Прибалтика боится говорить о протестах в США

Прибалтика боится говорить о протестах в США

Страны Балтии выпали из Западного мира в вопросе о массовых протестах чернокожего населения в США. Прибалтийские столицы стоически игнорируют новости из-за океана, СМИ их практически не освещают, политики почти не высказываются о беспорядках, на улицах Литвы, Латвии и Эстонии не проходит акций в поддержку американских протестов, как в других европейских странах. Своим отсутствием реакции Прибалтика показывает, что не является полноценной частью Западного мира, а происходящие в нем внутренние процессы не вызывают у прибалтийских властей ничего, кроме страха, что США теперь не до защиты союзников по НАТО от «русской угрозы».

Официальные Вильнюс, Рига и Таллин третью неделю не могут сформулировать свое отношение к беспорядкам в США. Это нонсенс, потому что в иных ситуациях Литва, Латвия и Эстония высказывают свое драгоценное мнение по самым отдаленным от их региона международным процессам, чтобы «голос Балтии был слышен».

Не было еще случая, чтобы российская либеральная оппозиция устроила в Москве большую «бузу» и из Прибалтики на это не последовал призыв «уважать мирный протест». Даже если протест — не мирный.

Здесь же как будто вовсе протеста нет.

Для союзников США в Европе подобная реакция (точнее, ее отсутствие) нетипична. Западная Европа восприняла американскую историю как свою, внутреннюю.

Ситуацию в США прокомментировали канцлер Германии Ангела Меркель (заявила, что убийство Джорджа Флойда и расизм ее ужасают), премьер-министр Великобритании Борис Джонсон (осудил действия американской полиции), президент Франции Эммануэль Макрон (осудил расизм, но при этом поддержал полицию, которая занимается защитой правопорядка). Лидеры стран Восточной Европы предпочитают держать рот на замке.

Так выглядит реакция «сверху». Реакция «снизу» еще интереснее. Массовые акции в поддержку выступлений афроамериканцев прошли даже в Финляндии и Польше — странах, которые уж точно не упрекнешь в том, что в прошлые века они промышляли в Африке работорговлей.

Что уж говорить о бывших колониальных империях Европы. Бельгию, Германию, Италию, Нидерланды, Францию сотрясли протесты, временами столь же массовые, как в США, и в некоторых случаях перерастающие в такие же, как у американцев, погромы.

Страны Балтии на таком фоне предстают приживалками в чужом дому: к Западному миру они исторически не принадлежат, его проблемы своими не воспринимают, все их отношение к бунту чернокожего населения США сводится к страху того, что теряющему могущество сюзерену теперь будет не до Прибалтики, изнывающей под гнетом «русской угрозы».

Нет даже конъюнктурной реакции, и нет по той же причине: страшно. В Восточной Европе доминируют национал-консервативные настроения; едва ли там сочувствуют всей душой грабящим магазины национальным меньшинствам и оправдывающим их левакам. Но вслух поделиться такими взглядами боязно.

А ну как в ноябре на президентских выборах в США победит Байден, и леваки станут частью американской системы власти? Прибалтийские политики один раз уже обожглись — в 2016 году, когда уверовали, что Дональд Трамп никогда не сможет стать президентом США, и не стеснялись в выражениях в его адрес.

С другой стороны, включить лицемерие на максимум и присоединиться к леволиберальному мейнстриму Западной Европы тоже не с руки. Во-первых, опять-таки никто не может дать гарантий, что в ноябре Дональд Трамп не переизберется на второй срок. Во-вторых, Прибалтике ли говорить про мультикультурализм, политкорректность и равноправие для национальных меньшинств?

Страны Балтии все больше славятся в мире тем, что «отмазывают» от участия в Холокосте и героизируют своих соотечественников, которые помогали немцам полностью «очистить» земли Прибалтики от еврейского населения.

Перед этим Латвия и Эстония славились как страны, которые построили свою государственность на дискриминации национальных меньшинств.

Почти все русские и русскоязычные этих стран — каждый четвертый житель Эстонии и каждый третий житель Латвии после «восстановления независимости» были поражены в фундаментальных правах. Они стали «негражданами», на местном жаргоне, что характерно, «неграми». Прибалтийские страны формировались как эталонные этнократии — на привилегированном положении титульного большинства и отторжении от собственности и власти «негров».

Единичные случаи прибалтийской рефлексии над погромами в США как раз выдаются обычно русскоязычными публичными деятелями и выводят на «русский вопрос». «Ах да, заголовок. Да, это намек. И вовсе не на «бронзовые ночи». Это намек на то, что всякий раз, когда мы самоутверждаемся за чужой счет, когда ограничиваем чужие права, когда притворяемся, что All Lives Matter, мы, как говорится, сеем ветер», — пишет депутат Европарламента от Эстонии Яна Тоом в статье «Неизвестный черный подонок», где отмечает, что «в Эстонии расизм есть, это не секрет».

Однако такие публикации именно что единичны. В целом прибалтийский истеблишмент выбирает молчание. Во всех отношениях.

В прошлом (и настоящем) Прибалтики хватает темных страниц.

Ее принципиальное отличие от США и Западной Европы состоит в том, что Литва, Латвия и Эстония не собираются говорить об этих страницах и тем более работать над историческими ошибками.

Прибалтийские фабрики фальсификации истории вроде Центра исследования геноцида и сопротивления жителей Литвы работают на утаивание фактов участия литовских «героев» — коллаборационистов в геноциде евреев.

Прибалтийские общественники устраивают травлю диссидентам вроде Руты Ванагайте и Вячеслава Титова, которые смеют утверждать, что «лесные братья» участвовали в Холокосте.

Прибалтийские политики сравнивают русских со вшами и не становятся за это изгоями. За язык ненависти их ожидают выговор на комиссии Сейма по этике и переизбрание на очередных выборах.

Прибалтийские дипломаты упражняются во лжи на международных площадках, рассказывая, что проблемы неграждан и вообще дискриминации русскоязычного меньшинства в их странах нет.

Все это происходит потому, что ни в культурном, ни в историческом отношении Прибалтика не является частью современного Запада.

На ее землях веками развивались совершенно иные процессы, нежели в Западной Европе, поэтому сейчас в прибалтийских обществах в помине нет тех тенденций, что наблюдаются в Бельгии, Франции или Соединенных Штатах Америки.

Литву, Латвию и Эстонию искусственно присоединили к Евросоюзу и НАТО с одной исключительной целью «сдерживания России».

Поэтому отношение Прибалтики к процессам в США и Европе сводится к страху того, что за внутренними проблемами Запад о «сдерживании России» просто забудет.

А значит, забудет и об отвечающей за это «сдерживание» Прибалтике.

Александр Носович

Комментарии