Больных в разы меньше: Что скрывает статистика по коронавирусу в России

Больных в разы меньше: Что скрывает статистика по коронавирусу в России
Фото: Komsomolskaya Pravda/Globallookpress

Минздрав озвучил практически сенсационную новость. Головное министерство, отвечающее за здоровье граждан, решило больше не включать в статистику заболеваемости случаи выявления COVID-19 при отсутствии жалоб. И оценивать это состояние теперь как «носительство».

Всё, что мы знали о коронавирусе, и ранее было крайне противоречиво и требовало масштабного расследования под условным названием «Что это было? И кто виноват?» Но это сообщение от Минздрава удивляет несравненно больше. Оно означает, что ранее, до этого решения, Минздрав все случаи «носительства» заносил в статистику как «болезнь». Что и составило ту весьма впечатляющую цифру в 380 тысяч заболевших в России.

Что всё это значит? По-видимому, то, что на сегодня примерно половина из этой цифры (380 тысяч) не «заболевшие», а лишь «носители». То есть не только не больные, но и вовсе даже и не заболевавшие никогда. Или, наоборот, уже переболевшие к моменту тестирования.

Получается, что статистика по заболеваемости коронавирусом в России не преуменьшена, как на то напирали западные СМИ, а напротив – завышена. То ли на 40%, а то ли на все 50%. Сегодня этого никто не знает доподлинно.

«Носительство» и «заболеваемость»: будет ли продолжение?

Минздрав на третьем месяце борьбы с пандемией вводит радикальное подразделение — на «носительство» и «заболеваемость». «Носительство» не болезнь, заявляет Минздрав.

А как иначе можно понять его заявление? «Носительство» как наличие какого-то следа коронавируса в организме, оказывается, безопасно не только для «носителя», но и для окружающих? А если оно («носительство») не имеет болезненных проявлений, появляется вопрос: зачем оно ранее вносилось в статистику? И ещё: будут ли пересмотрены те цифры по эпидемии в России, которые уже есть? Если «носители» не «заболевшие», это значит, что число «заболевших» у нас примерно в два раза меньше. И, соответственно, размеры бедствия примерно в два раза скромнее.

Но ведь именно на основании резкого увеличения цифр «заболевших» в апреле принимались жёсткие меры и по контролю, и по изоляции. Не поторопились ли, особенно московские власти со своим цифровизаторством и трансгуманизмом? На всё на это хотелось бы получить конкретные ответы.

Не стала ли эпидемия кому-то материально выгодна (тесты, лекарства, аренда, медицинские спецсредства, строительство и т.д.), а потому затягиваема?

Сегодня уже в полный голос пропагандируют необходимость поголовной вакцинации. Новые миллиардные затраты. Хотя ещё нет не только какой-либо апробированной вакцины, но даже и сами специалисты-вирусологи не пришли к общему мнению, какую природу имеет этот коронавирус, с которым мы столкнулись, – естественную, природную, или искусственную, лабораторную.

Раньше нам всё время говорили: смотрите какие высокие цифры. Нужно больше тестов. Необходимо больше койко-мест, медицинских спецсредств и т.д. Необходимо ужесточить карантинный режим. Его ужесточали. Вводили цифровой контроль, не имевший никакого отношения к здоровью. А цифры росли дальше. Теперь чуть ли не половина из этих цифр, оказывается, не только не требует лечения, но и даже простого включения в статистику заболеваемости.

Такая несуразная разноголосица в оценках настораживает не на шутку. Разве подобный густой туман, сопутствующий коронавирусу, не повод для серьёзных вопросов и широкого государственного расследования?

Если сейчас стали вычленять «носителей» из числа «заболевших», все ли инициативы московской власти, вплоть до стратегии «Умный город – 2020» были адекватны происходившему в реальности. Со всем этим безумным футуризмом, предлагавшим трансплантации искусственных органов, вживление в организм всевозможных медицинских устройств, необходимо разобраться. Весь этот потусторонний трансгуманизм, с его «улучшениями» умственных и физических возможностей человека во имя преодоления болезней, старения и смерти, абсолютно не имеет никакого отношения к борьбе с конкретными заболеваниями (https://www.mos.ru/upload/alerts/files/3_Tekststrategii.pdf). Но протаскивается, пока люди находятся, на самоизоляции.

Происходящее наводит на мысль, что после появления «носителей» можно ожидать и каких-то других градаций от Минздрава, записывавшихся ранее в официальную статистику. Например, каких-нибудь «лечившихся, но не болевших» (как вдруг выяснилось), «носителей коронавируса, но не коронавирусного заболевания» или «заболеваемости, но не ставшей болезнью».

Всё это не может просто однажды закончиться. И все концы в воду. Коронавирус не должен всё списать после себя, как обычно говорят про войну. У многих людей останется очень нехорошее чувство, что о чём-то важном им не сообщили или сообщили, но не о том, что было в реальности. Правду о коронавирусе надо выяснить максимально подробно. Правду нельзя заменить только «носителем» правды. Думаю, и самой власти хорошо бы разобраться, что это было с Россией в 2020 году. Мало ли с чем столкнёмся ещё дальше…

Смолин Михаил

Комментарии