А чем вы недовольны? Из-за чего возникают «карантинные бунты»

А чем вы недовольны? Из-за чего возникают «карантинные бунты»
Фото: Paul Zinken/ dpa-Zentralbild/ ZB/ Globallookpress

Опасность массовых протестов, как спонтанных, так и инспирированных внешними врагами, как под идеологическими лозунгами, так и «безъязыких» в России реальнее с каждым днём. Недовольство граждан связано с потерей работы и/или доходов, усталостью от «домашнего ареста», но самое главное – со страхом перед завтрашним днём и неясностью личных и общих перспектив. По сути, главный лозунг на знаменах новых недовольных: «Скажите точно, когда же всё это кончится?!»

Коронавирусная истерия, охватившая весь мир, вызвала к жизни уличные бунты. Самые живописные происходят в США, где вооружённые граждане в знак протеста занимают «Капитолии», то есть здания парламентов своих штатов. Самые некрасивые – во Франции, где, традиционно для этой страны, жгут автомобили, припаркованные в спальных районах.

В Испании на улицы выходят люди, требующие продлить ограничения и не запускать экономику. Фото: Omar Martínez /dpa Globallookpress

Бунтуют, кстати, не только с требованиями как можно скорее отменить карантин. Не менее яркие протесты вызывает и отмена карантинных мер. В Испании на улицы выходят люди, требующие продлить ограничения и не запускать экономику. Эти парадоксальные бунты вызваны двумя причинами. Во-первых, общество невротизировано информацией о болезни. Люди боятся заразиться, уверены, что возвращение к нормальной жизни увеличит опасность, и не верят, что медицина сумеет им помочь (ведь телевизор и интернет постоянно говорят, что лекарств до сих пор нет и коек всё ещё не хватает). Во-вторых, эти люди – те, кого в России называют словом «бюджетники», то есть люди, доходы которых гарантированы государством. Сидеть дома и работать удалённо или вовсе не работать для них безопасно и даже отчасти приятно. Выход обратно в нормальное течение жизни означает дополнительный стресс, которого желательно избежать.

Но причины бунта и требования протестующих не так важны: хотят они снятия или продления карантина, они дестабилизируют общество и государство и делают невозможной ту самую нормальную жизнь, к которой вроде бы все стремятся.

К оглавлению

Болеют все. Бунтуют все

Главное, что нужно понимать про бунты новейшего времени, – это две простых вещи.

Первая. Связанные с карантинными мерами властей спонтанные и почти спонтанные бунты – не российская проблема. Эта проблема свойственна как минимум всем развитым странам. Она усугубляется по мере того как общество устаёт от карантина, у людей заканчиваются деньги и терпение. Люди могут выходить под самыми разными абстрактными лозунгами, но главная причина их возмущения – обрушение и «обнуление» привычного образа жизни и страх потерять работу и доходы.

Второе. Россия здесь – отнюдь не в первых рядах. Совсем наоборот, у России есть фора, запас по времени, примерно такой же, как возник и с введением карантинных мероприятий: мы можем смотреть на происходящее на Западе и готовиться, учиться на чужих ошибках. Однако избежать причины, по которой западные правительства совершили эти ошибки, не в наших силах. Ровно так же, как мы получили десятки тысяч заражённых новым вирусом, тысячи госпитализированных и сотни умерших (но не получили переполненных больниц и моргов) и были вынуждены ввести карантинные мероприятия, мы получим недовольство огромных масс людей последствиями карантина.

Два месяца – этот тот лимит времени, который, по-видимому, был отпущен современному обществу на подготовку к социальным взрывам. Эти месяцы истекают, и обстановка электризуется.

К оглавлению

Экономика должна быть

Оценочные потери ВВП США при расчёте «от месяца к месяцу» в апреле – 24%. Причина этих потерь – остановка большей части сферы услуг и торговли «товарами народного потребления», как это называлось в старой советской традиции. Недовольство выражают, прежде всего, люди, занятые в этих отраслях. Они или уже потеряли работу, либо, формально сохранив занятость, потеряли часть доходов, но самое главное – они находятся в страхе остаться без работы на длительный период времени. Прогнозируемая в Штатах безработица к концу года – 14%.

Оценочные потери ВВП России в номинальных рублях в апреле – 28%, при пересчёте на реальные цены получается падение на 20% – это, по-видимому, сбалансированная консервативная оценка. Потеря ⅕ всей работающей экономики. Пессимистическая оценка – остановка примерно трети экономики. Уже имеющаяся официальная безработица показала рост с начала года в два раза, до 1,5%, реальная безработица по методикам МОТ достигла 5%, пессимистичный прогноз даёт 20% безработных к концу года без учёта «трудовых мигрантов». Под ударом практически все люди, работающие в «пострадавших отраслях», то есть, собственно, все, кроме бюджетников и работников оборонных предприятий.

