Русофобы в Литве терпят поражение за поражением

Русофобы в Литве терпят поражение за поражением

В литовской Клайпеде выпустили из тюрьмы обвиняемого в государственной измене общественного активиста Алексея Грейчуса. В тот же день литовский суд снова смягчил меру пресечения для другого обвиняемого в государственной измене — оппозиционного политика Альгирдаса Палецкиса. До этого в Литве провалилась попытка импичмента депутата Сейма Ирины Розовой, которую также подозревали в связях с Россией. Затеянные литовскими русофобами политические процессы с поисками «руки Кремля» трещат по швам одно за другим.

Многомесячная травля депутата Ирины Розовой на прошлой неделе закончилась тем, что бдительные литовские «патриоты» произвели неприличный звук в лужу. Сейм Литвы поставил точку в теме импичмента Розовой, отказавшись создавать специальную комиссию по снятию с должности депутата от «Русского альянса».

Инициировавшие процедуру импичмента литовские консерваторы так и не смогли предоставить ни единого факта, что Ирина Розова — агент Кремля.

С августа прошлого года, когда был раздут скандал вокруг участия депутата литовского Сейма в Межпарламентской ассамблее православия, на поиск компрометирующих политическую деятельницу материалов были брошены все силы литовских спецслужб. В поддержку импичмента публично высказывался президент Литвы Гитанас Науседа.

В итоге на Розову не смогли наскрести ничего, кроме того, что она русская, православная и общается с дипломатами посольства России. Для «ландсбергистов» этого более чем достаточно, а вот для закона — нет. Лишать женщину должности, на которую ее выбрали избиратели, оказалось решительно не за что. Громкий шпионский скандал закончился пшиком.

Дело идет к тому, что еще большим пшиком закончится на порядок более громкий скандал — уголовное преследование бывшего вице-мэра Вильнюса и главного диссидента страны Альгирдаса Палецкиса, которому власти Литвы предъявили обвинение в государственной измене.

В понедельник Шяуляйский окружной суд в очередной раз смягчил меру пресечения обвиняемому в шпионаже Палецкису, разрешив ему выходить из дома и передвигаться по Вильнюсу.

За два месяца до этого Палецкиса-младшего выпустили из тюрьмы после полутора лет заключения и поместили под домашний арест. Лидеру Социалистического народного фронта Литвы было запрещено полгода выходить из квартиры. На этой неделе отменен даже этот запрет.

Осенью 2018 года литовская власть прямо-таки стояла на ушах по поводу «дела Палецкиса». Сыну евродепутата, внуку первого руководителя советской Литвы, бывшему дипломату и кавалеру государственных наград Литовской Республики вменялась в вину подготовка к похищению литовских судей и прокуроров, а также планы по заданию российских спецслужб установить «прослушку» в кабинете президента страны Дали Грибаускайте.

Однако никаких доказательств, подтверждающих эти обвинения в худших традициях сталинских процессов над «врагами народа», за годы следствия предъявлено не было.

По этому поводу разводил руками даже премьер-министр Литвы Саулюс Сквернялис — сам, между прочим, выходец из правоохранителей. Если предъявлены такие тяжелые обвинения, значит, у следователей должны быть на руках какие-то улики — рассуждал глава правительства. Но улики так до сих пор и не предоставлены.

Отчасти ситуация прояснилась после смены тюремного заключения на домашний арест.

Оказалось, Альгирдас Палецкис писал книгу о событиях 13 января 1991 года, встречался с очевидцами кровопролития у Вильнюсской телебашни и собирал их показания, доказывающие, что «свои стреляли в своих».

То есть кровавую баню под стенами телецентра организовали не советские военные, а провокаторы из числа борцов за независимость, которые создавали для западных СМИ яркую картинку, стреляя с крыш в толпу защитников телебашни.

О подлинной подоплеке своего уголовного дела после выхода из тюрьмы рассказал сам Альгирдас Палецкис. Литовские спецслужбы в ответ промямлили, что книгу о 13 января опальный политик писал не просто так, а по заданию российских спецслужб, которые его завербовали.

Откуда у них такая информация? От «источника». Что это за «источник»? Не скажем. При чем здесь подготовка к похищению литовских судей и прокуроров и установке «жучков» в кабинете Грибаускайте? Тоже не скажем.

Людям, худо-бедно разбирающимся в уголовном праве, после смены меры пресечения Палецкису все про «процесс века» стало, в общем, понятно.

Где это видано, чтобы по обвинению в государственной измене и чуть ли не в терроризме «преступника» помещали под домашний арест? А потом и его отменяли, разрешая «террористу», готовившему по заданию российской ФСБ захват в заложники высокопоставленных граждан Литвы, ездить по Вильнюсу с электронным браслетом?

«Дело Палецкиса» сыпется от неспособности следствия чем-либо подтвердить свои сенсационные обвинения. Становится все более очевидно, что эти сенсационные обвинения — плод безудержной фантазии политических пустобрехов, которые готовы на все, чтобы не были опубликованы показания свидетелей о том, кто в кого стрелял в ночь на 13 января 1991 года у Вильнюсской телебашни.

Однако драть глотку, вещая о «руке Москвы», можно в Сейме или в эфире телекомпании LRT. Суд «на голосе» не выиграешь — нужны доказательства государственной измены. А их нет.

По этой же причине одновременно с освобождением из-под домашнего ареста Палецкиса в Клайпеде выпустили из тюрьмы общественного активиста Алексея Грейчуса, которого задержали в начале марта назад по обвинению в шпионаже.

Та же история, что с Палецкисом: слова-то все какие громкие! Шпионаж, государственная измена, «пятая колонна» Кремля… а по факту что? Клайпедский общественник занимался организацией в Литве «Бессмертного полка» и ухаживал за могилами красноармейцев. Ничего другого неугодному активисту вменить не смогли и после трех месяцев следствия отпустили домой.

Литовские русофобы — профессиональные искатели «руки Кремля» в Литве — в последнее время терпят в своей «великой» борьбе поражение за поражением.

И унижение за унижением, потому что когда ты кричишь про шпионаж, государственную измену и подрыв основ конституционного строя, а суд выпускает обвиняемого под залог, это стыдно.

Впрочем, литовским политикам к позору не привыкать. Каждая их параноидальная истерика, каждый всплеск шпиономании — позор Литвы.

Все «охоты на ведьм» в Литве оборачиваются позором, потому что всякий раз оказывается, что коллективный невроз не имел под собой реальных оснований.

Печальнее всего для подлинных патриотов Литвы то, что очередное унижение не застраховывает страну от новой «охоты на ведьм». Осенью в республике парламентские выборы — ждем на них очередную кампанию ненависти против новоявленных «агентов Кремля». Это почти неизбежно. Круговорот позора в литовской политике.

Александр Носович

Комментарии