Выносящие решения против России суды – куклы в пальцах Сороса

Выносящие решения против России суды – куклы в пальцах Сороса

России уже потому нужен собственный национальный приоритет в законах, что международные суды являются открытыми марионетками антироссийских неправительственных организаций, а следовательно, и враждебных России правительств.

Есть такое довольно грубое, но и предельно точное сравнение: если ты чувствуешь у себя в заду пальцы, которые водят твоей головой и руками, – значит, ты кукла. Управляемая чужой волей.

Это сравнение полностью характеризует деятельность международных судов. Но прежде всего – Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), который практически полностью управляется покрытой старческими пигментными пятнами рукой Джорджа Сороса.

Это доказало экспертное  исследование, проведённое директором Европейского центра права и правосудия (ЕЦПП) доктором Грегором Пуппинком (Grégor Puppinck), участником деятельности Комитета экспертов по реформе Европейского суда по правам человека. Сам же ЕЦПП обладает специальным консультативным статусом при Организации Объединённых Наций.

К оглавлению

Неправительственные организации и судьи ЕСПЧ

В своей статье, опубликованной в специальном издании ЕЦПП в соавторстве с научным ассистентом Дёльфин Луазо (Delphine Loiseau), Грегор Пуппинк сразу называет Европейский суд по правам человека «квазисудебным органом». И не ради красного словца или хлёсткого журналистского сравнения – не та авторская категория у главы столь авторитетной организации, а в силу чисто объективного положения в правовой системе как таковой. Но, как выясняется, кроме чисто юридического аспекта в этом определении есть ещё и очень много, что называется, предметного.

Грегор Пуппинк считает Европейский суд по правам человека «квазисудебным органом». Фото: eclj.org

Как выясняется, ЕСПЧ немножко «квази» уже потому, что, призванный разрешать конфликты, в частности между государством и неправительственными организациями (НПО), он на деле, как отмечено в исследовании, «состоит в значительной доле из бывших сотрудников НПО». Удалось установить по меньшей мере «семь НПО, которые одновременно работают в суде и имеют по меньшей мере одного человека среди своих бывших сотрудников, который заседал в качестве постоянного судьи ЕСПЧ». Как выяснилось, из 100 постоянных судей, которые работали в ЕСПЧ с 2009 по 2019 год, 22 имели до своего избрания в качестве судей «тесные связи с одной или несколькими из этих семи организаций». И связей не каких-нибудь, а «либо в качестве администраторов, бенефициаров их финансирования, либо в качестве важных и постоянных участников их деятельности».

И это крайне осторожная оценка, присущая строгому научному заключению. Если же учитывать и косвенные связи, то, как указывает исследователь, «к этому списку можно было бы добавить ещё несколько судей».

Впрочем, проблема гораздо глубже, чем набор судей из контингента активистов заинтересованных организаций. Дело в том, что организации именно что заинтересованы. В нужном решении суда. Вот выясняется, что из рассмотрения 185 дел с участием этих семи НПО «явствует, что в ряде случаев судьи заседали по делам, возбуждённым или поддержанным НПО, с которой они сотрудничали».

«Таким образом, — с чисто научной отстранённостью, но крайне выразительно по факту констатирует Грегор Пуппинк, – связи между судьями и НПО являются более глубокими и сложными, чем это обычно представляется».

К оглавлению

Профессиональные связи между НПО и судьями

Что же это за «семибоярщина» из европейских НПО? Пожалуйста: НПО «Центр консультаций по правам человека в Европе», «Международная амнистия», «Международная комиссия юристов» (МКЮ), сеть Хельсинкских комитетов и фондов, Human Rights Watch (HRW), Interights (Международный центр судебной защиты прав человека), «Фонд «Открытое общество» (OSF) и его различные филиалы. В частности, инициатива «Открытое общество справедливости» (OSJI).

Последнее – Сорос. Кто не знает, когтистая лапа «глубинного государства», наднародного и наднационального сообщества банкиров и финансистов. То есть той всемирной финансовой мафии, которая крайне точно названа «банкстерами». И которая небезуспешно пытается захватить полную власть над человечеством. Так что когда дальше будет появляться это имя – Сорос, надо понимать, что это не столько имя человека, сколько именование гангстерско-банкстерского сообщества.

В работе доктора Пуппинка приводятся вполне исчерпывающие и доказательные данные о членстве судей ЕСПЧ в различных неправительственных организациях. Причём речь идёт не просто о членстве, но нередко – об участии в руководстве. Кто-то был членом национального административного совета организации «Международная амнистия», кто-то был основателем национального комитета Хельсинкской группы, кто-то организовывал или содействовал осуществлению различных программ и деятельности рабочих групп.

Что мы видим в итоге?

«С 2009 года было по меньшей мере 185 случаев, которые привели к публикации решений ЕСПЧ, явно действовала по меньшей мере одна из семи НПО, из которых пришли судьи. В 72 случаях по крайней мере одна из этих НПО выступала в качестве заявителя, в 36 – в качестве законного представителя заявителя. Более чем в 120 делах эти же НПО были также уполномочены вмешиваться в качестве третьей стороны».

При этом, как указывает учёный, «часто из-за стратегической важности того или иного дела некоторые из этих НПО объединяют свои усилия для совместного вмешательства, демонстрируя тем самым свою доктринальную близость».

Соросовскую близость.

К оглавлению

Откуда ты, прелестное «сорося»?

В исследовании приводится поимённый список подобных «совместителей», которые работали кто в Международной комиссии юристов, кто в Human Rights Watch, кто в Interights («судья Эйке был членом её совета директоров с 2004 по 2015 год»), кто ещё где-то. Что же касается соросовского фонда «Открытое общество», то с ним в той или иной степени сотрудничали 12 судей! Причём многие – в качестве членов правления своих региональных отделений этой организации, местных институтов, исполнительных советов, центров и так далее.

