма дозированно и нерегулярно, никакого еженедельного публичного мониторинга не проводится.

Возможно, белорусские власти сочли, что в отсутствие альтернативных данных официальная социология будет вызывать излишние раздражение и неприятие у разогретой оппозиционной части общества, и решили вывести социологический фактор за скобки этой избирательной кампании.

Тем не менее некоторые данные все же просачиваются. Цифры озвучивал в том числе сам Лукашенко со ссылкой на Оперативно-аналитический центр при президенте Республики Беларусь. По этим данным, рейтинг действующего главы государства составил 76%, то есть Лукашенко ждет очередная электоральная победа с разгромным счетом.

Центр Ecoom опубликовал несколько более скромные цифры — 69%, однако и это выглядит более чем солидно.

К оглавлению

Три процента?

Если официальная социология прочит убедительную победу Александру Лукашенко с привычным для него результатом, то риторика оппонентов действующей власти строится на утверждении о том, что рейтинг главы государства переживает катастрофический обвал.

Отправной точкой для этого стали как раз онлайн-опросы порталов tut.by и onliner, которые продемонстрировали рейтинг Лукашенко на уровне 5–7%. Впоследствии эти цифры были «округлены» до 3%, превратившись в мем, активно продвигаемый оппозиционными силами.

Очевидно, что никакой реальной социологии за этой цифрой не стоит, и она имеет сугубо политтехнологический смысл, программируя протестное голосование и побуждая избирателя примкнуть к воображаемому большинству в 97%.

Шумные протестные акции, широко освещавшиеся в негосударственных СМИ и соцсетях, также были призваны создать картинку, в которой недовольные и протестующие белорусы составляют убедительное большинство.

В действительности битва идет за пассивное электоральное большинство, составляющее основную базу Лукашенко. Программа действующего президента традиционно строится на апелляции к стабильности и предсказуемости, относительной социальной справедливости, наличию пусть небольшого, но гарантированного заработка.

При этом глава белорусского государства всегда играл на контрасте с соседями («олигархической Россией» или «майданной Украиной»), стремясь представить олицетворяемый им курс в максимально выгодном свете. Еще одна точка отсчета, от которой отталкивается Лукашенко в своих предвыборных выступлениях, — это 1990-е годы, рисуемые им в максимально апокалиптическом свете.

Долгие годы массовый белорусский избиратель в целом поддерживал этот курс, не видя привлекательной альтернативы.

Память о «лихих 90-х» и нестабильность у соседей (реальная или мнимая) были хорошими стимулами, чтобы дорожить имеющейся синицей в руках и не гнаться за сомнительными журавлями в небе.

Сегодня настроения в обществе меняются. В республике вырос новый городской класс с повышенными запросами и ожиданиями. Молодое поколение, входящее в пору социальной активности, уже не помнит «лихих 90-х», образ которых становится все более мифологизированным и недостоверным.

Электоральное большинство, к которому привычно апеллирует глава белорусского государства со своим набором установок, имеет явную тенденцию к сокращению и размыванию.

Этим пытается воспользоваться новая белорусская оппозиция, консолидирующаяся вокруг Светланы Тихановской — единственной из «большой тройки» альтернативных кандидатов, сумевшей пройти сквозь горнило белорусского ЦИК. Позитивной программы у нее нет. Собственно, никто особо не скрывает, что задача Тихановской — стать техническим временным президентом, который проведет конституционную реформу и объявит новые «честные» выборы, в которых примут участие те, кто сейчас был снят с дистанции.

Под знамена Тихановской пытаются привлечь всех недовольных, создав тем самым критическую массу, которая сможет переломить электоральную ситуацию.

В этой обстановке многое будет зависеть от электорального «болота» — людей, не определившихся в своих симпатиях.

Думается, таких сейчас немало, ведь выбор, предлагаемый белорусскому избирателю, не выглядит особо вдохновляющим. Либо сохранение существующей модели, явно достигшей пределов роста и вступившей в период стагнации, либо «перемены любой ценой», чреватые непредсказуемыми последствиями и потрясениями.

Всеволод Шимов

Комментарии