Что может сделать государство для этих людей? В России приняты решения о поддержке семей с детьми, самозанятых, некоторых предприятий малого бизнеса и, естественно, о дополнительных выплатах врачам. Исполнение всех принятых решений неидеально и провоцирует протесты. Врачи, видимо, уже отмитинговали, вмешательство президента решило вопрос с выплатами не за «реальное время в красной зоне», а по факту работы с коронавирусными больными. Все остальные решения выполняются также с большими сложностями. «Госуслуги» не выдерживают наплыва желающих оформить «детские». Малый бизнес не понимает порядка получения помощи для выплаты зарплат сотрудникам. Все невротизированы (по данным ВЦИОМ, тревогу испытывают 72% опрошенных) и, самое главное, все видят, что митинги и пикеты – это эффективное средство для отстаивания своих прав.

К оглавлению

Москва: обстановка накаляется. Регионы: а чем мы хуже?

Самая большая опасность, безусловно, в неловких и непонятных гражданам действиях региональных и местных властей. Очередной печальный рекорд в этом соревновании поставил мэр Москвы. С 21 мая гражданам начали сообщать об изменениях в порядке оформления электронных пропусков. Теперь пропуска, выданные даже в ближайшем Подмосковье, не действуют в Москве. Мало того, при выезде из Москвы на дачу москвичам необходимо оформлять два пропуска (!) – один до дачи, другой – если вы собираетесь по дороге заехать в магазин.

Одновременно разворачивается шумный скандал с некорректной (очень мягко сказано, но будем осторожны в определениях) работой системы «Социальный мониторинг». Система, предназначенная для того, чтобы контролировать самоизоляцию больных, которые с коронавирусом лечатся амбулаторно, представляет собой приложение для смартфона. Оно требует постоянно делать селфи и отправлять их для контроля куда-то в центр. Любой сбой с отправкой приводит к выписыванию больному штрафа. Нередки случаи, когда за время болезни человек оказывается оштрафован несколько раз на общую сумму в 32 тыс. рублей и более.

Добавим к этому отсутствие хоть какого-то ответа на вопрос «доколе» – карантин в столице будет продолжаться, пока продолжается, никакого срока не названо – и получим ситуацию, в которой социальный взрыв возможен абсолютно в любой момент.

Как именно будет выглядеть этот взрыв, постепенно начинают демонстрировать российские регионы. Протесты появляются трёх видов.

Во-первых, в виде всеобщего игнорирования предписаний властей – гуляли и гулять будем при попустительстве полиции.

Самая большая опасность в неловких и непонятных гражданам действиях региональных и местных властей. Фото: Zulkarnain/ Xinhua/ Globallookpress

Во-вторых, в виде массовых виртуальных акций. Пример здесь подала Москва, где ещё три недели назад случились «митинги» на платформе «Яндекс-навигатора» прямо на карте Кремля. Опасность и притягательность таких акций – в кажущейся полной безнаказанности участников. Именно поэтому виртуальный протест в ближайшее время будет наиболее востребованной технологией у профессиональных оппозиционеров на западные деньги – под него проще всего вербовать новых активистов.

Во-третьих, в виде локальных и небольших по численности, но притягательных для медиа акций типа пикетов и «флешмобов». Так протестовали армавирские медики с хоровым скандированием «не получили ни копейки» или жители городка Ревда в Свердловской области в масках поросят. Последняя акция особенно характерна: нет требований, которые власти хотя бы теоретически могли бы выполнить, следовательно, нет никаких шансов как-то в чём-то убедить протестующих.

Самая большая проблема сегодняшнего дня – возможность эскалации протеста по ходу ухудшения социально-политической обстановки. Небольшие, нестрашные, самоироничные пикеты на самом деле создают кадровый резерв для организации больших и радикальных по настрою митингов. Спусковым крючком для взрывов во всех случаях будут неловкие действия властей (поэтому первое и главное решение для начальства всех уровней – это «следи за собой, будь осторожен»), как уже случилось во Владикавказе, где местных руководителей обвинили в том, что для «своих» карантинные меры не действуют. Но причиной будет не очередная неловкость властей, а именно нарастающий страх перед будущим – и целенаправленные действия «пятой колонны».

Работа с последней сейчас становится принципиально важной государственной задачей.

Перла Андрей

Комментарии