«Это явление не ограничивается членами суда, – указывает Грегор Пуппинк. – Например, Нильс Муйжниекс, уполномоченный по правам человека Совета Европы с 2012 по 2018 год, был также директором программ «Открытого общества Латвии» до 2012 года. В 2009 году он объяснил, что «Открытое общество» хочет создать нового человека — homo sorosensus (человек Сороса, лат.). То есть «человека открытого общества», антипода homo sovieticus».

Нильс Муйжниекс собирался создать «человека Сороса». Фото: Sodel Vladyslav/Shutterstock.com

Оказывается, «большинство судей, которые были наёмными работниками или должностными лицами НПО, приехали из Албании, Боснии и Герцеговины, Болгарии, Хорватии, Венгрии, Латвии и Румынии», говорится в исследовании. «Например, в Албании, бедной и крайне коррумпированной стране, двое из трёх кандидатов на выборах судей в 2018 году были лидерами фонда «Открытое общество». Один из них был избран».

Кстати, объективно говоря, за крайне небольшие деньги. По данным доктора Пуппинка, фонд «Открытое общество» инвестировал в Албанию всего 131 млн долларов аж с 1992 года! То есть всего-то чуть больше, чем по 4 миллиона в год! А каков эффект! После решений ЕСПЧ как бы по умолчанию подразумевается, будто всё некое «мировое сообщество» осуждает ту или иную страну за нарушение «прав человека». Бесконечно правовое государство – Албания! И всего-то – за 4 миллиона долларов в год!

То же касается и Прибалтики. Например, последние два судьи, избранные по квоте Латвии, «являются сотрудниками Рижской юридической школы, основанной латвийским Фондом Сороса». В Латвию старик-банкстер изволил вложиться чуть побольше – всего 90 млн долларов в период с 1992 по 2014 год. Два последних болгарских судьи – тоже из «соросят».

Но главное, указывается в исследовании, «в таких небольших странах ОСФ и его фонды стали неизбежными для всех, кто занимается социальными вопросами и вопросами средств массовой информации: они являются основными работодателями и спонсорами».

Более того, деньги, оказывается, решают всё в международных судах. Как выясняется, в результате подобных манипуляций в международные суды попадают юристы, не имеющие опыта работы в судебной системе! Более того, 51 из 100 судей ЕСПЧ за последние десять лет не являются… магистратами по профессии!

Вот уж действительно – «квази»…

К оглавлению

Что решает ЕСПЧ по указке НПО

Здесь только цитаты. Ибо ярче не скажешь.

«Прецедентное право ЕСПЧ является авторитетным в 47 государствах-членах и вдохновляет многие примеры за пределами Европы. Эта стратегическая акция была особенно эффективной в продвижении прав ЛГБТ в Европе, а также в отношении суррогатного материнства.

Фонд «Открытое общество» зарекомендовал себя как наиболее влиятельная организация в этой области. В дополнение к своим геополитическим действиям ОСФ воюет и финансирует инициативы в поддержку, например, либерализации наркотиков, проституции, абортов, ЛГБТ-поведения или прав беженцев и меньшинств».

Ещё цитата: «Излюбленным способом действий НПО в суде является вмешательство в качестве третьей стороны, которое также называется amicus curiae (друг суда). Эта процедура представляет собой практику, в соответствии с которой частное или юридическое лицо представляет вниманию суда оценки по делу, в котором оно не является стороной первоначального разбирательства».

Иными словами:

  1. НПО вносят дело.
  2. НПО судят дело. Через своих судей.
  3. НПО оценивают дело. В качестве «друга суда».

Признаем: это красиво.

ЕСПЧ — и обвинитель, и судья, и эксперт, и общественное мнение. Удобно. Фото: Игорь Иванко/АГН «Москва».

Но и этого мало. «ЕСПЧ часто приходится решать сложные и важные вопросы, имеющие серьёзные социальные последствия. Тогда суд ставится выше национальных властей, даже законодательных. В этом случае участвующие НПО выступают в роли экспертов, посреднических органов, а также лоббистов. В дополнение к фактической информации, как социологической, так и юридической, НПО могут также представить суду множество идеологических или философских подходов к рассматриваемому вопросу. Таким образом, они обогащают процедуру».

Это уже не просто красиво – это близко к гениальности! Сам себе в одном деле и обвинитель, и судья, и эксперт, и общественное мнение!

И, как формулирует на основании проанализированной информации Грегор Пуппинк, «цель НПО при их вмешательстве в дело состоит в том, чтобы просвещать суд и тем самым убеждать его принять свою собственную позицию и способствовать развитию его прецедентного права, а через него и европейского права».

Здесь надо подчёркивать всё! «Просвещать суд»! «Убеждать его принять собственную позицию»! «Тем самым способствовать развитию и европейского права»!

Слушайте, вот ей-богу, дальше и сказать нечего. Хотя дальше – ещё минимум 10 страниц такого же убойного текста этого убойного исследования. И мы к ним ещё обратимся. Хотя уже и на основании того, что сказано, ясно: решение о внесении в Конституцию России положения о безусловном приоритете национального законодательства над международными обязательствами не просто назрело, а перезрело. Ибо, быть может, наши суды и несовершенны (да и бывают ли такие?), но это хотя бы суды. А не банда единомышленников, выступающих одновременно и заказчиками, и исполнителями, и оценщиками собственной деятельности.

И у них в задах хотя бы не торчат пальцы Сороса

Александр Цыганов

Комментарии