Шантаж и ненависть в Брюсселе: лидеры ЕС сцепились из-за денег

Шантаж и ненависть в Брюсселе: лидеры ЕС сцепились из-за денег

Лидеры Евросоюза не могут согласовать параметры нового семилетнего бюджета и антикризисного фонда ЕС. Исторический саммит в Брюсселе продолжается уже четвертый день. Самое громкое заявление на его полях сделал премьер-министр Венгрии Виктор Орбан, который предположил, что глава правительства Нидерландов испытывает к нему чувство ненависти. Их личный конфликт — только вершина айсберга, под которой скрываются фундаментальные противоречия европейской интеграции.

Первый за время карантина саммит европейских лидеров стартовал в пятницу. К концу третьего дня согласовать итоговые документы стороны так и не смогли. Утром 20 июля заседание возобновилось, затем его перенесли на 16.00.

Судя по информации, которая просачивается в СМИ, неурегулированными остаются несколько вопросов. И все они связаны с идеей Макрона и Меркель о создании временного фонда восстановления европейской экономики.

Никто из участников саммита не спорит, что Евросоюзу в ближайшие годы понадобится такой инструмент, но его концепцию разные страны видят по-разному.

Юго-восточный блок — Италия, Испания, Польша, Венгрия — рассматривает новый фонд как очередной инструмент перераспределения денег. Наполнять его будут главным образом богатые страны, а получателями помощи станут те, кто в ней больше всех нуждается.

Против этого подхода выступает «бережливая четверка» — Австрия, Дания, Нидерланды и Швеция. Во-первых, их не устраивает размер фонда, который предположительно должен достигать 750 миллиардов евро. Не слишком ли жирно?

Во-вторых, «бережливые» настаивают на выделении средств в виде льготных кредитов, а не безвозвратных грантов. Схема простая: получатели финансовой помощи должны выбраться из кризиса, восстановить экономику и заплатить по счетам. В противном случае у Евросоюза увеличится общий долг, погашение которого станет бременем для стран-доноров.

«Наше главное требование заключается в том, чтобы не возникло долгосрочного долгового союза. Конечно, мы хотим проявить солидарность, но нам нужно также не забывать об интересах австрийских налогоплательщиков», — поясняет канцлер Австрии Себастьян Курц. В общем, дружба дружбой, а табачок врозь.

Еще одна общая позиция Австрии, Дании, Швеции и Нидерландов сводится к тому, что деньги из фонда восстановления должны предоставляться под гарантии проведения определенных экономических реформ. Тогда «доноры» смогут контролировать использование финансовой помощи «иждивенцами» и направлять ее в правильное русло.

Южане опасаются, что их банально хотят лишить суверенитета. Для Италии, которая в последние годы громче всех возмущается финансово-экономическим диктатом Брюсселя, это вообще больная тема.

Ожидаемо остро стоит вопрос привязки субсидирования стран ЕС к соблюдению ими норм правового государства.

По мнению той же «четверки», деньги из нового фонда должны выдаваться только тем, кто соблюдает принципы верховенства права. О ком конкретно идет речь, догадаться нетрудно: за пренебрежение европейскими ценностями Брюссель регулярно критикует Польшу и Венгрию.

В частности, правящую польскую партию «Право и справедливость» уличают в нарушении принципа разделения властей и стремлении контролировать судебную систему. Виктору Орбану выставляют целый набор претензий: те же суды, коррупция, свобода слова, свобода вероисповедания, права мигрантов и так далее.

Обеим странам Евросоюз угрожал санкциями, против Польши даже была запущена процедура применения седьмой статьи Лиссабонского договора, которая предусматривает наказание в виде лишения права голоса в Совете ЕС.

Поэтому разговоры о верховенстве права при обсуждении финансовых вопросов Варшава и Будапешт воспринимают как очередную попытку шантажа.

«По этой теме бой идет между Голландией в красном углу и Венгрией в синем. Я не знаю, почему, но премьер Голландии очень хочет наказать Венгрию деньгами. Я же предлагаю принять фонд восстановления в том виде, в каком мы его можем принять сейчас, а потом разработать отдельную позицию по верховенству права в Венгрии, если на это у саммита будет время», — заявил Виктор Орбан.

Венгерского премьера можно назвать главным ньюсмейкером саммита. Если остальные политики стараются не выносить сор из избы, то он откровенно говорит о конфликте с представителем Нидерландов Марком Рютте: «Не знаю, какая у премьер‑министра Нидерландов личная причина ненавидеть меня или Венгрию, но его нападки весьма жестоки и он ясно дает понять, что раз, по его мнению, Венгрия не соблюдает принцип верховенства права, то ее нужно наказать за это финансово. Такова его позиция, и она неприемлема, поскольку нет официального решения о ситуации с верховенством права в Венгрии».

Позже Орбан добавил, что если соглашения достичь не удастся, то «это будет по вине парня из Нидерландов».

«Парню», кстати, в феврале стукнуло 53 года, правительство одной из стран — основательниц ЕС он возглавляет уже десять лет. Но обиженный венгерский премьер демонстративно не называет его по имени, будто речь идет о каком-то «второсортном» политике.

В общем, к фундаментальным вопросам европейской интеграции добавился и личный конфликт лидеров двух государств. Хотя это только вершина айсберга.

Публичные заявления других участников саммита свидетельствуют о том, что за закрытыми дверями царит отнюдь не дружественная атмосфера.

К примеру, премьер-министр Италии Джузеппе Конте заявил, что Европа «находится под шантажом «экономистов»» (то есть экономных стран — Австрии, Дании, Швеции и Нидерландов).

Информагентство Reuters определило Марка Рютте как «человека, ответственного за весь беспорядок на встрече». Впрочем, роль премьер-министра Нидерландов переоценивать не стоит.

Он просто выступает «фронтменом» целой группы государств, которая не ограничивается «бережливой четверкой».

Известно, что к позиции Дании, Австрии, Швеции и Нидерландов тяготеют Финляндия и Бельгия.

Идеи финансовой дисциплины не чужды и Ангеле Меркель. Изначально руководство ФРГ выступало против выпуска «коронабондов» — общеевропейских долговых обязательств. Это решение поддерживали и правящий Христианско-демократический союз (ХДС), и парламентская оппозиция.

«Как бы ни назывались эти «бонды», речь идет о спасении изжившей себя нынешней системы. Но на дохлой лошади далеко не уедешь. Если ЕС начнет выпускать «коронабонды», он просто выстрелит себе в голову», — говорил в интервью аналитическому порталу RuBaltic.Ru депутат Бундестага от партии «Альтернатива для Германии» Вальдемар Гердт.

Та концепция фонда восстановления европейской экономики, которую отстаивают страны Южной и Восточной Европы, — это те же «коронабонды», только в профиль.

Поэтому Меркель не заявляет об однозначной поддержке «расточительного» лагеря, оставаясь над схваткой.

Заключение договоренностей по новому бюджету и фонду — это лишь вопрос времени. Никто из участников саммита не собирается торпедировать общеевропейский корабль в разгар тяжелейшего экономического кризиса.

Но после подписания итоговых документов проблемы Евросоюза никуда не денутся. Ближайшие годы странам ЕС придется жить в атмосфере неприязни, которая царит на встрече в Брюсселе.

Алексей Ильяшевич

Комментарии