Голосование по поправкам в Конституцию: российские либералы окончательно капитулировали перед патриотическим большинством

Голосование по поправкам в Конституцию: российские либералы окончательно капитулировали перед патриотическим большинством

Российские либералы признали, что власть окончательно разгромила полностью дискредитирующую себя оппозицию. Об этом на своей страничке в Facebook пишет профессор Высшей Школы Экономики, журналист и политолог Сергей Медведев.

Несмотря на спорность многих его суждений, приводим этот текст полностью, потому что он позволяет понять, что никаких шансов у Навального и его компании в России уже не осталось.

«В ФБ идут арьергардные бои по поводу прошедшего голосования, фрондеры храбро постят фото бюллетеней с жирной галочкой в графе „против“, протоколы с участков, где больше „нет“, чем „да“, рассуждают о том, что „в реальности“ до 50% населения отказали Путину в мандате, что голосование стало позорищем и что у режима исчерпан ресурс легитимности. Некоторые даже считают происшедшее виртуальной „победой“ оппозиции, показавшей власти масштаб недовольства. Все это совершенно справедливо, и все это не имеет ровным счетом никакого значения.

Да, позорище. Да, отказали. Да, недовольство Путиным проникло в глубинные слои населения, где раньше его и духу не было, — но все это, уж простите, не имеет политического значения, как, например, недовольство простого работяги Советской властью в 1970-е.

По поводу легитимности хорошо написал Владимир Гельман, легитимность не в том, что „одобряют“ или „дают мандат“, это все понятия из мира конкурентной и репрезентативной политики, а в России нет политики как таковой; легитимность — это готовность подвластных подчиняться власти независимо от того, как они к ней относятся. Володя приводит пример неблагополучной семьи, где муж пьет, бьет жену, изменяет и забивает на дом и детей — однако жена его терпит: то ли в силу привычки (традиционная легитимность), то ли в силу веры в то, что ее муж особенный (харизматическая легитимность), то ли из понимания, что в случае развода издержки будут еще выше (рациональная легитимность). В этом смысле, говорит Володя, семья легитимна, оба ненавидят друг друга, но готовы продолжать отношения в силу указанных выше причин. Это примерно, как с водкой: ненавижу, но пью.

— Водки хочешь?

— Не хочу.

— А пить будешь?

— Буду.

Вот так и у нас. „Ежики, плакали, кололись“, и далее по тексту. Вот это и есть подлинная, экзистенциальная, легитимность власти, а не вот эти все экзит-поллы и фокус-группы.

Более того. Власть не только подтвердила свою легитимность, она подтвердила принципиальную управляемость системы в условиях возросших рисков и неопределенности. В чем суть управляемости? Как правильно заметил Симон Кордонский, она не в каких-то операциях над „реальностью“, она в правильной статистике. Вот, например, коронавирус — большая часть усилий государственной машины свелась к генерированию правильной статистики, которую, скрипя зубами, все согласились принимать к сведению — с кучей оговорок и разоблачений фальсификаций — но в итоге это те цифры, что мы слушаем с утра по радио и которыми оперируют на международной арене: т. е. статистическая война с вирусом была выиграна. Ибо статистика — это единственная реальность власти (как, кстати, и в СССР), а что там происходит в больничках „на самом деле“ интересует, как говорит Симон, „только всяких диссидентов“.

Точно так же была выиграна статистическая битва за поправки, причем с хирургической точностью: требовалось обеспечить более 50% голосов от всего состава избирателей — вышло именно 50.7%.

Была создана сложнейшая машина натяжек, вбросов, принуждения, стимулирования, имитации, созданы инновационные инструменты онлайн-голосования, досрочного, надомного, дворового голосования, голосования на пеньках, козлах. досках для нард, были вовлечены в эту машину десятки тысяч людей за малую мзду или просто под страхом увольнения, и весь этот балаган с шумом, свистом и балалаечным перебором — сработал! Более того, он окончательно карнавализовал демократическую процедуру и теперь будет использоваться снова и снова как суверенная технология легитимации.

Итак, по результатам голосования, да и вообще всего первого полугодия 2020-го, надо поздравить Кремль: власть справилась. То, что в марте-апреле казалось налетом стаи черных лебедей — коронавирус, локдаун и социальный кризис, мировая рецессия, катастрофическое падение цен на нефть, не ко времени задуманное голосование по поправкам, нарастающее недовольство властью — все это небывалое совпадение преимущественно внешних обстоятельств, которое, казалось, было способно подорвать самые основы режима — так вот, этот кризис-2020 власть пережила и показала свою фундаментальную устойчивость: и эпидемиологическую, и нефтяную, и бюджетную, и электоральную.

Даже в самых неблагоприятных и непредвиденных обстоятельствах Путин смог исполнить два своих главных каприза: военный парад и голосование по обнулению, все прошло, как по маслу, какие еще нужны доказательства легитимности?

Одновременно оппозиция никак не смогла капитализировать этот беспрецедентный кризис, использовать эту возможность, да и вообще заявить о себе (кроме Пяти шагов Навального) — и боюсь, дело далеко не только в локдауне, который запер людей по домам: 2020-й подтвердил окончательный разгром политической оппозиции. Ну и, наконец, население, от которого „к лету“ ждали волны народного гнева, всех этих толп голодных, разоренных, измученных карантином и обманутых поправками — отлично все переварило, толпы ринулись в парки, торговые центры и поглазеть на парад и салют. Итого: вирус — запрятан, поправки — приняты, власть — справилась, оппозиция — провалилась, население — проглотило. Просто идеальный для Кремля исход, который три месяца назад предсказать было сложно. Государство может поздравить себя и уйти в заслуженный летний отпуск.

На фоне этого зачищенного политического пейзажа я бы не особо слушал тех, кто сейчас говорит, что власти придется столкнуться с „новыми недовольными“, с „30-40-50% протестного электората“ и т. д. — точно то же самое говорили о среднем классе в нулевых, о „рассерженных горожанах“ и „креативном классе“ в 2011—2012 гг., и где теперь тот класс — даже Флорида от него отказался.

Но я бы также не слушал тех, кто говорит, что в условиях дефицита легитимности власть пойдет на обострение, закручивание гаек дома или на новые военные авантюры в ближнем зарубежье, чтобы обновить мобилизационную повестку — никакая новая мобилизация не нужна, схватка прекращена за неявкой противника.

Нас ждет ровно то же самое болото с блуждающими голубыми огоньками, в котором мы пребывали до конца 2019-го, — но теперь еще и с вынутой интригой „транзита власти“: медленное гниение на более низком уровне благосостояния (вспоминается анекдот „не гони волну!“), точечные всплески репрессий, урчание невидимых чудовищ, грызущихся за остатки бюджетных средств, и лопающиеся пузыри болотного газа.

Но есть и хорошие новости. Из надежных источников слышал, что когда в 2034 г. будут голосовать за новое обнуление сроков, одноразовые выплаты семье на ребенка увеличат до 15 тыс рублей!»

Комментарии