США разрушают банковский сектор, чтобы оставить Латвию без российских клиентов

США разрушают банковский сектор, чтобы оставить Латвию без российских клиентов

Проамериканские организации в Прибалтике распространяют дезинформацию о том, что Россия пытается выбить из региона скандинавские банки. Это операция информационного прикрытия: на самом деле скандинавские банки выдавливают из стран Балтии сами американцы. В Латвии Соединенные Штаты последовательно разрушают банковский сектор, чтобы не пускать в свой протекторат российские деньги.

Общество за открытость Delna, латвийский филиал финансируемого Соросом Transparency International, 26 марта опубликовало очередной отчет, в котором говорится о сомнительных операциях Swedbank в 40 млрд евро. На долю латвийского Sweda, по мнению и подсчетам «экспертов» Delna, пришлось 9,3 млрд евро.

За пару недель до этого литовский сайт общеприбалтийского пропагандистского портала Delfi опубликовал статью под названием «Попытки Кремля вытеснить банки SEB и Swedbank — реальная угроза или фантазия?»

70% «тела» статьи — переливание из пустого в порожнее, без малейшей доказательной базы.

Ведь нельзя к серьезным доводам отнести голословные высказывания старшего аналитика Вильнюсского центра политического анализа Марюса Лауринавичюса, вторящие вынесенной в заголовок мысли.

Чтобы разобраться в сути «наезда», отмотаем пленку на два года назад и посмотрим, как и кем в Прибалтике зачищался банковский сектор.

13 февраля 2018 года департамент FinCen при Минфине США обвинил в отмывании денег латвийский ABLV банк и ввел против него санкции. Третий по размеру банк Латвии, который ранее не имел претензий со стороны Европейского центрального банка, сгорел за три дня.

Сейчас ABLV находится в процессе самоликвидации. Против ряда сотрудников банка и даже его акционера Эрнеста Берниса возбуждены уголовные дела по обвинению в отмывании средств в группе и по сговору.

После того, как был показательно выпорот и уничтожен самый большой банк с местным капиталом, специализирующийся на обслуживании торговых операций российского бизнеса, неприятности обрушились на все работающие в Прибалтике скандинавские банки.

В феврале 2019 года в отмывании денег обвинили уже шведский Swedbank, а также его филиалы в Латвии, Литве и Эстонии.

В мае 2019-го такое же обвинение выдвинули против десятерых топ-менеджеров Danske bank и, конечно, самой кредитной организации. Подозрительными признаны транзакции на сумму 224 млрд долларов.

В ноябре того же года шведское телевидение предъявило обвинения в отмывании банку SEB, чем обрушило его акции на 14%. Кстати, еще в 2018 выдвигались похожие претензии к Nordea Bank; сейчас он член банковского альянса Luminor.

За два года репутация оказалась подмочена у всего скандинавского сектора, сегодня, по сути, контролирующего 90% или чуть меньше банковского рынка всей Прибалтики.

В этой связи возникает вопрос: почему же со времени внезапной кампании по борьбе за «чистые деньги» мы не встречали ни одного обвинения или серьезного процесса в отношении хоть какого-то из больших американских или английских банков? Почему, если услуги, предлагаемые своим клиентам американским JPMorgan Chase или английским Barclays в 2007, 2014 или 2020 годах, тождественны набору услуг, предлагаемых скандинавскими SEB, Swedbank и Danske Bank и даже казненному латвийскому ABLV?

Разница у них только одна — обороты клиентов JPMorgan Chase и Barclays несравнимо выше.

Все эти банки обслуживали, а американские и английские продолжают обслуживать потоки денег между компаниями — резидентами различных стран и компаниями, зарегистрированными в оффшорных юрисдикциях.

Сегодня мы живем в дивном мире тирании силы. Сила эта — США. А значит, каждому можно все, что ему позволят или на что закроют глаза в Белом доме.

Если же в смысле отмывания денег мы говорим об аккумулировании прибыли по реальным торговым сделкам и продажам услуг в зонах с меньшим налогообложением, то это даже сегодня законно. А если нет, то объясните, что, например, делает офис Google в Ирландии?

Когда журналисты Delfi или других СМИ пишут об отмывании средств, указывая совокупный размер оборотов на счетах, возникает вопрос в их компетентности.

Ведь в этих транзакциях могут быть оплаты счетов за аренду офисов, нотариусов, покупки бумаги, да хоть ночных горшков. Какое отношение это имеет к термину «отмывание денег»?

Отмывание денег — это сам процесс легализации средств. Когда сумма, полученная наличными в результате взятки, продажи партии наркотиков или любого другого преступного деяния оказывается на счету физического или юридического лица. Только такая сумма и только после того, как суд установит преступный характер ее происхождения.

А если с этого счета будут оплачены авиабилет или шуба, то это транзакция является оборотом по счету, но никакого отношения к термину «отмывание грязных денег» не имеет. Как не имеет к нему получатель средств — магазин или авиакомпания.

Вернемся к еще одной формулировке: «нарушение режима санкций».

Сегодня большая часть санкций не утверждена ООН и противоречит нормам ВТО. Тогда с чьей точки зрения они законны? С позиции инициатора, пользующегося собственной гегемонией, и своры поддержки?

Когда FinCen США обвинил банк АBLV в проведении транзакций, нарушающих режим санкций против Северной Кореи, возник вопрос: а что значилось в назначении платежа — политбюро, город Пхеньян? Или там стояло название компании, имелись договора, которые разведслужбы США проверить могли, а служба AML латвийского или любого другого банка была не в состоянии?

Ситуация напоминает сцену, когда кондуктор проверил у пассажира талон, тот вышел из трамвая, а вечером зарезал жену. Кондуктора посадили.

В Латвии есть банк Citadele. В списке его акционеров значится фонд Ripplewood Advisors LLC под управлением Тима Коллинза (США) — 22,4% акций. Еще 52,6% распределены между группой инвесторов, среди которых хедж-фонд Baupost Group миллиардера Сета Клармана (США) и экс-президент Всемирного банка Джеймс Вулфенсон (США), 25% акций принадлежит Европейскому банку реконструкции и развития.

В конце 2019 года председатель правления Citadele Гунтис Белявский (недавно покинувший эту должность), выступая перед депутатами латвийского Сейма, сказал: нам только в 2020 году удастся полностью отказаться от обслуживания нерезидентского бизнеса.

Банк Citadele был создан на остатках национализированного Parex banka в 2010 году. И ни одной претензии по поводу «грязных денег» в отношении американского Citadele за 10 лет мы не услышали.

Выдавливание нерезидентских денег из Латвии привело на практике к росту процентных ставок и снижению кредитного портфеля. И если бы не дотации ЕС, в стране наблюдались бы стагнация и падение экономики.

США не нужны деньги и благополучие на границе с Россией. США на границе с Россией нужны военные базы, полигоны, учения и маневры. А значит, скандинавов, хоть как-то кредитующих местный ритейл, нужно убрать. И неважно, под каким предлогом.

Контролировать немногочисленное бедное население Литвы, Латвии и Эстонии куда проще, чем богатое.

Для обслуживания интересов военных баз хватит одного или двух американских банков и вполовину меньше людей, чем проживает на этих территориях сейчас.

Вадим Авва

Комментарии